Е.А. Гусев

НАБЛЮДЕНИЯ ЗА ГЕОМОРФОЛОГИЧЕСКИМИ ПРОЦЕССАМИ НА СЕВЕРЕ ЗАПАДНОЙ СИБИРИ (НА ПРИМЕРЕ РАЙОНА СОПОЧНОЙ КАРГИ)

Скачать *pdf

УДК 551.345

ФГУП «Всероссийский научно-исследовательский институт геологии и минеральных ресурсов мирового океана им. академика И.С. Грамберга», г. Санкт-Петербург

 

   

Оценена роль процессов термоденудации в современных геоморфологических процессах, происходящих в районе мыса Сопочная Карга на севере Западной Сибири. Зафиксирован рост скорости отступания бровки термоцирка в 2005-2009 гг., что сопоставимо с активизацией этих процессов на других побережьях Карского моря.

Ключевые слова: термоденудация, пластовые льды, Западная Сибирь.

 



 

Район наблюдений находится на правом (таймырском) берегу Енисея у места его впадения в Енисейский залив Карского моря, у мыса Сопочная Карга. Здесь на косе находится полярная станция «Соп. Карга», на которой с 1939 года [Романенко, 2008] по сей день проводятся гидрометеорологические наблюдения. Мыс представляет собой значительный выступ суши, относительно которого происходит поворот течения Енисея на 90°. Наиболее выступающая часть мыса представляет собой аккумулятивную косу, сложенную песком с редкой галькой и заваленную плавником. Коса продолжает свой рост в северо-восточном направлении, постепенно отчленяя залив Сопочная Карга от Енисея. С запада наоборот, происходит размыв косы и коренного берега Енисея. При этом профиль подводного склона выполаживается, образуются подводные аккумулятивные формы. Аккумулятивная коса мыса сравнительно молода, судя по наличию техногенных отложений в ее составе. Она причленена и окаймляет высокую возвышенность (высшая точка - 34.6 м), на которой установлен маяк и где находятся остатки строений, возведенных тут в 1950-ых гг. (рис. 1). Возвышенность, судя по всему, испытывает воздымание.

Рисунок 1

Первые геологические наблюдения в районе Сопочной Карги были проведены экспедицией И.А. Лопатина [1897]. Им были отмечены характерные сопки в устье реки Сопочной и высказано предположение о мерзлотном происхождении этих форм рельефа. Позднее, в середине XX века, в районе была проведена геологическая съемка, а также было пробурено 3 скважины на Сопочнокаргинском профиле. В разрезе этих скважин был задокументирован подземный лед [Соловьев, 1974]. В 1985 г. В районе Сопочной Карги проводили тематические исследования сотрудники ВСЕГЕИ Ф.А. Каплянская, В.Д. Тарноградский и др. Ими были описаны пластовые льды, обнажающиеся вблизи полярной станции и сделан вывод о ледниковом их происхождении.

Проведенные сотрудниками Института Криосферы Земли, МГУ и ВНИИОкеангеология в 2004-2010 гг. исследования района дополнили фактический материал по строению подземных льдов района и уточнили стратиграфию вмещающих их отложений [Стрелецкая и др., 2007; 2009]. Суглинистые отложения, вмещающие пластовые льды у Сопочной Карги, были датированы радиоуглеродным методом [Гусев и др., 2011]. Даты из подстилающих морских суглинков оказались запредельными, торф и раковины пресноводных моллюсков выше пластовых льдов показали раннеголоценовый возраст. Криологическое строение крупной залежи пластовых льдов в термоцирке на западном склоне возвышенности, подстилающих и перекрывающих отложений, изучалось в течение нескольких лет. Наиболее вероятной гипотезой происхождения пластового льда представляется не ледниковая, а инъекционная. Реконструируется образование толщи мерзлых отложений, затем в период потепления образовалось озеро. Позже под озером образовался талик, после чего произошло его промерзание. Начало промерзания талика по времени практически совпало с обмелением озера и формированием на его дне синкриогенных мелководных отложений [Стрелецкая и др., 2009]. В голоценовый климатический оптимум в пределах древнего озера происходило торфонакопление, сменившееся затем при похолодании образованием покровного комплекса с развитием повторно-жильных льдов.

Рисунок 2

Вся эта сложнопостроенная толща мерзлых образований и отложений в настоящее время оттаивает. В результате термоденудационных процессов еще в 1980-ых годах в прибрежной части склона возвышенности образовался термоцирк, который затем расширялся, охватывая все более высокие склоны. В настоящее время бровка термоцирка добралась до вершинной поверхности возвышенности. Образовалась обширная термотерраса, с отдельно стоящим у морского берега останцом (рис. 1). Наши первые наблюдения были проведены в 2004-2005 гг., когда расположенные на вершине возвышенности строения находились в 40 м от бровки термоцирка. В это время происходили активные оползневые процессы на склонах термоцирка, все его дно было занято грязевым озером, материал из которого время от времени поступал по узкому оврагу на морское побережье. Останец был «сухим», слагающие его суглинистые отложения были рыхлыми, не мерзлыми. В 2005 г. с помощью GPS была задокументирована бровка термоцирка. Повторная GPS-съемка бровки была осуществлена в 2009 и 2010 гг. За два последних года величина отступания бровки была минимальна, и в масштабе прилагающейся схемы (рис. 2) не выражается. Но с 2005 по 2010 год амплитуда продвижения бровки термоцирка достигла 40 м. Стоявшие на вершине возвышенности деревянные постройки оказались в настоящее время на краю бровки, и начали свое обрушение в термоцирк (рис. 3). К 2010 г. дно термоцирка высохло, заросло травой, продукты таяния ледогрунта и остатков залежи пластового льда в стенках цирка стекали по узким ложбинам, рассекающим толщу, образовавшуюся при высыхании грязевого озера. Новые обнажения пластовых льдов вскрылись в основании останца и в обрывах берегового клифа в 2009-2010 гг. Это связано, по-видимому, с активизацией абразионной деятельности моря. В 2009 году нами наблюдались штормовые нагонные явления, при которых море вплотную подступало к береговым обрывам, чего не наблюдалось ранее. Годом ранее в течение всего лета береговые клифы Енисейского залива были бронированы мощными снежниками.

Рисунок 3

Известно, что изменение скорости разрушения морских берегов западного сектора Российской Арктики происходит синхронно [Васильев, 2005; Васильев и др., 2001]. Скорости термоденудационного отступания бровок термоцирков также одновременны для разных районов Карского моря [Кизяков и др., 2006]. Зафиксированные для Югорского полуострова активные процессы термоденудации, усиливавшиеся с 2001 по 2005 г. [Кизяков и др., 2006], продолжавшиеся в 2006 г. [Хомутов и Лейбман, 2008] и достигшие максимума в 2007 г [Губарьков и др., 2008] сопоставимы с динамикой роста термоцирка у Сопочной Карги. Уменьшение скорости отступания ледяной стенки у Сопочной Карги с 2009 по 2010 г. может свидетельствовать о наступивших условиях стабилизации в развитии термоцирка.

Выводы. Инструментальное измерение положения бровки термоцирка у Сопочной Карги в 2005 и 2010 гг. позволяет приблизительно оценить горизонтальную амплитуду отступания ледяной стенки, составляющую 40 м. Кроме термоденудации, влияющей на разрушение возвышенностей и поставку продуктов разрушения в береговую зону, в районе активно протекают абразионные процессы. Отступание восточного (таймырского) берега Енисейского залива сопровождается постепенным обмелением подводного берегового склона с образованием подводных баров и кос. Современный береговой клиф вплотную подошел к постройкам полярной станции и в ближайшие годы может встать вопрос о переносе части ее строений. Представляется актуальным проведение дальнейших геоморфологических и геокриологических наблюдений в районе Сопочной Карги, для изучения и оценки влияния современных рельефообразующих факторов на динамику береговых процессов и инженерно-геологические условия.


ЛИТЕРАТУРА

1. Васильев А.А. Влияние факторов природной среды на динамику морских берегов западного сектора Российской Арктики // Криосфера Земли. 2005. Т. IX. № 3. С. 64-72.

2. Васильев А.А., Покровский С.И., Шур Ю.Л. Динамика термоабразионных берегов Западного Ямала // Криосфера Земли. 2001. T. V. № 1. С. 44-52.

3. Губарьков А.А., Лейбман М.О., Мельников В.П., Хомутов А.В. Вклад термоэрозии и термоденудации в отступание берегов Югорского полуострова // ДАН. 2008. Т. 423. № 4. С. 543-545.

4. Гусев Е.А., Арсланов Х.А., Максимов Ф.Е., Молодьков А.Н., Кузнецов В.Ю., Смирнов С.Б., Чернов С.Б., Жеребцов И.Е., Левченко С.Б. Новые геохронологические данные по неоплейстоцен-голоценовым отложениям низовьев Енисея // Проблемы Арктики и Антарктики. 2011. № 2(88). С. 36-44.

5. Кизяков А.И., Лейбман М.О., Передня Д.Д. Деструктивные рельефообразующие процессы побережий Арктических равнин с пластовыми подземными льдами // Криосфера Земли. 2006. Т. X. № 2. С. 79-89.

6. Лопатин И.А. Дневник Туруханской экспедиции 1866 года // Записки Императорского Русского Географического Общества. Том XXVIII. № 2. С-Петербург. 1897. С. 1-191.

7. Романенко Ф.А. Интенсивность геоморфологических процессов на островах и побережьях морей Карского и Лаптевых (по материалам наблюдений полярных станций) // Геоморфология. 2008. № 1. С. 56-64.

8. Соловьев В.А. Опыт изучения подземных льдов Енисейского севера в целях палеогеографических и неотектонических реконструкций // Природные условия Западной Сибири. 1974. Вып. 4. C. 34-48.

9. Стрелецкая И.Д., Гусев Е.А., Васильев А.А., Каневский М.З., Аникина Н.Ю., Деревянко Л.Г. Новые результаты комплексных исследований четвертичных отложений Западного Таймыра // Криосфера Земли. 2007. Т. XI. №3. С.14-28.

10. Стрелецкая И.Д., Васильев А.А., Гусев Е.А., Каневский М.З., Медведева М.А., Ванштейн Б.Г., Черкашев Г.А., Большиянов Д.Ю. Четвертичные отложения, подземные льды и динамика берегов Западного Таймыра // Система моря Лаптевых и прилегающих морей Арктики: современное состояние и история развития. М.: Изд-во Моск. ун-та, 2009, с. 357-372.

11. Хомутов А.В., Лейбман М.О. Ландшафтные факторы изменения скорости термоденудации на побережье Югорского полуострова // Криосфера Земли. 2008. Т. XII. № 4. С. 24-35.

 

 

 

Ссылка на статью:

Гусев Е.А. Наблюдения за геоморфологическими процессами на севере Западной Сибири (на примере района Сопочной Карги) // Успехи современного естествознания. 2011. № 9. С. 19-22.

 





eXTReMe Tracker


Flag Counter

Яндекс.Метрика

Hosted by uCoz