А.В. СТАРОВОЙТОВ, А.В. КАЛИНИН, М.А. СПИРИДОНОВ, А.Е. РЫБАЛКО, В.А. СТРУЧКОВ

НОВЫЕ ДАННЫЕ О ПОЗДНЕКАЙНОЗОЙСКИХ ОТЛОЖЕНИЯХ ЮЖНОЙ ЧАСТИ БАРЕНЦЕВА МОРЯ

Скачать *pdf

УДК 550.834.05(268.43)

Московский государственный университет им. М.В. Ломоносова

Всесоюзный научно-исследовательский геологический институт, Ленинград

 

 

Представления о составе и строении молодых осадочных образований верхней части платформенного чехла в пределах шельфа Баренцева моря в настоящее время основаны на материалах, полученных в результате непосредственного изучения морского дна [Блажчишин и Линькова, 1977; Дибнер, 1968; Кленова, 1960; Матишов, 1977; 1980] или анализа данных по островным и приморским территориям [Гросвальд, 1977; Лазуков, 1972]. Сведения о полной мощности рыхлых отложений, их составе и характере распространения крайне ограничены.

В настоящем сообщении рассматриваются основные результаты геолого-геофизических исследований, проведенных в последние годы лабораторией сейсмоакустики МГУ и морской группой ВСЕГЕИ в южной части Баренцева моря. Сейсмоакустическое профилирование с электроискровым источником проводилось в двух вариантах: I - центральная частота возбуждения f0 = 220 Гц; W = 2,5 кДж; детальность 100 точек на 1 пог. км профиля; II - f0 = 75 Гц; W = 15-20 кДж; детальность 30 точек на 1 пог. км профиля.

Основной объем профилей выполнен на Кольском шельфе, на остальной территории проведены рекогносцировочные исследования по детальной методике (I вариант). Для интерпретации результатов геофизических исследований был проведен геологический пробоотбор, обеспечивший прямое изучение приповерхностных разрезов мощностью до 6 м .

История геологического развития Баренцева шельфа в позднем кайнозое тесно связана с проблемой четвертичных оледенений, поэтому основное внимание при интерпретации сейсмоакустических данных уделялось выделению, прослеживанию и расчленению ледниковых и приледниковых осадочных образований. Комплексная интерпретация геолого-геофизических материалов позволила в самом общем виде оконтурить площади распространения материковых льдов в пределах шельфа, ориентируясь на затопленные реликты краевых ледниковых аккумулятивных образований. Известно, что характерный тип залегания, изменчивые мощности, типичная волновая картина и индикационные морфологические признаки рельефа позволяют надежно опознавать и прослеживать с помощью НСП прежде всего собственно ледниковые (моренные) отложения [Калинин и др., 1975].

Вблизи Кольского п-ова ширина конечно-моренных гряд обычно не превышает 5- 10 км при их относительном превышении в несколько десятков метров и такой же мощности слагающих их образований (при V = 2 км/с). Краевые формы удалены от берега на 50- 60 км (рис. 1). Западнее мыса Канин Нос морена перекрыта поздне- и послеледниковыми осадками (рис. 2г). Значительно меньшие как по мощности, так и по ширине выхода моренные образования обнаружены к западу от Новой Земли, где они слагают невысокие холмы. Мощность морены не превышает 15- 20 м , ширина полосы по отдельным профилям составляет 1,0- 1,5 км . В плане конечно-моренные гряды (при данной густоте профилей) имеют овальную форму и ориентированы параллельно ближайшей береговой линии. Местами отмечаются также тонкие площадные покровы нерасчлененных отложений.

Рисунок 1

Значительные площади дна Баренцева моря в Центральной впадине, южной части Центрального плато и на Мурманском мелководье сложены толщей, специфической особенностью которой является ее акустическая «прозрачность» (рис. 1, 2). В сейсмическом отношении «прозрачные» осадки характеризуются высоким стабильным коэффициентом отражения, равным 0,3, и отсутствием поглощения, что свидетельствует о большой плотности осадков, представленных, по-видимому, глинами. Они залегают с резким угловым несогласием на палеозой-мезозойских отложениях платформенного чехла и имеют довольно выдержанную мощность - не более 60- 80 м (при V = 2 км/с). Перекрывающие осадки или отсутствуют, или их мощность не превышает первых метров (рис. 2а-в). «Прозрачная» толща залегает как во впадинах, так и на возвышенностях. На отдельных участках Мурманская банка - крупная положительная форма донного рельефа - целиком сложена «прозрачными» осадками. Основной отличительной особенностью этой толщи является отсутствие внутренних отражающих горизонтов, причем идентичность волновой картины сохраняется на расстоянии в сотни километров. Исключение составляют отдельные участки Мурманской банки, где нижняя часть толщи выполняет древние, по-видимому, речные долины, а верхняя - формирует само подводное поднятие. «Прозрачная» толща не перекрывается мореной и, как правило, развита за пределами внешнего пояса краевых ледниковых образований. Значительная и выдержанная мощность, однородность и широкое распространение позволяют предполагать морской генезис «прозрачных» осадков. Исключительная сейсмическая однородность рассматриваемых отложений, по-видимому, отражает и литологическую однородность и свидетельствует о существовании стабильных тектонических, гидрологических и климатических условий в юго-восточной части Баренцева шельфа во время их накопления.

Рисунок 2

Прямых данных о возрасте «прозрачной» толщи в настоящее время не имеется, но, учитывая то, что она перекрывает речные долины, образование которых, вероятно, связано с плиоцен-эоплейстоценовым этапом неотектонической дифференциации рельефа, и практическое отсутствие перекрывающих отложений, время ее образования можно отнести к плейстоцену. Следует также отметить, что полученные данные противоречат представлениям некоторых исследователей о широком распространении на шельфе Баренцева моря ледниковых покровов максимальной стадии последнего оледенения [Матишов, 1980].

«Прозрачная» толща, выявленная в результате исследований, представляет собой наиболее значительную часть разреза рыхлых отложений как по мощности, так и по распространению на площади, и решение вопроса о ее природе позволит выяснить основные черты развития южной части акватории в позднем кайнозое.

 

ЛИТЕРАТУРА

1. Блажчишин А.И., Линькова Т.И. О плиоценовом оледенении Баренцева шельфа.- ДАН, 1977, т. 236, № 3, с. 696-699.

2. Гросвальд М.Г. Последний евроазиатский ледниковый покров. - В кн.: Материалы гляциологических исследований. Хроника и обсуждения. Вып. 30. М ., 1977, с. 45-60.

3. Дибнер В.Д. «Древние глины» и рельеф Баренцево-Карского шельфа - прямые доказательства его покровного оледенения в плейстоцене. Тр. ААНИИ, 1968, т. 285, с. 118-122.

4. Калинин А.В. и др. - Вестник МГУ. Сер. геол., 1975, № 6, с. 92-97.

5. Кленова М.В. Геология Баренцева моря. М.: Изд-во АН СССР, 1960. 367 с.

6. Лазуков Г.И. Проблема плейстоценовых оледенений шельфовых морей Арктического бассейна. Вестник МГУ. Сер. геогр. 1972, № 5, с. 38-45.

7. Матишов Г.Г. Геоморфология дна и проблема плейстоценового оледенения Баренцевоморского шельфа. Геоморфология, 1977, № 2, с. 91-98.

8. Матишов Г.Г. Геоморфологические признаки воздействия Скандинавского, Новоземельского, Шпицбергенского ледникового покровов на поверхность дна Баренцева моря. Океанология, 1980, т.20, № 4, с.669-680.

 

 

Ссылка на статью:

Старовойтов А.В., Калинин А.В., Спиридонов М.А., Рыбалко А.Е., Стручков В.А. Новые данные о позднекайнозойских отложениях южной части Баренцева моря // Доклады АН СССР. 1983. Том 270. № 5. С. 1179-1181.

 





eXTReMe Tracker


Flag Counter

Яндекс.Метрика

Hosted by uCoz