B.M. МАКЕЕВ, Х.А. АРСЛАНОВ, В.Е. ГАРУТТ

ВОЗРАСТ МАМОНТОВ СЕВЕРНОЙ ЗЕМЛИ И НЕКОТОРЫЕ ВОПРОСЫ ПАЛЕОГЕОГРАФИИ ПОЗДНЕГО ПЛЕЙСТОЦЕНА

Скачать *pdf

УДК 551.79.89

 

Арктический и Антарктический научно- исследовательский институт

Научно-исследовательский институт географии Ленинградского государственного университета им. А.А. Жданова

Зоологический институт Академии наук СССР Ленинград


Архипелаг Северная Земля является самой северной территорией, где были найдены остатки мамонта Mammuthus primigenius (Blum.).

Первая находка мамонта (бивень) была сделана в 50-е годы на о. Октябрьской Революции, у северной оконечности ледника Альбанова (80° с.ш.) на поверхности морской террасы, датированной Н.Г. Загорской казанцевским ярусом [Загорская, 1959; Гарутт, 1965]. Предполагаемый возраст бивня - верхний плейстоцен. Однако залегание бивня на морской террасе недалеко от берега моря не исключало возможности его транспортировки на Северную Землю дрейфующими льдинами из других районов Арктики во время одной из позднеплейстоценовых трансгрессий.

В процессе дальнейших геолого-геоморфологических исследований, проведенных «Севморгео» и Арктическим и Антарктическим НИИ (1974-1977 гг.) на Северной Земле, остатки мамонтов были обнаружены и в ряде других мест. В настоящее время только на о. Октябрьской Революции зарегистрировано пять местонахождений (рис. 1). В пункте 1 обнаружен бивень, залегавший на водораздельной поверхности высотой около 100 м над уровнем моря непосредственно на дочетвертичных коренных породах. В пунктах 2 и 3 также встречены бивни; при этом в пункте 2 он залегал на современной пляжевой осушке в кутовой части бухты Мысовой, а в пункте 3 - в мерзлых галечниках, слагающих морскую террасу высотой 80-90 м. По данным Н.Г. Загорской (устное сообщение), последняя находка, вероятнее всего, является фрагментом бивня, ранее обнаруженного у ледника Альбанова.

Рисунок 1. Места находок остатков мамонтов

В центре острова за пределами границы максимального распространения позднеплейстоценовых морских отложений были обнаружены: зуб - в долине р. Ушакова (пункт 4) и большая берцовая кость - в долине р. Книжной (пункт 5). В обоих случаях остатки мамонтов залегали на дне долин среди современных аллювиальных отложений.

Наибольший интерес для исследователей представляет находка второго верхнего заднекоренного зуба - М2 (рис. 2). Он имеет следующие размерные показатели: длина коронки 151 мм, ширина 78 мм, число пластин (включая талоны) 17, средняя длина одной пластины 10,2 мм, толщина эмали 1,3-1,0 мм. Наличие сравнительно тонкой эмали свидетельствует о принадлежности зуба геологически поздней форме этого вида, характерной для второй половины вюрма или его аналогов [Вангейгейм, 1961; Garutt, 1964].

Рисунок 2. Зуб мамонта с о-ва Октябрьской Революции

Зубы мамонтов, как правило, плохо переносят даже незначительную транспортировку водою или льдом. Все же находки остатков мамонта с о. Октябрьской Революции, в том числе коренной зуб, имеют сохранность и очень слабую окатанность. Этот факт в сочетании с залеганием остатков во многих частях острова среди разнообразных по генезису отложений и на разных высотах свидетельствует о том, что они не являются перенесенными извне, а принадлежат животным, некогда обитавшим на данной территории.

Абсолютный возраст остатков мамонта определен радиоуглеродным методом в лаборатории геохронологии Института географии Ленинградского университета. Всего было исследовано четыре образца из пунктов 2-5. Их возраст оказался соответственно равным: 11 500±60 (ЛУ-610,бивень); 19 640±330 (ЛУ-654А, внешняя часть бивня); 19 270±130 (ЛУ-654Б, внутренняя часть бивня); 19 970±110 (ЛУ-688, зуб); 24 910±200 (ЛУ-749А, берцовая кость); 24 960±210 (ЛУ-749В, берцовая кость) (см. рис. 1). Анализ производили в следующей последовательности. Из образцов извлекали очищенный от гуминовых кислот коллаген по методике [Арсланов и Громова, 1971], из которого затем синтезировали бензол. Коллаген обр. ЛУ-749В подвергали дополнительной очистке от труднорастворимых гумусовых веществ экстракцией по методу Лонжина [Longin, 1971]. Такой комбинированной обработкой достигали наиболее полной очистки коллагена. Хорошее совпадение датировок ЛУ-749А и ЛУ-749В свидетельствует об отсутствии заметного загрязнения гумусовыми веществами. Об этом же говорит и сравнение датировок ЛУ-654А и ЛУ-654Б, выполненных по периферическим и внутренним частям бивня из пункта 3.

Все четыре датировки бесспорно указывают на то, что мамонты обитали на острове в конце позднего плейстоцена, причем даже в то время, когда на севере Европы отмечено развитие мощного ледникового покрова, перекрывавшего не только сушу, но и баренцевоморский шельф [Марков и Величко, 1967; Асеев, 1974; Гросвальд, 1967].

Отсюда возникает вопрос о палеогеографической ситуации на Северной Земле в конце позднего плейстоцена.

Исследованиями В.М. Макеева установлено, что на о. Октябрьской Революции за пределами краевых частей современных ледников (занимающих 50% площади острова) вплоть до береговой линии распространены немногочисленные, но хорошо сохранившиеся ледниковые формы рельефа и отложения. Последние представлены россыпями крупнообломочного материала или небольшим по мощности горизонтом морен, реже водно-ледниковых галечников, которые перекрывают разновозрастные, в том числе и каргинские морские отложения, имеющие по радиоуглеродным определениям (древесина, бивень нарвала) возраст в пределах 32-43 тыс. лет. Упомянутые каргинские отложения, в отличие от соответствующих отложений на островах западного сектора Арктики, залегают на террасах с абсолютными отметками от 10-15 до 85 м, т.е. примерно на тех же высотах, что и в прибрежных районах континентальной Сибири (Ямал, Таймыр), где не отмечено развития сартанского оледенения в значительных масштабах и послеледниковой гляциоизостазии [Лазуков, 1970; Зубаков, 1972; Макеев, 1976].

Ледниковые отложения в ряде разрезов перекрыты осадками голоценового возраста. В отдельных случаях, например у южного края ледника Вавилова (см. рис. 1), в основании разреза голоценовых отложений обнаружены погребенные почвы и небольшие по мощности (до 0,2 м) линзы мохово-разнотравного торфа с многочисленными обломками веток кустарников и кустарничков (полярная ива и, возможно, кустарниковая березка), не произрастающих в настоящее время здесь из-за неблагоприятных природных условий. Возраст торфа (радиоуглеродные определения) составляет 9 950±100 лет (ЛУ-665).

Стратиграфическое положение упомянутых ледниковых и водно-ледниковых отложений дает основание отнести их к сартанскому (поздневюрмскому) времени.

За пределами современной береговой линии на дне моря Лаптевых и Карского ледниковые формы не встречены.

Приведенные данные позволяют сделать следующие выводы:

1. В позднекаргинское - раннесартанское время (25-19 тыс. л.н.) на Северную Землю неоднократно проникали мамонты. Нахождение остатков этих животных во многих частях острова, в том числе у краев современных ледников, свидетельствует о том, что размер ледникового покрова в это время не превосходил современный, а скорее всего даже уступал ему. Климат, по-видимому, характеризовался засушливостью, а типичными ландшафтами, вероятно, являлись тундростепи с господством кустарниково-травянистой растительности, служившей пищей для мамонтов [Тихомиров и Куприянова, 1954; Заклинская, 1954]. Существование подобных ландшафтов в это время установлено на близлежащей территории Северного Таймыра [Макеев и Бердовская, 1973]. В современных условиях на Северной Земле мамонты не смогли бы выжить из-за скудной растительности.

2. Позднесартанское время (19-12 тыс. л.н.) характеризуется активным разрастанием ледников. В максимум оледенения современная территория архипелага полностью перекрывалась ледниковым покровом.

3. Мощность североземельского ледникового покрова даже в максимальную стадию оледенения была незначительной (близкой к толщине современных ледников). На это указывают: а) отсутствие гляциоизостатических движений в поздне- послеледниковое время; б) отсутствие ледниковых форм рельефа на дне морей, прилегающих к архипелагу; в) распад ледникового покрова к началу аллереда (время позднеледникового проникновения мамонтов на о. Октябрьской Революции); г) существование уже в начале голоцена на о. Октябрьской Революции более благоприятных по сравнению с современными климатических условий, что привело к развитию кустарниковой растительности и сокращению ледников до размеров, уступающих современным.

ЛИТЕРАТУРА

1. Загорская Н.Г. Северная Земля. Труды НИИГА, т. 91, 1959, с. 113-123.

2. Гарутт В.Е. Ископаемые слоны Сибири. Труды НИИГА. Вып. 143. М.,. «Недра», 1965, с. 106-130

3. Вангенгейм Э.А. Палеонтологическое обоснование стратиграфии антропогеновых отложений севера Восточной Сибири. Труды АН СССР, 1961, Вып. 48. 184 с.

4. Garutt V.E., Das Mammut, Wittenberg-Lutherstadt, 1964.

5. Арсланов X.A., Громова Л.И., Геохимия, № 2, 1971, с. 218.

6. Longin R. New method of collagen extraction for radiocarbon dating // Nature. 1971. Vol. 230. №5287. P. 241-242.

7. Марков K.K., Величко А.А. Четвертичный период, т. 3, М., "Недра", 1967.

8. Асеев А.А. Древние материковые оледенения Европы, М., "Наука", 1974.

9. Гросвальд М.Г. Оледенение Баренцева шельфа в позднем плейстоцене и голоцене. - В кн.: Материалы гляциологических исследований; хроника, обсуждения. М.: Наука, 1967, вып. 13, стр. 52.

10. Лазуков Г.И., Антропоген северной половины Западной Сибири (палеогеография), М., Изд-во МГУ, 1970.

11. Зубаков В.А. Палеогеография Западно-Сибирской низменности в плейстоцене, Л., "Наука", 1972.

12. Макеев В.М., Проблемы Арктики и Антарктики, в. 48, 1976, с. 6.

13. Тихомиров Б.А., Куприянова Л.А., Исследование пыльцы из растительных остатков пищи березовского мамонта. ДАН СССР, т. 95, № 6, 1313-1315.

14. Заклинская Е.Д., ДАН, т. 98, № 3, 1954, с. 571.

15. Макеев В.М., Бердовская Г.Н., Тр. Арктич. и Антарктич. н-и. ин-та, т. 318, 1973, с. 114.

 

Ссылка на статью:

Макеев В.М., Арсланов Х.А., Гарутт В.Е. Возраст мамонтов Северной Земли и некоторые вопросы палеогеографии позднего плейстоцена // Доклады АН СССР, 1979, том 245, № 2, с. 421-424.

 



вернуться на главную



eXTReMe Tracker


Flag Counter

Яндекс.Метрика

Hosted by uCoz