ТИПЫ РАЗРЕЗОВ ВЕРХНЕЧЕТВЕРТИЧНЫХ ОТЛОЖЕНИЙ КАРСКОГО МОРЯ

© 1994 г. М.А. Левитан, Т.А. Хусид, В.М. Купцов, Н.В. Политова, Г.А. Павлова

Скачать *pdf

УДК 552.52:551.79 (268.52)

Институт океанологии им. П.П. Ширшова РАН, Москва

 

 

Выявлено существование Западно-Карской и Обь-Енисейской фациальных областей в исследованной части Карского моря. В первой из них описаны два, а во второй - четыре типа строения разреза верхнечетвертичных отложений. Различия между ними обусловлены источниками осадочного материала и удаленностью от них, процессами смешения речных и морских вод, гидродинамическим режимом среды седиментации, рельефом дна.

 


ВВЕДЕНИЕ

Литология, стратиграфия и геохронология верхнечетвертичных отложений арктических шельфов являются основой для изучения палеогеографии и палеоклимата позднего плейстоцена и голоцена, выяснения особенностей последнего оледенения и динамики голоценовой дегляциации, изменения уровня океана, выявления истории голоценовой марино-гляциальной седиментации и т.д. Рассматриваемым проблемам Карского моря посвящен целый ряд статей, которые в основном содержат недостаточно подробные литологические описания разрезов, редкие данные по физическим свойствам и геоакустические профили [Арктический шельф…, 1987; Гуревич, 1986; Яшин и Кошелева, 1986]. Пока не опубликованы радиоуглеродные датировки. Результаты биостратиграфического расчленения колонок осадков Карского моря по бентическим фораминиферам отражены лишь в редких публикациях [Арктический шельф…, 1987; Слободин и Таманова, 1972]. Поэтому в данной статье мы считаем целесообразным сосредоточиться на изложении нового фактического материала по стратиграфическому расчленению и корреляции верхнечетвертичных отложений Карского моря, полученного в 1993 г. в ходе комплексной высокоширотной экспедиции Института океанологии им. П.П. Ширшова РАН (49-й рейс НИС «Дмитрий Менделеев»).

 

ФАКТИЧЕСКИЙ МАТЕРИАЛ И МЕТОДЫ ИССЛЕДОВАНИЙ

Нами проведены исследования на 42 геологических станциях в западной и Обь-Енисейской частях Карского моря. Район исследований простирается от Байдарацкой губы и дельтовых участков Оби и Енисея на юге до 76° с.ш. на севере. Как следует из рис. 1, в основном станции сосредоточены вдоль ряда разрезов, расположенных субмеридионально.

Рисунок 1

Геологический пробоотбор осуществлялся с помощью дночерпателей «Океан-0.25» (40 станций), прямоточных гравитационных трубок большого диаметра (34 станции) и коробчатых пробоотборников (28 станций). Кроме того, было выполнено донное траление тралом «Сигсби» на 29 станциях. Проникновение в толщу осадков составило до 430 см.

Разрезы верхнечетвертичных отложений, вскрытые геологическими трубками и коробчатыми пробоотборниками, подверглись макроописанию с фиксацией цвета по международной шкале [Standart soil…, 1990], текстурно-структурных особенностей, материала ледового разноса, органических остатков. Эти данные были дополнены результатами исследования гранулометрического и вещественного состава в постоянных препаратах (смер-слайдах) под микроскопом. При описании разрезов использованы также первые результаты водно-механического гранулометрического анализа по В.П. Петелину и иммерсионного минералогического анализа крупноалевритовой фракции, выполненные в Аналитической лаборатории ИО РАН (аналитики, соответственно, Т.А. Алексеева и А.Н. Рудакова). Содержание хлора в иловых водах исследовалось традиционными методами [Шишкина и др., 1969]. Семь колонок были проанализированы на распределение комплексов бентических фораминифер. В определенной степени использованы батиметрические и сейсмоакустические данные многолучевого эхолота.

Важную роль в литостратиграфическом расчленении сыграло изучение влажности, плотности натурального осадка и магнитной восприимчивости [Дунаев и др., 1995]. Здесь мы только отметим, что разрешение измерений с помощью влагомера СВР-8 составило 2 см, а с помощью каппометра - 5 см, что позволило осуществить наиболее детальные построения по сравнению с ранее опубликованными.

 

ПОЛУЧЕННЫЕ РЕЗУЛЬТАТЫ

По данным предыдущих исследователей [Гуревич, 1989; Куликов, 1961], изученная акватория состоит из двух крупных фациальных областей: Западно-Карской и Обь-Енисейской. Различия в геологическом строении и истории развития обеих областей зародились еще в палеозое [Сенин, 1993]. В современную эпоху Западно-Карская область отличается сложным изрезанным рельефом дна с перепадом глубин от нескольких сот метров до первых десятков метров. Она включает ряд крупных структурно-морфологических элементов: Восточно-Новоземельский желоб с максимальными глубинами 500-600 м; Западно-Карское поднятие, состоящее из Северного, Центрального и Южного поднятий, разделенных депрессиями и седловинами, с вершинной поверхностью в районе 100-метровой изобаты, Байдарацкий прогиб и Западно-Ямальский прогиб [Арктический шельф…, 1987]. Огромная площадь Обь-Енисейской области занята на юге «заливами» эстуариев обеих рек, а севернее - плоским мелководьем с глубинами, не превышающими первые десятки метров. Лишь ст. 4397 расположена севернее этого мелководья, на глубине 150 м.

Основным источником осадочного материала для Западно-Карской области служит абразия берегов Ямала, южного и юго-западного обрамления. Седиментация в Обь-Енисейской области определяется, прежде всего, влиянием речных выносов Оби и Енисея. Различие в составе питающих провинций определило и различия минералогических ассоциаций.

 

ЗАПАДНО-КАРСКАЯ ОБЛАСТЬ

В пределах этой области существуют два основных типа разрезов верхнечетвертичных отложений (рис. 1): южный (IA) и северный (IБ). Разрезы типа IA - одночленные, на всю мощность сложены морским голоценом, а IБ - двухчленные, состоящие из «ледникового» верхнего плейстоцена и морского «послеледникового» голоцена. Соответственно, скорость голоценовой седиментации на юге существенно выше, чем на севере.

Мощность окисленного слоя осадков коричневого цвета возрастает в разрезах IA от нескольких миллиметров на юге до первых сантиметров на севере. Нижележащие восстановленные осадки обычно имеют серый, зеленый, оливковый цвет. Среди текстур преобладают пятнисто-диагенетические с развитием характерных черных примазок гидротроилита, нередки и биотурбационные текстуры. Среди осадков доминируют глинистые алевриты и алевритово-пелитовые илы, чисто пелитовые разности обычны лишь для Восточно-Новоземельского желоба и некоторых относительно глубоководных депрессий. Пески встречены только в нескольких колонках, например, на ст. 4391, где в забое залегают прибрежно-морские пески, выходящие на поверхность южнее и формирующие обширное поле на юге описываемого района [Куликов, 1961]. На юго-западе спорадически распространен грубообломочный материал ледового разноса. Часто встречаются раковины бивальвий (реже - гастропод) и трубочки полихет. В целом описываемые осадки терригенные, бескарбонатные и бескремнистые.

В крупном алеврите выход тяжелой фракции не превышает 1%. В ней доминируют роговая обманка, черные рудные и эпидот. Реже присутствуют заметные количества граната. В легкой фракции преобладают полевые шпаты с n < 1.54, неопределимые зерна и кварц. Кварца всегда больше, чем суммы полевых шпатов.

Физические свойства тесно связаны с гранулометрией осадков (рис. 2): плотность и магнитная восприимчивость возрастают с увеличением содержания песчано-алевритовых фракций, а влажность - уменьшается. При этом существует и общая тенденция гравитационного диагенетического уплотнения со временем. Как правило, влажность колеблется от 45 до 55%, плотность - от 1.22 до 1.35 г/см3, магнитная восприимчивость обычна в пределах 0.10-0.20 ед. СИ.

Рисунок 2

В разрезах IA нам удалось установить существование 1-2 интервалов нулевой («аналитический нуль») магнитной восприимчивости мощностью по 10-40 см (рис. 2). Их происхождение не совсем понятно. Как правило, они приурочены к несколько более тонким осадкам, чем вмещающие отложения. В качестве рабочей гипотезы можно предположить, что эти минимумы соответствуют периодам более резкого повышения уровня океана в ходе неравномерного его подъема при голоценовой дегляциации. В любом случае их целесообразно использовать в целях стратиграфической корреляции.

В рассмотренных осадках обычна и разнообразная фауна бентических фораминифер хорошей сохранности. В ней снизу вверх по разрезу выделяют три субкомплекса. Основную часть послеледникового комплекса составляют два типичных арктических вида: Elphidium clavatum и Cassidulina reniforme, отличающихся относительной толерантностью к изменениям солености придонной воды. Наиболее древний субкомплекс на 10-30% состоит из Haynesina orbiculare, которая обитает только на глубине до 50 м и выдерживает значительное опреснение. В следующем субкомплексе до 5% составляют бореальные виды Trifarine fluence и Nonionella labradorica. В верхнем субкомплексе заметную роль начинают играть агглютинирующие арктические виды. Содержание Cl- в иловых водах составляет от 15.76 до 18.81 г/л.

Тип разреза IБ развит в пределах всех основных морфоструктур, причем глубины варьируют от нескольких сот до нескольких десятков метров. Голоценовые осадки разрезов IБ отличаются от вышеописанных сокращенной мощностью -от первых десятков сантиметров до 1.5-2.0 м (рис. 3). Гораздо чаще развиты биотурбационные и горизонтально-слоистые текстуры, и реже - диагенетические. Существенно реже встречаются гравийно-галечные зерна и остатки бивальвий. Полихеты не описаны. Мощность окисленного слоя выше - от 2 до 10 см.

Рисунок 3              

Физические свойства и минеральный состав почти не отличаются от осадков разрезов IA. Заметно лишь появление железо-марганцевых микроконкреций в поверхностном слое осадков Восточно-Новоземельского желоба.

Фауна бентических фораминифер богаче (10-100 экз/г) и разнообразнее (10-20 видов), чем в голоцене разрезов IA. Снизу вверх выделяются те же три субкомплекса, однако в нижнем из них 10-30% составлены другим набором видов, выдерживающих сильное опреснение: Pyrgo williamsoni, Quinqueloculina seminula и Elphidium albiumbilicatulum. В среднем субкомплексе в Восточно-Новоземельском желобе наряду с бореальными видами отмечен арктобореальный вид Nonion barleeanus, считающийся в арктических морях показателем атлантического влияния. В верхнем субкомплексе в желобе отмечено сильное растворение известковых раковин и до 90% комплекса составляют агглютинирующие виды (рис. 3). Такие же результаты принесло наше исследование осадков ст. 1407 (12-й рейс НИС «Профессор Штокман»), расположенной рядом со ст. 4381 (рис. 1) [Арктический шельф…, 1987]. Наши данные по ст. 1405 оказались очень близки к результатам изучения ст. 4387 (рис. 1). Содержание Cl- в иловых водах почти не меняется и находится около значения 19.0 г/л.

Граница с подстилающим «ледниковым» верхним плейстоценом, как правило, выражена очень резко литологически, по физическим свойствам, бентическим фораминиферам. По данным сейсмоакустики, она представлена четко выраженным рефлектором в горизонтально-слоистой структуре отложений.

В разрезах станций 4380, 4381, 4383, 4384, 4386 и 4387 кровля «ледникового» плейстоцена фиксируется горизонтом так называемых «сухих глин» мощностью от нескольких до 15-20 сантиметров. Это обезвоженные крошащиеся алевриты или песчанистые алевриты, обладающие комковатой текстурой и нередко насыщенные катунами того же состава. В них присутствуют редкие остатки морской микрофауны, по минеральному составу они практически не отличаются от вышележащих более тонких и влагонасыщенных илов. Их влажность, как правило, составляет порядка 30 - 40%, плотность - 1.6-1.7 г/см3, а магнитная восприимчивость резко возрастает в несколько раз (рис. 3). Изредка переотложенные фрагменты этого маркирующего горизонта встречаются в подошвенной части вышележащей голоценовой пачки осадков. В литературе пока обсуждались две основные гипотезы происхождения «сухих глин»: ледниково-бассейновая и моренная [Яшин и Кошелева, 1986]. Согласно первой гипотезе, «сухие глины» сформировались из обыкновенных марино-гляциальных илов путем уплотнения под весом ледникового щита во время последнего оледенения. Согласно второй гипотезе, рассматриваемые образования представляют собой моренные суглинки. Мы считаем, что в изученных нами разрезах обе гипотезы неприменимы, т.к. в первом случае не произошло бы столь резкого погрубения осадков. Во втором случае характерные моренные формы были бы обнаружены сейсмоакустическими методами, однако в ходе 49-го рейса НИС «Дмитрий Менделеев» сейсмика высокого разрешения нигде не выявила присутствие моренных комплексов по маршруту судна.

Поэтому мы предлагаем новую гипотезу образования «сухих глин» - гипотезу хардграунда. При этом формирование «сухих глин» связывается с радикальной перестройкой режима придонной циркуляции в связи с началом дегляциации - терминацией IA. Существенно стратифицированная структура подледной водной толщи с элементами стагнации (обилие пирита, сидерита, скудость остатков морских организмов) сменилась более интенсивным вертикальным и горизонтальным водообменом в условиях сезонного и более тонкого ледяного покрова. Вертикальная составляющая возникших на этом рубеже существенно турбулентных сильных придонных течений способствовала уплотнению осадков, при этом вымывались более тонкие фракции.

В целом морской «ледниковый» верхний плейстоцен отличается от вышележащих восстановленных осадков голоцена большей грубозернистостью и, периодически, большей насыщенностью грубообломочным материалом ледового разноса (рис. 3). Биотурбационные текстуры развиты гораздо хуже, чем в вышележащем голоцене. Доминируют диагенетически-пятнистые текстуры, выраженные гнездовидным распределением черных примазок гидротроилита и скоплениями пирита. По составу легкой фракции крупного алеврита плейстоцен не отличается от голоцена, а в тяжелой фракции место роговой обманки заняли моноклинные пироксены, и очень значительную роль играют аутигенные минералы: сидерит и особенно пирит. На рис. 3а-3в хорошо видно, что плейстоцен, в целом, характеризуется существенно более низкой влажностью, повышенной плотностью и магнитной восприимчивостью.

Комплекс бентических фораминифер в морском «ледниковом» плейстоцене очень беден как в количественном, так и в качественном отношении (рис. 3). Встречены редкие экземпляры карбонатных секреционных раковин Elphidium clavatum, Cassidulina reniforme, Buccela sp. Наряду с ними присутствуют агглютинированные раковины родов Rhabdammina, Hormosina, Saccorhiza, Cribrostomoides, Recurvoides. Все раковины имеют плохую сохранность, карбонатные формы, как правило, корродированы. Встреченные виды фораминифер принадлежат к арктической группе. Можно предположить, что придонные воды были обеднены кислородом и имели повышенное парциальное давление СO2.

Специфической разновидностью разреза IБ является разрез двухчленного строения, вскрытый на станциях 4382 и 4385 (рис. 3г). Здесь под маломощным морским голоценом залегает слоистая толща терригенных песков и алевритов континентального генезиса. В них отсутствуют какие-либо органические остатки, на контакте с голоценом «сухих глин» нет, кровля плейстоценовых отложений ожелезнена, имеет рыжеватый цвет и напоминает погребенную кору выветривания. В отличие от описанных выше разрезов морского плейстоцена, в которых содержание Cl- в иловых водах не отличается от иловых вод голоцена и составляет 18.85-19.23 г/л, в гор. 240-250 см ст. 4385 содержание Cl- равно 0.16 г/л, т.е. соответствует пресным водам.

 

ОБЬ-ЕНИСЕЙСКАЯ ОБЛАСТЬ

В пределах Обь-Енисейской фациальной области мы выделяем четыре типа строения верхнечетвертичных разрезов (IIА - IIГ) (рис. 1). В разрезах типа IIA вскрыты собственно речные отложения рек Обь и Енисей, территориально охватывающие дельтовые районы и южные части эстуариев. Енисейские осадки представлены переслаивающимися алевритами и песками различной зернистости, местами включающими хорошо окатанную гальку. Весьма характерна высокая насыщенность растительным детритом (травой, ветками, щепками и даже палками). Верхние 2-3 см представлены окисленными осадками, ниже расположены восстановленные осадки серовато-красного, серого, оливкового и маслянисто-черного цвета. Происхождение черного цвета не вполне понятно. По данным химического анализа, черные осадки не выделяются очень высокими концентрациями органического углерода или железа. Возможно, дело в специфике группового состава органического вещества. В тяжелой фракции крупного алеврита доминируют моноклинные пироксены; подчиненную роль играют черные рудные, эпидот и роговая обманка. Для легкой фракции характерна ассоциация полевых шпатов с n < 1.54, измененных зерен и кварца. Текстуры преимущественно слоистые, в более тонких осадках изредка отмечаются диагенетическая пятнистость и ходы илоедов. Влажность, в зависимости от гранулометрии, колеблется от 35 до 68%, плотность натурального осадка - от 1.45 до 2.22 г/см3, магнитная восприимчивость - от 0.90 до 1.50 ед. СИ. С юга на север содержание Cl- в иловых водах возрастает от 3-4 до 13.73 г/л.

Речные осадки Оби отличаются от енисейских отложений отсутствием окисленного слоя и растительного детрита, наличием редких фрагментов раковин двустворок. Мощность рассматриваемого типа осадков в грунтовых приборах, как правило, не превышает 10-20 см. Исключением является разрез, вскрытый на ст. 4417, где под 20 см песка залегают 250 см тонких пелитовых и алевритово-пелитовых илов, спорадически прослоенных маломощными горизонтами песчанистых алевритов. Отмечено выделение свободного сероводорода. В зависимости от гранулометрии влажность колеблется от 50 до 66%, при влажности 55% плотность составляет 1.46 г/см3. Магнитная восприимчивость даже в песчаных прослоях не превышает 0.30-0.35 единиц СИ. Содержание Cl- в иловых водах составляет от 0.03 до 3.43 г/л.

Разрезы типа IIБ характеризуют обширную зону смешения речных и морских вод, простирающуюся от центральных районов эстуариев до 74° с.ш. Сложные процессы, происходящие в этой геохимической барьерной зоне, приводят, в частности, к флоккуляции и выпадению на дно огромного количества осадочного вещества преимущественно пелитовой размерности. При этом формируются так называемые «глинистые подушки», чья мощность только в голоцене может достигать первых десятков метров. Как правило, в разрезе преобладают слоистые толщи алевритово-пелитовых и мелкоалевритовых илов серого, оливкового и черного цветов, спорадически прослоенные маломощными песками и алевритами. Типичны горизонтально-слоистые текстуры с перемежающимися осадками оливково-серого и черного цветов. Не менее широко развиты текстуры биотурбации, в то время как пятнисто-диагенетическая текстура встречается редко, приурочена лишь к отдельным горизонтам и именно с ней связано выделение свободного сероводорода (ст. 4404).

Остатки двустворок и полихет весьма редки, и тяготеют к осадкам северной части рассматриваемой зоны. Еще реже встречаются единичные фрагменты растительного детрита. На ст. 4414 описан необычный прослой черных уплотненных глинистых илов, переполненный раковинами двустворок (гор. 285-295 см). Возможно, его происхождение связано с замором в условиях кратковременного сероводородного заражения придонных вод.

Влажность чаще всего колеблется между 45 и 60%, плотность составляет 1.6-1.7 г/см3. Значения магнитной восприимчивости, как и в разрезах IIA существенно выше в восточной части, связанной с выносами Енисея, чем с западной (Обской) части описываемого района: 0.6-0.9 и 0.2-0.3 ед. СИ, соответственно. Для целей стратиграфической корреляции весьма важно, что во всех колонках осадков зафиксированы интервалы с нулевыми значениями магнитной восприимчивости. Учитывая различия в источниках магнитных минералов для западной части Карского моря, Оби и Енисея, существование таких «нулевых» интервалов можно объяснить только какими-то общими для перечисленных районов причинами, например, особенностями эволюции уровня океана в голоцене. Эта проблема пока не решена. Содержание Cl- в иловых водах отложений данной зоны колеблется от 6.20 до 18.17 г/л.

Наконец, необходимо упомянуть о находках в осадках ст. 4401 и 4403 друз кристаллогидратов медового и янтарного цвета. Размер отдельных кристаллов достигал 2.5-3.0 см. Эти метастабильные образования довольно быстро на открытом воздухе покрываются белесым налетом и затем испаряются.

Тяжелая фракция крупного алеврита в обской части разрезов характеризуется доминированием эпидот-клинопироксеновой ассоциации, а в енисейской части преобладают черные рудные и моноклинный пироксен. В легкой фракции осадков обской части отмечена ассоциация кислых плагиоклазов, полевых шпатов с n < 1.54 и кварца.

Район развития разрезов IIB мы интерпретируем как зону преимущественной донной эрозии и транзита осадочного материала. Здесь повсеместно развиты разнозернистые пески и алевриты, и проникновение в осадки, как правило, не превышает 12 см. Единственным исключением является ст. 4400-А, где в небольшой депрессии под покровом песков вскрыты 220 см более тонких осадков.

Мощность окисленного слоя изменяется от 8-10 см на севере до нескольких миллиметров на юге. Восстановленные осадки, как правило, окрашены в серый и оливково-серый цвет, и лишь в упоминавшейся ст. 4400-А на глубине около 1 м под дном встречены осадки черного цвета, вмещающие растительные остатки. Практически на всех станциях достаточно обильны бивальвии и полихеты, нередки включения гравийно-галечного материала. Довольно широким развитием на поверхности дна в Енисейской части района пользуются блюдцевидные железо-марганцевые конкреции диаметром от 3 до 14 см, с толщиной рудной оболочки до 2 см. Ядрами служат обломки горных пород и кварца, глиняные катуны, трубки полихет. В осадках различимы ходы илоедов.

Нами сделано предположение о реликтовом палимпсестовом характере поверхностного слоя осадков, подтверждаемое, в частности, приуроченностью одного из «нулевых» интервалов магнитной восприимчивости к гор. 0-5 см на ст. 4399. По разрезу ст. 4400-А влажность в среднем составляет 46%, плотность - 1.6 г/см3, а магнитная восприимчивость колеблется от 0.3 до 0.6 ед. СИ. В подошве разреза залегает песчаная пачка с гальками. Здесь влажность снижается до 33%, плотность возрастает до 1.8 г/см3, а магнитная восприимчивость доходит до 1.10 ед. СИ. Содержание Cl- в иловых водах колеблется от 16.5. до 19.08 г/л, возрастая (как и в вышеописанных разрезах) с юга на север.

Рисунок 4

Тип разреза IIГ представлен осадками лишь одной станции - 4397, расположенной сразу севернее свала глубин на разрезе «Обь» (рис. 4). Здесь мощность окисленного слоя достигает 12 см. В целом осадки довольно тонкие, представлены серыми пелитовыми и алеврито-пелитовыми илами с пятнисто-диагенетической текстурой, прослоенными в гор. 190-284 см оливково-черным алевритово-пелитовым илом, песчанистым в нижней части пачки. Эту пачку мы расцениваем в качестве речных осадков, основываясь на цвете и присутствии целой раковины Macoma sp., которая относится к доминантным видам в современных бентических комплексах северной части эстуариев р. Оби и Енисея (данные С.В. Галкина и К.Р. Табачника). Среди бентических. фораминифер данной пачки характерна форма Pyrgo sp., отсутствующая выше и ниже по разрезу, очень неустойчивая к растворению и типичная для мелководных обстановок с заметным распреснением.

В осадках подошвенной части разреза (374-384 см) присутствуют редкие гравийные зерна диаметром около 2 мм, бентических фораминифер не отмечено, что дает основание отнести эти пачку к плейстоцену. Горизонт сероцветных осадков 284-374 см, судя по относительному обилию Е. abbiumbilicatulum, можно считать пребореалом, пачку речных осадков - бореалом (в низах - с 290 по 260 см - пребореалом). Граница бореала и атлантики проявлена не очень четко, но распространение N. labradorica со 160 до 70 см дает основание предположить соответствие вмещающих отложений голоценовому оптимуму, а максимум содержания N. islandica на 100 см указывает на наибольшую соленость придонных вод. Судя по литологии, физическим свойствам и комплексам бентических фораминифер (рис. 4), послеатлантическая стадия характеризуется осадками, залегающими выше 70 см. Нельзя не отметить, что горизонты «нулевой» магнитной восприимчивости соответствуют относительно тонкозернистым осадкам (по сравнению с выше- и нижележащими), накапливавшимся в периоды заметного повышения уровня океана (пребореал и атлантика), что согласуется с высказанной выше гипотезой об их происхождении. Содержание Cl- в иловых водах осадков гор. 340-350 см составляет 18.24 г/л.

 

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

По литологическим, инженерно-геологическим и биостратиграфическим данным в пределах исследованного района Карского моря выделены Западно-Карская и Обь-Енисейская фациальные области. В первой из них описаны два основных типа разрезов верхнечетвертичных отложений, во второй - четыре.

Различия в строении разрезов Западно-Карской области обусловлены, главным образом, разницей в скорости седиментации морских голоценовых осадков на юге и севере, что связано с большей близостью к основным источникам осадочного вещества на юге. Основные отличия типов разрезов в Обь-Енисейской области вызваны, главным образом, наличием великих сибирских рек Оби и Енисея, зоны смешения речных и морских рек, различиями режима седиментации в северной части области.

Проведенные на рис. 1 границы в значительной степени условны и характеризуют только выполненные мелкомасштабные исследования и применявшиеся методы изучения. В частности, в зоне развития разрезов типа IIB не исключены находки плейстоценовых и даже дочетвертичных осадочных образований на поверхности дна. Тем не менее, видимо, основные особенности районирования исследованной части Карского моря отмечены правильно.

Имеющиеся материалы позволяют подойти к характеристике двух основных обстановок седиментации: ледниковой (позднеледниковой?) и послеледниковой. По характеру фауны бентических фораминифер в послеледниковом комплексе можно выделить три субкомплекса: арктический опресненный, бореально-арктический и современный.

Применение полученных данных в палеогеографических и палеоокеанологических целях требует: разработки системы критериев для фациально-генетического анализа верхнеплейстоценовых «ледниковых» отложений, подробных материалов высокоразрешающих сейсмоакустических исследований, детального анализа морских террас, реконструкции и эволюции палеорельефа и неотектонических движений, многочисленных корректных радиоуглеродных датировок. В отсутствие последних все сравнения с Баренцевым морем или морем Лаптевых будут носить приблизительный характер.

Работа выполнена при поддержке Российского фонда фундаментальных исследований (грант № 93-05-9280).

 

СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ

1. Арктический шельф Евразии в позднечетвертичное время / Отв. ред. Аксенов А.А. М.: Наука, 1987. 277 с.

2. Гуревич В.И. Голоценовое осадконакопление на Западно-Арктическом шельфе // Кайнозой шельфа и островов советской Арктики. Л.: Севморгеология, 1986. С. 50-55.

3. Гуревич В.И. Современные отложения // Экология и биоресурсы Карского моря. Апатиты: Изд. АН СССР, 1989. С. 6-11.

4. Дунаев Н.Н., Левитан М.А., Купцов В.М. Физические свойства позднечетвертичных осадков Карского шельфа и условия их формирования // Океанология. 1995. Т. 35. № 6. С. 916-923.

5. Куликов Н.Н. Осадкообразование в Карском море // Современные осадки морей и океанов. М.: Изд. АН СССР, 1961. С. 437-447.

6. Сенин Б.В. Тектоническая структура Западно-Арктической метаплатформы. Автореф. дис. ... докт. геол.-мин. наук. М.: МГУ, 1993. 65 с.

7. Слободин В.Я., Таманова С.В. Комплексы фораминифер из донных отложений Карского моря и их значение для изучения режима новейших движений // Новейшая тектоника и палеогеография советской Арктики в связи с оценкой минеральных ресурсов. Л.: НИИГА, 1972. С. 43-59.

8. Шишкина О.В., Павлова Г.А., Быкова В.С. Геохимия галогенов в морских и океанских осадках и иловых водах. М.: Наука, 1969. 118 с.

9. Яшин Д.С., Кошелева В.А. Плейстоценовые отложения Баренцево-Карского шельфа // Кайнозой шельфа и островов советской Арктики. Л.: Севморгеология. 1986. С. 56-62.

10. Standard soil color charts. Amsterdam: Eijkelkamp, 1990.44 р.

 


Types of Upper Quaternary Cross-Sections in the Kara Sea

M.A. Levitan, T.A. Khusid, V.M. Kuptsov, N.V. Politova, G.A. Pavlova

Two facies regions were found in the Kara Sea: Western Kara and Ob-Yenisei. The first of then includes two types of Upper Quaternary cross-sections, and the second one - four types. Differences between them are caused by sources of sediment matter, distance from them, mixing processes of fresh and sea water, hydrodynamics of sedimentation environment and sea-bottom topography.

 

 

 

Ссылка на статью:

 

Левитан М.А., Хусид Т.А., Купцов В.М., Политова Н.В., Павлова Г.А. Типы разрезов верхнечетвертичных отложений Карского моря // Океанология. 1994. Том 34. № 5. С. 776-788.

 





eXTReMe Tracker


Flag Counter

Яндекс.Метрика

Hosted by uCoz