Л.В. КАЛУГИНА, Д.Б. МАЛАХОВСКИЙ, В.М. МАКЕЕВ, И.Н. САФРОНОВА

НЕКОТОРЫЕ РЕЗУЛЬТАТЫ ПАЛИНОЛОГИЧЕСКИХ ИССЛЕДОВАНИЙ НА АРХИПЕЛАГЕ СЕВЕРНАЯ ЗЕМЛЯ В СВЯЗИ С ВОПРОСОМ О ПЕРЕНОСЕ ПЫЛЬЦЫ И СПОР В ВЫСОКОШИРОТНОЙ АРКТИКЕ

УДК 911.2:574.9

Скачать pdf  

 

  

Роль спорово-пыльцевого исследования для решения вопросов палеогеографии и стратиграфии плейстоцена общеизвестна. Одной из важных проблем палинологического анализа является проблема соотношения субфоссильных спектров и реально существующей растительности. Для арктической области работ, посвященных этому вопросу, очень мало. В настоящей статье этот вопрос рассматривается для Северной Земли, входящей в подзону полярных пустынь [Короткевич, 1972] (средняя температура января -32° С, июля +1°С, количество атмосферных осадков 150- 200 мм ; на архипелаге произрастает всего 72 вида сосудистых растений, относящихся к 15 семействам).

Летом 1975 г . во время работ комплексной географической экспедиции ААНИИ в различных пунктах острова Октябрьской Революции было отобрано 10 поверхностных проб из мелкозема различных генетических, типов современных отложений. Во всех образцах (в навесках 40-50 гр.) содержались пыльца и споры в количестве от 4 до 85 зерен (табл. 1), имеющих хорошую сохранность, нормальное развитие и четко выраженные морфологические признаки. Изученные спорово-пыльцевые спектры можно объединить в три группы.

Таблица 1

I группа. В образцах Б (пойма р. Озерной, южная часть острова) и 36 (современная морена у подножия ледяного обрыва ледникового купола Вавилова) преобладает пыльца недревесных растений и споры (58-76%). Древесные представлены пыльцой сосны (из подродов Diploxylon и единично Haploxylon), ели, ольхи, березы (как древовидной, так и кустарниковой и кустарничковой). Пыльца трав довольно разнообразна, преобладают злаковые, гвоздичные, полыни, лютиковые; единично встречена пыльца гречишных, зонтичных, сложноцветных. Состав спор беден - это главным образом сфагновые, папоротники (из сем. Polypodiaceae), зеленые мхи и плауны.

II группа. В образцах 36б (озерные отложения оз. Изменчивого, находящегося в 3 км к югу от края ледника Вавилова), 44 (аллювиальные отложения в районе бухты Пятнистой в северной части острова) и 48 (пойма р. Книжной в центральной части острова) преобладает  (48-73%) древесная пыльца. Состав древесных близок к описанным выше в группе I. Интересной является находка пыльцевого зерна липы. Среди травянистых растений преобладают злаковые и полыни, среди спор - сфагновые мхи и папоротники (сем. Polypodiaceae), единично встречены хвощи и плауны.

III группа. Образцы А (аллювий р. Курчавой у края ледникового купола Университетского), В (лайда у мыса Последнего, южная оконечность острова), 38 (современная боковая морена выводного ледника, спускающегося с юго-востока в оз. Фиордовое), 39 (озерные отложения в районе мыса Ватутина, западная часть острова), 43 (аллювиально-морские отложения бухты Советской, северо-западная часть острова) характеризуются незначительным количеством пыльцы и спор (4-24 зерна). Среди пыльцы древесных пород встречено пыльцевое зерно липы.

Судя по спорово-пыльцевым спектрам выделенных групп, можно составить себе представление о том, что характер растительности острова весьма неоднороден.

Участки, охарактеризованные первой группой спектров, интерпретируются как разряженные травянистые ассоциации, состоящие преимущественно из злаковых, гвоздичных и полыней. Ботаническое описание растительности также свидетельствует о существовании здесь развитых травянистых сообществ, состоящих преимущественно из злаков (Роа alpigena var. colpolea, P. abbreviata, Phippsia abginda, Puccinella angustata, характерен Papaver polare) при почти полном отсутствии мхов и лишайников.

Участки развития второй группы спектров квалифицируются по данным палинологического анализа как леса. На самом деле район оз. Изменчивого представляет собой разнотравно-злаковые сообщества с небольшим участием мхов и черных накипных лишайников, а центральная часть острова - полигональную арктическую пустыню с травяно-моховым растительным покровом [Короткевич, 1958].

Незначительное количество пыльцы и спор в спектрах третьей группы не позволяет делать какие-либо заключения о характере растительности. Между тем в местах отбора проб развиты разнотравно-лишайниково-моховая полигональная щебнистая тундра (район р. Курчавой), травяно-лишайниково-моховые пятнистые сообщества, с сомкнутостью растительного покрова до 80% (район мыса Ватутина) и разнотравно-злаково-моховой полигональный покров (район бухты Советской; [Короткевич, 1958]). Современная боковая морена на оз. Фиордовом лишена какой-либо растительности, однако содержит пыльцу и споры в поверхностной пробе.

Помимо отбора поверхностных проб в период с 5 июня по 22 июля на гляциологическом стационаре (центральная часть ледникового купола Вавилова, абс. отметка около 650 м ) производилось улавливание пыльцы и спор из воздуха. С этой целью ежедневно на поверхности и метеобудке (высота 2 м ) выставлялись стеклянные пластины размером 13X18 см, покрытые глицерином. Материалы обработки проб, обобщенные по 10-дневным периодам, приводятся в табл. 2. Содержание пыльцы и спор, уловленных на разной высоте, приблизительно одинаково. Всего было уловлено 84 пыльцевых зерна. Столь незначительное количество последних объясняется не только бедностью флоры острова, но и недостаточностью периода наблюдений, не охватывающего всего периода цветения. Важно отметить, что значительную часть уловленной пыльцы представляет собой пыльца древесных растений - сосны и березы (древесной и кустарниковой), в меньшем количестве была встречена пыльца ели и лиственницы, ольхи и ольховника. Из трав - наиболее легко переносимая ветром пыльца злаков, а также розоцветных, щавеля, полыней, маревых, споры зеленых мхов, папоротников (из сем. Polypodiaceae), плаунов, сфагнума.

Таблица 2

При изучении разрезов плейстоценовых и голоценовых отложений было взято и затем проанализировано около 150 образцов, содержащих в подавляющем большинстве спорово-пыльцевые спектры, аналогичные описанным выше для поверхностных проб и пластин. В ряде образцов отмечено большее богатство в количественном и качественном отношениях (спектры, подавляющую часть которых составляют зеленые мхи).

Приведенные данные, несмотря на всю их фрагментарность, позволяют сделать следующие выводы.

1. Спорово-пыльцевые спектры поверхностных проб, пластин и образцов из обнажений по составу весьма близки.

2. Спорово-пыльцевые спектры характеризуются монотонностью состава, который (судя по пыльце, уловленной в воздухе) не нарушается в период цветения. При этом следует отметить, что пыльца таких растений, как маревые, полыни, щавель, споры папоротников (из сем. Polypodiaceae), хвощей, плаунов, сфагнума, обычно не переносится на большие расстояния. Обнаружение на Северной Земле пыльцы древесных пород говорит о переносе ее на расстояние (по прямой) до 2 тыс. км за границы распространения ареала, а для пыльцы липы (северная граница распространения которой проходит в среднем течении Северной Двины, верховьях Камы и верхнем течении Иртыша) и значительно больше. В период улавливания пыльцы на ледниковом куполе Вавилова господствовали ветры юго-восточных румбов. Однако при анализе синоптических карт установлено, что данное направление ветра являлось лишь местной составляющей антициклона, имеющего центр в Арктическом бассейне. Таким образом, прежде чем попасть на Северную Землю пыльца и споры, видимо, проделали большой и сложный путь.

Приведенные материалы по составу спорово-пыльцевых спектров хорошо согласуются с данными А. Сродона [Srodon, 1960] по Шпицбергену, А.Н. Кренке и Р.В. Федоровой [Кренке и Федорова, 1961] по архипелагу Земли Франца-Иосифа, И.Н. Куликова и Р.В. Хитровой [Куликов и Хитрова, 1970] по донным колонкам Карского моря.

3. Палинологические спектры формируются из пыльцы и спор как местных растений (возможно, благодаря переотложению из четвертичных, а иногда и дочетвертичных пород), так и в значительной степени из пыльцы и спор дальнего заноса.

4. Проведенные исследования показывают, что применение спорово-пыльцевого метода для решения вопросов палеогеографии и стратиграфии плейстоцена в районах высокой Арктики требует большой осторожности. Достаточно сказать, что из 10 поверхностных проб лишь одна давала приблизительное представление о характере реально существующей растительности. Необходима дальнейшая работа по выделению рецентной пыльцы, эталонных спектров, выявлению пыльцы и спор доминантов современной флоры этих областей.

 

Литература

1. Короткевич Е.С. Растительность Северной Земли. Ботанический журнал, т. 43, № 5, 1958.

2. Короткевич Е.С. Полярные пустыни. Гидрометеоиздат, 1972.

3. Куликов Н.Н., Хитрова Р.М. Результаты палинологического изучения колонок донных отложений Карского моря. - В сб.: Северный Ледовитый океан и его побережье в кайнозое. Л., Гидрометеоиздат, 1970.

4. Кренке А.Н., Федорова Р.В. Пыльца и споры на поверхности ледников Земли Франца-Иосифа.- Мат. гляц. исслед., вып. 2, 1961.

5. Srodon A. Pollen spectra from Spitsbergen . Folia Quaternalia, Krakow , 1960.

 

 

 

Ссылка на статью: 

Калугина Л.В., Малаховский Д.Б., Макеев В.М., Сафронова И.Н. Некоторые результаты палинологических исследований на архипелаге Северная Земля в связи с вопросом о переносе пыльцы и спор в высокоширотной Арктике // Известия ВГО, 1979, № 4, с. 330-334.




Evgeny Gusev homepage



eXTReMe Tracker


Flag Counter

Яндекс.Метрика

Hosted by uCoz