Казанин Г.С.1, Поселов В.А.2, Заяц И.В.1, Иванов Г.И.1, Макаров Е.С.1, Васильев А.С.1, Смирнов О.Е.2

КОМПЛЕКСНЫЕ ГЕОФИЗИЧЕСКИЕ ИССЛЕДОВАНИЯ В РАЙОНЕ ЦЕНТРАЛЬНОЙ ГЛУБОКОВОДНОЙ ЧАСТИ СЕВЕРНОГО ЛЕДОВИТОГО ОКЕАНА

Скачать *pdf

УДК 550.83+551.35 + 553.98 (985)

1 - ОАО «МАГЭ»

2 - ФГБУ «ВНИИОкеангеология им. И.С. Грамберга»)

 

   

Рассмотрены новые данные, полученные в результате использования инновационных технологий ОАО «МАГЭ» в рамках выполнения исследований в районе центральной глубоководной части Северного Ледовитого океана. Результаты выполненных работ позволили создать согласованную сейсмостратиграфическую модель, увязанную с данными скважины ACEX IODP 302 на хребте Ломоносова. Непрерывное прослеживание осадочных комплексов с шельфа в прилегающую глубоководную область позволяет сделать вывод об общности эволюционной истории структур континентальной окраины Восточной Арктики и провинции Центрально-Арктических подводных поднятий.

Ключевые слова: ОАО «МАГЭ», Арктика, инновационные технологии, подледная сейсморазведка, Центрально-Арктические поднятия, сейсмостратиграфическая модель, осадочный чехол

 


 

В районе Северного полюса для обоснования внешних границ континентального шельфа Арктической зоны РФ в предшествующие годы при сотрудничестве с рядом организаций был выполнен значительный объем гидрографических и комплексных геофизических работ. Полученные результаты, отраженные в публикациях [Алексеев и др., 2010; 2010а; Казанин и др., 2011; Ледовских и др., 2011; Шкатов и Иванов, 2013; Glumov et al., 2012], оказались весьма информативными, однако они поставили новые вопросы, которые потребовали проведения дальнейших детальных исследований.

Главной задачей экспедиции «Арктика-2014», отличающей ее от всех предыдущих, являлось выполнение комплексных геофизических работ с целью создания геолого-геофизической основы для оценки перспектив нефтегазоносности континентального шельфа Северного Ледовитого океана за пределами 200-мильной экономической зоны. Основными геологическими задачами экспедиции, впервые выполнявшей такой комплекс геофизических работ на Северном полюсе, являлись:

- выявление геолого-структурных связей осадочных бассейнов присклонового прогиба Вилькицкого и прилегающей котловины Подводников с мелководным шельфом Восточно-Сибирских морей;

- определение конфигурации и размеров осадочных бассейнов, мощности и структуры осадков и структуры земной коры;

- определение мощности осадочного чехла на отдельных участках котловины Амундсена (Нансена, Макарова, Подводников II);

- изучение рельефа морского дна по всем маршрутам съемки.

Район исследований охватывает как глубоководную, так и мелководную части Арктического бассейна. Основными положительными структурами в глубоководной части являются хр. Гаккеля, хр. Ломоносова и поднятие Менделеева, которые разделяют котловины Нансена, Амундсена и Подводников. К мелководной части района работ относятся шельфы арктических морей. Существенная часть проектных профилей пересекает континентальный склон.

В настоящее время ни одна организация в России не способна выполнить весь объем подобных работ самостоятельно. В связи с этим был создан альянс квалифицированных организаций-соисполнителей, координация которых была поручена ОАО «МАГЭ» как головному предприятию, накопившему в ходе выполнения работ в арктических и дальневосточных морях РФ значительный опыт успешного руководства коллективным выполнением комплексных проектов [Казанин и др., 2014].

 

Методика

Основой подледной технологии является устройство ледовой защиты (УЛЗ). При выполнении работ на акваториях, покрытых льдом, возникает необходимость в обеспечении крепления сейсмического оборудования и пневмоисточников ниже поверхности воды для исключения контакта буксируемых устройств со льдом. УЛЗ устанавливается на корме судна и позволяет зафиксировать магистрали пневмоисточников и сейсмическую косу вдоль устройства. Тем самым оно выполняет функцию защиты буксируемых устройств от плавающего на поверхности льда.

Работы были выполнены в июле-октябре 2014 г. В состав экспедиции входили НЭС «Академик Федоров» и НИС «Николай Трубятчинский» при поддержке атомного ледокола «Ямал» [Казанин и др., 2015]. Судно «Академик Федоров» было специально переоборудовано для выполнения подледной сейсморазведки. Сейсмические работы МОВ ОГТ выполнялись в двух вариантах: с приемным устройством длиной 4 500 м и с твердотельной косой 600 м в сочетании с зондированиями МОВ МПВ. Для регистрации сейсмического сигнала использовалась цифровая 24-битовая коса Sercel SEAL. Число каналов, в зависимости от длины косы, изменялось от 48 до 360. В каждой группе было 16 гидрофонов GEOPOINT EXPORT. Расстояние между пунктами возбуждения колебаний составляло 50 м. Шаг дискретизации был равен 2 мс, длина записи - 12 сек. Точность планово-высотной привязки пунктов физических наблюдений была не хуже ± 10 м, 1 % от глубины. Глубина буксировки приемного устройства менялась в зависимости от ледовых условий в пределах 10-15 м, местами до 20 м. В качестве источников возбуждения использовались группы пневмоисточников Bolt 1500 и Bolt 1900/Bolt 8500APG объемом 1 300 куб. дюйм [Казанин и др., 2015].

Для определения скоростных характеристик основных границ в осадочном чехле и построения скоростной модели в комплексе с работами МОВ ОГТ были выполнены сейсмические работы МОВ-МПВ. Исследования выполнялись радиотелеметрической системой сбора сейсмических данных ВОХ вместе с плавающим модулем телеметрического сейсмического комплекса BOX с гидрофоном MP-24L3 (GeoSpace). Шаг дискретизации составил 4 мс, расстояние между зондированиями - не более 50 км. Длина годографа была равна 15-25 км при длине записи 8-12 сек. [Казанин и др., 2016].

Кроме того, был отработан профиль ГСЗ. Для выполнения сейсмических работ ГСЗ использовался модернизированный аппаратурный комплекс, состоящий из самовсплывающих автономных донных сейсмических станций с многокомпонентной цифровой регистрацией сейсмического сигнала (АДГС-2М, АДСС-5000), сейсмического низкочастотного пневматического источника СИН-6 и бортовых устройств управления [Казанин и др., 2015]. Подрыв на профилях выполнялся по времени каждые 150 сек. Шаг дискретизации - 8 мс, длина сейсмической записи - 60 сек. На волновых полях зондирований ГСЗ в первых вступлениях выделяются преломленные волны, связанные с границами в осадочном чехле и внутри коры. Зарегистрирована отраженная волна от границы М (PmP), которая начинает прослеживаться с удалений 40-60 км на протяжении почти всего профиля, достаточно уверенный интервал прослеживания составляет 60-80 км, в отдельных случаях достигая 100-110 км.

Для площадного изучения рельефа дна вдоль профилей был использован многолучевой эхолот ЕМ122 (1 х 2 градуса) Kongsberg Maritime AS (Норвегия) и резервный однолучевой эхолот EA 600 12 кГц той же фирмы [Алексеев и др., 2010; Glumov et al., 2012].

С целью получения дополнительной информации о верхней части разреза и рельефе дна был применен профилограф TOPAS PS 18 - 18 кГц.

Гравиметрическая съемка в рейсе осуществлялась одновременно двумя гравиметрами: гравиметр мобильный Чекан-АМ и мобильный гравиметрический комплекс Шельф-Э. Перед началом работ были проведены все необходимые подготовительные работы, оба гравиметра были откалиброваны. В г. Наантали (Финляндия) перед началом рейса и по его окончанию были выполнены опорные гравиметрические наблюдения.

 

Результаты

В полевых работах принимали участие следующие организации: ОАО «МАГЭ», ФГУП «Атомфлот», ФГБУ «ААНИИ», ФГБУ «ВНИИОкеангеология им. И.С. Грамберга», ООО «Моргеонац», OAO «Севморгео», ОАО «ГНИНГИ», «ГидроСи», ООО «Балтийский Проект», ЗАО «Авиакомпания Конверс Авиа». За организацию, планирование работ, техническое обеспечение, общее руководство полевыми работами и непосредственно проведение сейсморазведочных исследований отвечала компания МАГЭ. ВНИИОкеангеология им. И.С. Грамберга принимала участие в подготовке и планировании рейса и интерпретации. Общий объем комплексной гидрографо-геофизической съемки составил более 10 000 км: МОВ ОГТ с 600-метровой косой в сочетании с зондированиями МОВ МПВ - 3 373,2 км; с 4 500-метровой косой - 5 596,950 км; съемка рельефа дна и гравиметрическая съемка. Дополнительно к этому было выполнено 1 165,9 км съемки рельефа дна в комплексе с гравиметрической съемкой.

Большая часть работ проходила во льдах сплоченностью 9-10 баллов толщиной до 160 см. На некоторых профилях встречался двухлетний лед толщиной до 240 см и торосы до 4 м. Зачастую ледокол «Ямал» сначала пробивал себе дорогу, а позже возвращался и прокладывал дорогу для НЭС «Академик Федоров».

Контроль качества данных подтверждает пригодность сейсмического материала МОВ ОГТ 2D для решения поставленных геологических задач. Поверхность акустического фундамента и отражающие границы в осадочной толще прослеживаются на большей части разрезов уверенно и непрерывно. Уверенно прослеживаются все отражающие горизонты по их классификации, принятой для восточно-арктических морей [Казанин и др., 2015; 2016; Поселов и др., 2017; Kazanin et al., 2016].

В ходе работ впервые был выполнен непрерывный сейсмический профиль AR1407, пересекающий все основные структуры Евразийского бассейна: котловину Амундсена, хр. Гаккеля, котловину Нансена. Результаты выполненных работ позволили создать согласованную сейсмостратиграфическую модель, увязанную с данными скважины ACEX IODP 302 на хр. Ломоносова [Казанин и др., 2016; Поселов и др., 2017; Backman et al., 2006; Kazanin et al., 2016; Sherwood et al., 2002] и на сопоставлении мест выклинивания основных осадочных комплексов у поверхности акустического фундамента (AB) с положением линейных магнитных аномалий (ЛМА) [Глебовский и др., 2006], определяющих возраст фундамента. Всего в соответствии с этими принципами в котловинах Евразийского бассейна прослеживаются три главных несогласия (рис. 1).

Рисунок 1

Верхнее несогласие контактирует с поверхностью акустического фундамента в окрестности ЛМА 13 (33 млн лет, олигоцен) и по этому признаку интерпретируется как региональное предмиоценовое (RU). Одновозрастное несогласие выделяется на хр. Ломоносова и соответствует главному в разрезе скважины ACEX перерыву или замедлению в осадконакоплении. Формирование RU в Евразийском бассейне, возможно, связано с изменением энергетического режима осадко накопления, инициированным открытием прохода пролива Фрама.

Среднее, наиболее яркое несогласие, соприкасается с поверхностью акустического фундамента в промежутке между ЛМА 24 (53 млн лет, верхний палеоцен) и ЛМА 20 (44 млн лет, средний эоцен). Это несогласие идентифицируется как нижнеэоценовое (EoU).

Нижнее несогласие контактирует с поверхностью акустического фундамента в окрестности ЛМА 24 (53 млн лет, верхний палеоцен) и по этому признаку интерпретируется как посткампанское (pCU). Одновозрастное (по данным ACEX) несогласие выделяется на хр. Ломоносова и соответствует второму продолжительному перерыву в седиментации 57-80 млн лет. Формирование посткампанского несогласия, как предполагается, предшествовало началу спрединга в Евразийском бассейне. Несогласие является кровлей верхнемелового комплекса, образовавшегося как синрифтовый на континентальной коре в зоне рифтогенеза.

Полученные данные показали ассиметричное строение фундамента котловин Нансена и Амундсена относительно современной оси спрединга на хр. Гаккеля. Обращает на себя внимание не только смещение к югу от оси хребта рифтовой долины хр. Гаккеля, но и отсутствие явной сопоставимости в характере сейсмической записи в котловинах Нансена и Амундсена. В то же время общая мощность осадочного чехла в котловине Нансена, по крайней мере, в два раза превышает мощность осадочного чехла котловины Амундсена.

Сравнительный анализ согласованных по отраженным и рефрагированным P-волнам значений интервальных скоростей одновозрастных осадочных комплексов в котловинах Амундсена и Нансена по данным экспедиции 2014 г. показывает определенные закономерности. Если в миоцен-четвертичном комплексе скорости практически идентичны (1,8-2,3 км/с в котловине Амундсена; 1,9-2,3 км/с в котловине Нансена), то в эоцен-олигоценовом комплексе (2,4-2,7 км/с в котловине Амундсена; 2,7-3,3 км/с в котловине Нансена) и палеоцен-эоценовом комплексе (2,8-3,5 км/с в котловине Амундсена; 3,5-4,2 км/с в котловине Нансена) существенно отличаются. Различия в значениях интервальных скоростей P-волн в домиоценовых комплексах чехла двух котловин Евразийского бассейна можно объяснить разными поставщиками терригенных осадков. Для котловины Нансена - это классическая пассивная окраина - Баренцево-Карский шельф - континентальная окраина Евразийской литосферной плиты; для котловины Амундсена - морфоструктуры провинции Центрально-Арктических подводных поднятий. Этим же можно объяснить и существенно меньшую (в ≈ 1,5 раза) общую мощность осадочного чехла в котловине Амундсена.

Еще одним принципиально важным сейсмическим профилем для понимания эволюции Арктического бассейна, выполненным в экспедиции 2014 г., стал профиль AR1401, который позволил проследить структуру осадочного чехла от шельфа Восточно-Сибирского моря в котловину Подводников (рис. 2). В результате анализа полученных данных, в ходе которого привлекались сейсмические материалы, полученные в экспедициях более ранних годов («Шельф-2011» и «Арктика-2012»), в пределах провинции Центрально-Арктических подводных поднятий Амеразийского бассейна было выделено 7 сейсмостратиграфических комплексов (ССК).

Рисунок 2

В кайнозойской части осадочного чехла сейсмические данные коррелируют с сейсмическим разрезом AWI-91090, калиброванным бурением ACEX IODP 302 на хр. Ломоносова (профиль проходит через скважину) [Поселов и др., 2017]. В соответствии с датировкой прослеженных несогласий RU и pCU выделены два сейсмокомплекса (сверху вниз по разрезу): ССК-1 - N1-Q (нижний миоцен - плейстоцен) и палеогеновый ССК-2 - E1-E2/E3 (верхний палеоцен - средний эоцен / в котловинах олигоцен). Оба сейсмокомплекса непрерывно прослеживаются с хр. Ломоносова в котловину Подводников, прогиб Вилькицкого, на поднятие Менделеева, а также через транзитную зону на шельф Евразии.

Неогеновый комплекс ССК-1 сформировался после открытия пролива Фрама и представлен гемипелагическими отложениями. По данным ACEX его вещественный состав - алевролиты с песчаными прослоями. Согласованные (по отраженным и рефрагированным P-волнам) значения интервальных скоростей в ССК-1 изменяются в пределах 1,8-2,8 км/с.

Палеогеновый комплекс ССК-2 характеризуется крайне незначительной мощностью на хр. Ломоносова (менее 200 м), поднятии Менделеева и на западе/северо-западе котловины Подводников (здесь не более 300-400 м). По данным бурения он сформировался в неритовой обстановке осадконакопления после раскола Лавразии на Евразийскую и Северо-Американскую литосферные плиты. Большая часть котловины Подводников с маломощным палеогеновым комплексом может рассматриваться как погруженный фланг хр. Ломоносова. Согласованные значения интервальных скоростей P-волн в ССК-2 изменяются в пределах 2,9-3,3 км/с.

Интерпретация докайнозойских комплексов осадочного чехла провинции Центрально-Арктических подводных поднятий базировалась на проецировании заверенных бурением (на побережье и шельфе Аляски [Sherwood et al., 2002]) региональных сейсмостратиграфических реперов в Северо-Чукотский прогиб и идентификации в осадочном чехле последнего брукского BU, нижнемелового LCU и верхнеюрского JU несогласий, а также на установленном факте непрерывного трассирования BU, LCU и JU из Северо-Чукотского прогиба в прогиб Вилькицкого и котловину Подводников на основе данных сейсмического профиля AR1401. Таким образом, докайнозойский разрез представлен четырьмя сейсмостратиграфическими комплексами (ССК-3, 4, 5, 6).

ССК-3 ограничен несогласиями pCU и BU, нижнебрукский комплекс ассоциируется с последней стадией магматизма HALIP (80-90 млн лет), включает терригенные отложения (алевриты, песчаники) апта-альба и верхнего мела. Сейсмофации комплекса имеют признаки бокового наращивания палеошельфа в Северо-Чукотском прогибе и лавинной седиментации в условиях неглубокого моря в прогибе Вилькицкого и котловине Подводников. Мощность комплекса ССК-3 изменяется от 3 000-5 000 м на шельфе в области распространения клиноформ (бокового наращивания палеошельфа) до ≈ 1 000 м в прогибе Вилькицкого и до 100-300 м вплоть до полного выклинивания в котловине Подводников. Согласованные по отраженным и рефрагированным P-волнам значения интервальных скоростей в ССК-3 в Северо-Чукотском прогибе изменяются в диапазоне 3,8-3,9 км/с, в котловине Подводников оцениваются значениями 3,5-3,7 км/с.

ССК-4 ограничен несогласиями BU и LCU, комплекс сформировался в течение первой стадии магматизма HALIP (130-120 млн лет), включает терригенные отложения нижнего мела (K1h-br). Внутренняя структура комплекса характерна для терригенных отложений. По данным бурения на шельфе Аляски в его составе преобладают сланцы, алевролиты и песчаники. Мощность комплекса в Северо-Чукотском прогибе и прогибе Вилькицкого не превышает 300-400 м, в северной и западной частях котловины Подводников комплекс выклинивается. Согласованные значения интервальных скоростей P-волн изменяются от 3,9-4 км/с в Северо-Чукотском прогибе до 3,8 км/с в котловине Подводников.

Комплекс ССК-5 ограничен несогласиями LCU (либо BU+LCU) и JU и включает верхнеюрские - нижнемеловые терригенные отложения (J3-K1b-v), представленные в основном сланцами и песчаниками. Комплекс характеризуется сейсмофациями лавинной седиментации, синхронен рифтовому комплексу на шельфе Аляски, отделяющему брукский структурный этаж от элсмирского. В Северо-Чукотском прогибе в составе комплекса выявлены высокоскоростные отложения (до 4,5 км/с) мощностью до ≈ 2 000 м. В области перехода из Северо-Чукотского прогиба в котловину Подводников в районе седловины мощность комплекса сокращается до 800-1 000 м, сохраняясь приблизительно такой же в пределах всей котловины. В котловине Подводников ССК-5 характеризуется согласованными значениями интервальных скоростей P-волн 3,8-4 км/с.

ССК-6 ограничен несогласием JU и акустическим фундаментом (AB), элсмирский комплекс включает отложения ранней и средней юры и, возможно, более древние осадки (?P3-J2). Его внутренняя структура характеризуется фрагментарной слоистостью, соответствующей слабо стратифицированным терригенным отложениям. Мощность комплекса в депоцентре Северо-Чукотского прогиба достигает ≈ 6 000 м при интервальной скорости P-волн от 4,8 до 5,8 км/с. Комплекс непрерывно продолжается в прогиб Вилькицкого, где его мощность в депоцентре сокращается до ≈ 4 000 м, а согласованные значения интервальных скоростей P-волн уменьшаются до 4,1-4,3 км/с. За пределы прогиба Вилькицкого и Чукотской впадины ССК-6 не прослеживается.

Все описанные сейсмостратиграфические комплексы непрерывно прослеживаются из шельфового Северо-Чукотского прогиба в прогиб Вилькицкого, котловину Подводников, в Чукотскую впадину, а верхние из них - в котловину Макарова, на хр. Ломоносова, поднятие Менделеева и Чукотское плато. Непрерывное прослеживание осадочных комплексов с шельфа в прилегающую глубоководную область позволяет сделать вывод об общности эволюционной истории структур континентальной окраины Восточной Арктики и провинции Центрально-Арктических подводных поднятий.

 

Выводы

В заключение необходимо подчеркнуть, что впервые в мире 10 августа 2014 г. в районе полюса были выполнены комплексные геофизические исследования, включающие сейсморазведку МОВ ОГТ (при работе с 600-метровой косой в сочетании с зондированиями МОВ МПВ), съемку рельефа дна и гравиметрическую съемку силами исключительно российских специалистов, на основе разработанного в ОАО «МАГЭ» инновационного геофизического комплекса. Если А.Н. Чилингарову в свое время удалось только взглянуть с борта глубоководного обитаемого аппарата «Мир» на поверхность океанского дна в районе Северного полюса, то экспедиция «Арктика-2014» пошла дальше: непрерывно «просветила» дно на 4-5 км и попыталась «увидеть» нефтяные залежи.

Выполненные в экспедиции комплексные геофизические исследования позволили существенно усилить аргументацию Российской Федерации при обосновании внешней границы континентального шельфа. В частности, анализ временных разрезов МОВ ОГТ позволил увязать стратификацию осадочного чехла мелководных шельфов Восточно-Сибирского и Чукотского морей и стратификацию в глубоководной котловине Подводников. На основе полученных данных принята генеральная концепция новой стратификации, которая была представлена в Заявке РФ в Комиссию по континентальному шельфу. Впервые были проведены сейсмические исследования МОВ ОГТ по прямолинейным профилям в одном из самых труднодоступных районов Арктики - котловине Макарова.

Это позволило подтвердить ранее высказанную идею российских ученых о рифтогенной природе этой котловины. Информация о скоростях сейсмических волн в осадочном чехле, полученная в экспедиции в результате зондирований МОВ МПВ, позволит корректно построить глубинные разрезы вдоль отработанных профилей.

 

ЛИТЕРАТУРА

1. Алексеев С.П., Зеньков А.Ф., Курсин С.Б., Ставров К.Г. Батиметрические исследования ОАО «ГНИНГИ» в центральной части Арктики // Навигация и гидрография. 2010. № 30. С. 9-17.

2. Алексеев С.П., Глумов И.Ф., Ледовских А.А. и др. Гидрографические исследования в Центральном Арктическом бассейне на надводном судне в интересах обоснования внешней границы континентального шельфа России // Тр. науч. конф. XIV Съезда Российского географического общества, 11-14 декабря 2010 г. Санкт-Петербург. СПб.: Изд. РГО, 2010. С. 101-110.

3. Глебовский В.Ю., Каминский В.Д., Минаков А.Н., Меркурьев С.А., Чилдерс В.А., Брозина Д.М. История формирования Евразийского бассейна Северного Ледовитого океана по результатам геоисторического анализа аномального магнитного поля // Геотектоника. 2006. Вып. 4. С. 21-42.

4. Казанин Г.С., Иванов Г.И. Инновационные технологии - основа стабильного развития ОАО «МАГЭ» // Разведка и охрана недр. 2014. № 4. С. 3-7.

5. Казанин Г.С., Заяц И.В., Макаров Е.С. и др. Геофизические исследования ОАО «МАГЭ» в Северном Ледовитом океане на хребте Ломоносова // Геология и геоэкология континентальных окраин Евразии. М.: ГЕОС, 2011. Вып. 3. С. 19-30.

6. Казанин Г.С., Заяц И.В., Иванов Г.И., Макаров Е.С., Васильев А.С. Геофизические исследования в районе Северного Полюса // Океанология. 2016. Т. 56. № 2. С. 333-335.

7. Казанин Г.С., Иванов Г.И., Макаров Е.С. Комплексная геофизическая экспедиция к северному полюсу - «Арктика-2014» // Научно-технические проблемы освоения Арктики, РАН, 2015. С. 162-165.

8. Ледовских А.А., Глумов И.Ф., Алексеев С.П. и др. Комплексные исследования для обоснования внешней границы континентального шельфа Российской Федерации на Северном Ледовитом океане // Труды 10-й Международной конференции и выставки по освоению ресурсов нефти и газа Российской Арктики и континентального шельфа стран СНГ. СПб.: ХИМИЗДАТ, 2011. С. 291-297.

9. Поселов В.А., Буценко В.В., Жолондз С.М., Жолондз А.В., Киреев А.А. Сейсмостратиграфия осадочного бассейна котловины Подводников и Северо-Чукотского прогиба // ДАН, 2017. Т. 474. № 5. С. 1-5.

10. Шкатов М.Ю., Иванов Г.И. Первая российская скважина на дне Северного Ледовитого океана // Океанология. 2013. Т. 53. № 4. С. 569-572.

11. Backman J., Moran K., McInroy D.B. et al Sites M0001-M0004 // Proceedings of the Integrated Ocean Drilling Program. 2006. V. 302. Р. 169.

12. Glumov I.F., Zenkov A.F., Zhilin D.M. A challenge in the Arctic. Bathymetric survey for delineation of the extended continental shelf of the Russian Federation // Hydro international. 2012. № 1. P. 27-30.

13. Kazanin G.S., Ivanov G.I., Verba M.L., Kirillova-Pokrovskaya T.A. The Tectonic Map of the East Siberian Sea: the Undisturbed Paleozoic Cover (According to the Data Acquired by MAGE) / 2016. Paper Number: 676. Abstract 35th International Geological Congress, Cape Town, South Africa.

14. Sherwood K.W., Johnson P.P., Craig J.D. et al. Structure and Stratigraphy of the Hanna Trough, U.S. Chukchi Shelf, Alaska // Geological Society of America Special Paper. 2002. Vol. 360. Р. 39-66.

 


Kazanin G.S.1, Poselov V.A.2, Zayats I.V.1, Ivanov G.I.1, Makarov E.S.1, Vasiliev A.S.1, Smirnov O.E.2

COMPLEX GEOPHYSICAL STUDIES OF THE CENTRAL DEEP-WATER PART OF THE ARCTIC OCEAN

1 - MAGE, Murmansk, Moscow, St. Petersburg, 2 - VNIIOkeangeologia

The article considers new data obtained as a result of the use of the innovative technologies of JSC «MAGE» in the framework of the research of the central deep-water part of the Arctic Ocean. The results of the performed works made it possible to create an agreed seismostratigraphic model linked to the ACEX IODP 302 well data on the Lomonosov Ridge. Continuous tracking of sedimentary complexes from the shelf to the adjacent deep water area allows us to conclude that the evolutionary history of the structures of the continental margins of the Eastern Arctic and the province of the Central Arctic underwater rises is common.

Keywords: JSC «MAGE», Arctic, innovative technologies, subsea seismic survey, Central Arctic uplifts, seismostratigraphic model, sedimentary cover.

 

  

 

Ссылка на статью:

Казанин Г.С., Поселов В.А., Заяц И.В., Иванов Г.И., Макаров Е.С., Васильев А.С., Смирнов О.Е. Комплексные геофизические исследования в районе центральной глубоководной части Северного Ледовитого океана // Разведка и охрана недр. 2017. № 10. С. 25-30.

 





eXTReMe Tracker


Flag Counter

Яндекс.Метрика

Hosted by uCoz