Э.И. ЛОСЕВА

НОВЫЕ ДАННЫЕ О ДИАТОМОВЫХ ВОДОРОСЛЯХ ОТЛОЖЕНИЙ БОРЕАЛЬНОЙ ТРАНСГРЕССИИ В БАССЕЙНЕ р. ВАГИ

 

Институт геологии Коми филиала Академии наук СССР, Сыктывкар

скачать *.pdf

 

 

Первые и единственные до настоящего времени сведения о диатомовых из межледниковых отложений в бассейне р. Ваги опубликованы в 1937 г . А.П. Жузе и В.С. Порецким [1937]. В одном из обнажений в 2 км выше впадения р. Колешки ими был обнаружен довольно богатый комплекс диатомей (73 формы), характерный для прибрежной части морского бассейна. Наряду с широко распространенными видами отмечено значительное число форм, отсутствующих в настоящее время в Белом море и характерных для более южных широт. Этот факт, подкрепленный данными спорово-пыльцевого анализа [Покровская, 1937], дал авторам возможность сделать вывод о том, что диатомовая флора отражает время климатического оптимума межледникового периода.

В 1966 г . разрезы на р. Ваге и ее притоках изучались К.К. Воллосовичем. Собранный им материал и послужил для диатомового анализа. Проанализировано 70 образцов из 8 разрезов на участке долины протяженностью около 60 км (между устьями рек Старой Пастьвы и Почи). Диатомеи обнаружены в двух обнажениях. Описание их приведено по К.К. Воллосовичу.

Первый разрез находится на правом берегу Ваги, в 2- 2,5 км ниже впадения р. Колешки, примерно на середине между г. Шенкурском и г. Вельском (обн. 3 К.К. Воллосовича). Высота его 20- 22 м при урезе воды в реке на 40 м абс. высоты.

Строение разреза (сверху вниз): 1. Песок желтый, пылеватый, с неправильными линзами и включениями более темного суглинка (мощность 2 м ). 2. Ленточно-слоистый коричневато-серый пылеватый суглинок ( 3 м ). 3. Осыпь ( 3,5 м ). 4. Песок желтый, мелкозернистый, с тонкими глинистыми прослойками и мелкими обломками раковин моллюсков. В основании - прослой крупнозернистого песка с обломками Macoma baltica L. ( 3,2 м ). 5. Песок желтый с ржавыми пятнами и линзами, с линзовидными скоплениями раковин моллюсков (Macoma baltica L., Mactra elliptica Brown., Cardium edule L.) ( 1,8 м ). 5а. Торф полуразложившийся ( 0,4 м ). 6. Голубовато- или зеленовато-серая плотная супесь с ржаво-желтыми прослоями, местами легкий суглинок с черными гумусированными включениями ( 3 м ). 7. Плотный синевато-серый суглинок с ржаво-коричневыми пятнами и растительным детритом ( 3 м ). 8. Синевато-серый суглинок с торфянистыми прожилками ( 0,5 м ) - до уреза воды.

На том же берегу, в 300 м ниже по течению (обн. 4), на высоте около 10 м над рекой вскрыты сверху вниз пески с фауной моллюсков ( 4 м ), супесь ( 1 м ) и суглинок ( 5 м ).

Диатомеи были обнаружены в слоях 6-8 первого разреза и в нижней части суглинков второго. В торфе (слой 5а) и в ленточном суглинке (слой 2) отмечены единичные створки пресноводных диатомей.

В обоих разрезах встречено 258 видов и разновидностей диатомей, принадлежащих 53 родам и 15 семействам, в количестве от 100 до 6000 экземпляров на препарат. Класс Centriceae представлен 18 родами, Pennatae - 35. Наиболее многочислен род Navicula, насчитывающий 40 форм. Род Diploneis включает 20 форм, Amphora - 15, Nitzschia - 14. Морские водоросли (140 видов) составляют 54,3%, солоноватоводные (19 видов) - 7,4% и пресноводные (94 вида) - 36,4%. Экология пяти форм неясна. По числу экземпляров морские диатомеи преобладают еще более резко (92,8%), а доля пресноводных незначительна (3,8%).

Рисунок 1

Доминантами в комплексе (см. рис. 1) являются морские водоросли Nitzschia navicularis (Breb.) Grun. (27% от общего количества диатомей), Melosira sulcata (Ehr.) Kütz. (17,4%), M. albicans Sheshuk. (8%), Cymatosira belgica Grun. (7,5%), Raphoneis surirella (Ehr.) Grun. (7%), Coscinodiscus granulosus Grun. (4,6%). Они составляют более 70% всех встреченных створок.

На следующие по обилию 14 форм: Chaetoceros mitra (Bail.) Cl., Scoliopleura tumida (Breb.) Rabenh., Hyalodiscus obsoletus Sheshuk., Caloneis formosa (Grev.) Cl., Coscinodiscus perforatus var. cellulosa Grun., Melosira arenaria Moore, Trachineis aspera (Ehr.) Cl., Rhizosolenia setigera Bright., Porosira glacialis (Grun.) Jorg., Nitzschia ovalis Arn., Biddulphia rhombus (Ehr.) W. Sm., Thalassionema nitzschioides Grun., Diploneis interrupta (Kutz.) Cl. и Achnanthes hauckiana Grun. - приходится 20%, а на остальные 238 форм - менее 9 %.

Относительно большое число пресноводных видов диатомеи в комплексе (при незначительном количестве экземпляров) объясняется влиянием берегового стока. Большое количество морских донных форм с участием планктонных видов указывает на условия сублиторальной зоны морского бассейна.

Многие из доминирующих форм широко распространены в прибрежных частях современных северных морей. Наряду с ними имеется ряд южнобореальных видов: Coscinodiscus perforatus var. cellulosa, Raphoneis nitida, Cymatosira belgica, которые не встречены в Белом и Баренцевом морях.

Таким образом, безусловно подтверждается вывод А.П. Жузе и В.С. Порецкого о весьма благоприятных климатических условиях времени существования рассматриваемой диатомовой флоры и о более теплом температурном режиме по сравнению с современным Белым и даже Баренцевым морями.

А.П. Жузе и В.С. Порецкий отнесли диатомовую флору на р. Ваге к межледниковому комплексу рисс-вюрмского времени, что соответствует микулинскому межледниковью, т.е. времени бореальной (эемской на Западе) трансгрессии. Эта датировка более всего отвечает стратиграфическому положению слоев с диатомовой флорой под ленточными суглинками, которые являются, скорее всего, озерно-ледниковыми образованиями, связанными с последним (для этой территории - валдайским) оледенением.

Именно такие данные, как положение слоев в разрезе, спорово-пыльцовые спектры и т.д., являются нередко решающими при установлении принадлежности диатомей тому или иному горизонту плейстоценовых отложений. В связи с тем, что, как известно, морские диатомовые флоры претерпели в течение плейстоцена незначительные эволюционные изменения, различия в составе диатомей связаны, прежде всего, с чисто локальными условиями и географическим положением местообитания водорослей. В то же время, все известные на севере Европейской части СССР морские межледниковые комплексы диатомей, естественно, имеют черты сходства между собой [Шешукова-Порецкая, 1955] и с современными флорами.

Сравнение диатомового комплекса из бассейна р. Ваги и межледниковых (микулинских, рисс-вюрмских) комплексов других территорий показывает, что значительная часть встреченных на Ваге видов широко распространена в бореальных осадках вообще. Наибольшее число общих с Вагой форм (около 40% для Ваги) наблюдается в бореальных отложениях Ленинградской обл. и Карелии и в эемских - Голландии. Из доминирующих в бассейне р. Ваги диатомей во всех или многих межледниковых флорах встречаются Melosira arenaria, M. sulcata, Coscinodiscus granulosus, Biddulphia aurita (Lyngb.) Breb., R. rhombus, Raphoneis surirella, Diploneis interrupta, Trachineis aspera, Nitzschia navicularis. Другие формы распространены не столь широко: Hyalodiscuc obsoletus - в бассейнах Онеги и Пезы, Coscinodiscus perforatus var cellulosa - в Ленинградской обл., Cymatosira belgica - на Пезе и в Голландии, Caloneis formosa и Scoliopleura tumida - в Карелии и Голландии. Melosira aldicans и Raphoneis nitida (Greg.) Grun. отмечены в осадках бореальной трансгрессии впервые. В то же время из числа обычных в бореальных флорах форм на Ваге отсутствуют Podesira stelliger (Bail.) Mann., Actinoptychus undulatus (Bail.) Ralfs, Raphoneis amphiceros Ehr.

В целом доминирующий комплекс диатомей из бассейна р. Ваги своеобразен и близких аналогов в других межледниковых флорах не имеет, однако он довольно сходен с характерным комплексом из современных осадков Норвежского моря [Brockmann, 1934]. Общими доминантами являются Melosira sulcata, споры Chaetoceros, Riddulphia rhombus, Cymatosira belgica, Nitzschia navicularis. Несомненно, что на формирование диатомовой флоры Ваги существенное влияние оказывали теплые атлантические воды.

Сведения о более древних морских флорах севера Европейской части СССР очень ограничены. В комплексе диатомей из осадков северной трансгрессии одинцовского межледниковья на Среднем Тимане, в бассейне р. Космы [Лосева, 1970], 52 формы (из 90) являются общими с Вагой, в том числе доминанты Melosira sulcata и Hyalodiscus obsoletus. Большая часть видов на Косме представлена малым числом экземпляров, и в целом флора несравненно беднее. Еще меньшее сходство важский комплекс диатомей имеет с комплексом из морских неоген (?)-нижнечетвертичных отложений на р. Шапкиной в бассейне нижней Печоры [Бердовская, Лосева, 1970]. Общих форм отмечено 49 (из 110). Среди доминант лишь Melosira sulcata присутствует в обоих комплексах.

Наконец, сравнение диатомей Ваги с акчагыльскими флорами показывает, что 29% форм (по отношению к Ваге) являются общими. К.К. Воллосович полагает, что слои с диатомеями на Ваге, как и осадки бореальной трансгрессии вообще [Воллосович, 1966], древнее микулинского межледниковья и отвечают акчагылу юга. Ничего нет необычного в том, что разные по возрасту и географическому положению флоры имеют какое-то число общих форм. Важно учитывать при сопоставлениях состав доминант, оценки обилия форм, соотношение экологических групп между собой и т.д. И по этим признакам комплексы диатомей на Ваге и в акчагыльских отложениях существенно различны. С равным успехом акчагыльские диатомовые флоры можно сопоставлять, например, с современной флорой Белого моря, и, следовательно, по диатомовым комплексам нет оснований делать заключение об одновозрастности акчагыла и осадков бореальной трансгрессии.

Таким образом, детально изученный богатый комплекс диатомей (258 форм) бассейна р. Ваги свидетельствует о том, что по положению в разрезе и спорово-пыльцевым спектрам содержащие его слои относятся к осадкам бореальной трансгрессии микулинского межледниковья позднего плейстоцена. Состав диатомей указывает на условия сублиторальной зоны морского бассейна.

Комплекс доминант своеобразен и не имеет близких аналогов в других межледниковых флорах. Сходство его с комплексом из осадков Норвежского моря и присутствие ряда теплолюбивых форм, не характерных для современных северных морей, говорят о значительном влиянии атлантических вод и о более тепловодном режиме во время формирования важской флоры.

 

ЦИТИРОВАННАЯ ЛИТЕРАТУРА

1. Бердовская Г.Н., Лосева Э.И. Сборн. Вопросы стратиграфии и корреляции плиоценовых и плейстоценовых отложений южных и северных частей Предуралья, в. 1, Уфа, 1970.

2. Воллосович К.К. Сборн. Геология кайнозоя севера Европейской части СССР, М., 1966.

3. Жузе А.П., Порецкий В.С. Тр. Совещ. секции INQUA, 1937.

4. Лосева Э.И. Сборн. Вопросы стратиграфии и корреляции плиоценовых и плейстоценовых отложений южных и северных частей Предуралья, в. 1, Уфа, 1970.

5. Покровская И.М. Тр. Совещ. секции INQUA, 1937.

6. Шешукова-Порецкая В.С. Уч. зап. Ленингр. унив., сер. биол. наук, № 121, в. 40 (1955).

7. Brockmann Chr., Naturwiss. Verein zu Bremen, 29, 1/2 (1934).

   

 

Ссылка на статью:

Лосева Э.И. Новые данные о диатомовых водорослях отложений бореальной трансгрессии в бассейне р. Ваги. Доклады АН СССР. 1971. Том 199, № 5, с. 1130-1133.

 






eXTReMe Tracker

 
Яндекс.Метрика

Hosted by uCoz