Е.Ф. Станкевич

СУЩЕСТВУЕТ ЛИ «БОЛЬШЕЗЕМЕЛЬСКИЙ ХРЕБЕТ»?

Скачать *pdf

УДК 911.2:551.4

 

До сих пор в географической и геологической литературе можно найти описание так называемого «Большеземельского» или «Земляного хребта», который протягивается в широтном направлении через всю северную часть Большеземельской тундры. Этот «хребет» многие исследователи считают за конечноморенную гряду. В настоящее время накопилось уже достаточно материалов, позволяющих утверждать, что этого «хребта» в природе не существует.

Первые сведения о «Большеземельском хребте» можно найти в книге «Путешествия академика Лепехина в 1772 г .», в которой указывается, что «... хребет Большеземельский начинается от Печоры расстоянием около 35 верст, и простирается до больших Сибирских гор» ([Лепехин, 1805], стр. 232). Многие авторы указывают, что впервые «Большеземельский хребет» был описан А. Шренком. [Шренк, 1855].

А. Шренк, посетивший Большеземельскую тундру в 1837 г ., описывает этот «хребет» следующим образом: «Нас окружала плоско-холмистая земля, перерезаемая обширными долинами и седловинным углублением; она возвышалась на 480 футов над уровнем моря или 200 футов над равнинами, расстилающимися около верховьев Колвы. Возвышенность эта на всем своем протяжении, начиная от нижней дуги Печоры до самых крайних отраслей своих в верховьях Коротаихи, носит название Большеземельского хребта, заимствуемое от Большой Земли самоедов, которую она пересекает вдоль от юго-запада к северо-востоку. Самоеды называют ее просто Гой, т.е. «Земляной хребет»» ([Шренк, 1855], стр. 266).

Упоминания о «Большеземельском хребте» имеются в работах В.Н. Латкина ([Латкин, 1853], стр. 117), В. Иславина ([Иславин, 1847], стр. 8), Н.А. Кулика ([Кулик, 1923], стр. 2, 3), В.В. Копериной ([Коперина, 1933], стр. 321), М.П. Кудрявцева ([Кудрявцев, 1946], стр. 6, 30), Г.А. Чернова [Чернов, 1947]. В работах В.В. Воропая [Воропай, 1901], Д. Руднева [Руднев, 1905], С.В. Керцелли [Керцелли, 1911], В.Н. Андреева [Андреев, 1935], Ю.А. Ливеровского [Ливеровский, 1933], И.И. Краснова [Краснов, 1947], Е.Ф. Станкевича [Станкевич, 1960а; 1960б; 1962] отрицается существование этого хребта. А.А. Григорьев в первой своей работе по Большеземельской тундре [Григорьев, 1906] не упоминает о «Большеземельском хребте». Однако в более поздней его работе говорится, что этот хребет протягивается в широтном направлении через всю Большеземельскую тундру и является конечно-моренной грядой ([Григорьев, 1922], стр. 44). После этих работ понятие о «Большеземельском хребте» стало широко применяться в обзорной географической литературе [Берг, 1947; Гладцин, 1939; Рихтер, 1946; Эдельштейн, 1935]. В последнее время Б.Л. Афанасьев [Афанасьев, 1958] снова возрождает идею существования «Большеземельского хребта», придавая ему не только орографическое, но и тектоническое значение ([Афанасьев, 1958], стр. 6, 11, 15).

Сторонники «Большеземельского хребта» утверждают, что он прослеживается в северной части Большеземельской тундры в виде непрерывной цепи вытянутых в широтном направлении невысоких гряд, сложенных мореной, ж служит водоразделом рек, текущих на север к морю и на юг к pp. Печоре и Усе. Из путевых записей А. Шренка следует, что он впервые пересекал «Большеземельский хребет» в верховьях р. Колвы ([Шренк, 1855], стр. 266, 267); затем ехал вдоль побережья Хайпудырской губы, имея возвышения хребта справа от себя (стр. 282, 283). Возвышениями, которые можно было принять за высоты хребта, по-видимому, являлись Ута-Лем-Мусюр, Чира-Мыльк и Яран-Мусюр, находящиеся на правом берегу р. Море-Ю. При возвращении с Пай-Хоя А. Шренк, как он пишет, вновь увидел высоты «Большеземельского хребта» на левом берегу р. Коротаихи ниже устья р. Хей-Яги (стр. 446). По-видимому, это были высоты Ярсидей-Мылька и Сальды-Хоя, которые, если смотреть на них с севера, с морской послеледниковой равнины, можно принять за хребты. Таким образом, согласно наблюдениям А. Шренка, «Большеземельский хребет» должен проходить в восток-северо-восточном направлении через верховья р. Колвы к нижнему течению р. Море-Ю, пересекать ее и подходить почти вплотную к р. Коротаихе выше устья р. Сарембой-Яги.

Н.А. Кулик, а с ним М.П. Кудрявцев и некоторые другие видят «Большеземельский хребет» в широтных грядах на водоразделе Б. Роговой - Коротаихи, т.е. на 50- 60 км южнее «хребта», отмеченного А. Шренком. А.А. Григорьев, Д. Руднев, А.В. Журавский [Журавский, 1926] и другие за центр «Большеземельского хребта» принимают район к северу от Вашуткиных озер (г. Б. Хадя-Мыльк), который находится на 15- 25 км южнее возвышенностей, принятых за «Большеземельский хребет» А. Шренком. И.Н. Гладцин на рис. 4 ([Гладцин, 1939], стр. 53) изображает «Большеземельский хребет» в виде трех гряд на правом берегу р. Шапкиной и у западного побережья Хайпудырской губы севернее устья р. Море-Ю. Л.С. Берг [Берг, 1947], Г.Д. Рихтер [Рихтер, 1946] и др., описывая этот «хребет», считают, что он представляет водораздел рек, текущих к северу к морю и на юг в Печору и Усу. Можно только догадываться, что, не имея карт, многие исследователи принимали наиболее высокие, по их мнению, гряды широтного направления за «Большеземельский хребет». При этом часто под названием этого «хребта» понимались возвышения параллельные и отстоящие друг от друга на 25- 60 км .

Водораздельная линия Усы-Печоры и Баренцева моря очень извилиста, и часто истоки притоков р. Усы далеко заходят за истоки рек, текущих непосредственно в море. Таким образом, водораздельные возвышенности не могут являться единым хребтом.

«Большеземельский хребет» обычно описывался как серия широтно вытянутых гряд с относительными высотами в 30- 60 м и абсолютными отметками порядка 200 м . Подобные гряды часто встречаются в Большеземельской тундре и значительно южнее водораздела рек, текущих в море и в Печору-Усу. В самом центре «Большеземельского хребта» наиболее высокие возвышенности (Б. и М. Хадя-Мыльк, Б. и М. Сава-Мыльк, Ярсидей-Мыльк и др.) имеют вид не вытянутых гряд, а округлой или овальной формы холмов.

На севере Большеземельской тундры у побережья моря пользуется широким распространением морская прибрежная равнина, сложенная осадками поздне- и послеледниковой трансгрессии (до абс. отм. 50- 60 м ). При взгляде с нее на уступ, ограничивающий ее с юга, создается впечатление, что видишь окраину горной страны, причем над зубчатой линией горизонта там и сям поднимаются отдельные вершины и гребни.

Очень многие исследователи считают «Большеземельский хребет» конечной мореной [Афанасьев, 1958; Берг, 1947; Гладцин, 1939; Григорьев, 1922; Коперина, 1933; Кудрявцев, 1946; Кулик, 1923; Рихтер, 1946; Соколов, 1934; Чернов, 1947; Эдельштейн, 1935]. Одновременно указывается, что от широтной моренной гряды отходят еще гряды меридионального направления. Такие узлы гряд принимаются за место стыка пайхойских и уральских льдов ([Григорьев, 1922], [Кудрявцев, 1946], стр. 30; [Коперина, 1933], стр. 321). Сочетание широтных, меридиональных и других направлений гряд не характерно для конечноморенной области.

Утверждения, что все гряды-мусюры в Большеземельской тундре сложены мореной, больше основаны на предположениях, чем на фактических данных.

В районе Вашуткиных озер, который считался примером конечноморенного рельефа и где указывалась мощность морены последнего оледенения в 50 м , было обнаружено, что основные холмы-мыльки (Б. и М. Хадя-Мыльк, Б. и М. Сава-Мыльк и др.) и гряды сложены не валунными суглинками, а горизонтально-слоистыми, преимущественно мелкозернистыми песками с обломками и целыми раковинами морских четвертичных моллюсков и других организмов [Станкевич, 1960а; 1962]. Эти пески с фауной на pp. Няртей-Яге, Таб-Яге, Лабогей-Ю и других обнажаются на 30- 50 м . Общая же мощность их, по-видимому, превышает 80- 90 м . Они лежат на моренных темно-синих, синевато-серых валунных суглинках предпоследнего оледенения и покрываются тонким (обычно 2- 4 м ) плащом бурых, светло- и темно-серых валунных суглинков последнего оледенения. На возвышенности Сальды-Хой (между р. Таб-Ягой и Няртей-Ягой), в верхнем течении р. Море-Ю, в верховьях pp. Няртей-Яги и Пэ-Яги и в ряде других мест верхний моренный покров смыт, и на дневную поверхность выходят сразу же пески с морской фауной.

К северу и к северо-западу, а может быть и к западу и юго-западу от Вашуткиных озер основные холмы и гряды сложены межледниковыми морскими песками, лишь изредка прикрытыми тонким плащом моренных суглинков. Возвышения же, сложенные моренными суглинками, распространены к востоку и югу от озер. Во многих случаях рельеф в этом районе очень напоминает камовый.

Указания М.С. Калецкой [Калецкая, 1961] на якобы свежий озерно-ледниковый рельеф в центре Большеземельской тундры основывались только на сходстве современного рельефа этого района с типичным аккумулятивным рельефом ледникового происхождения. Надо отметить, что впоследствии М.С. Калецкая [Калецкая, 1964] совершенно изменила свои взгляды не только насчет рельефа, но и насчет происхождения валунных суглинков. Она примкнула к той группе исследователей [Афанасьев, 1958; Данилов, 1962; Попов, 1963], которые считают, что если не все, то по крайней мере основная часть валунных суглинков Большеземелья имеет морское происхождение.

Очень часто гряды-мусюры в Большеземельской тундре сложены валунными суглинками последнего и предпоследнего оледенений. Такими являются, гряды Харатей-Мусюр, расположенные южнее, между pp. Лемвой и Большой Интой [Станкевич, 1961].

Высокие отметки, на которых встречены морские межледниковые отложения в районе Вашуткиных озер, свидетельствуют о значительных молодых колебательных движениях. По данным М.А. Лавровой, на северо-востоке европейской части Союза ССР «благодаря неравномерному поднятию суши, со времени бореальной межледниковой трансгрессии моря отложения ее наблюдаются на разных абсолютных высотах» ([Лаврова, 1952], стр. 126). На Пай-Хое морские межледниковые отложения встречаются на отметках выше 200 м , в западной части Большеземельской тундры ниже 60- 80 м , к северу от Вашуткиных озер па высоте 180 м (до 230 м ?). По-видимому, колебательные движения в пределах севера Большеземельской тундры были неравномерными не только на больших площадях, но и в пределах относительно небольших районов. Может быть, этим движениям в основном и обязаны очертания речных бассейнов и положение главной водораздельной линии, а не ледниковой аккумуляции - нагромождению конечных морен. Какого-то особого «Большеземельского хребта», находящегося на водоразделе рек, текущих прямо в море и в pp. Усу-Печору, не существует. На месте этого «хребта», как и в районе, лежащем к югу от него, имеется много отдельных, не связанных между собой гряд и холмов, сложенных как ледниковыми (моренными), так и морскими межледниковыми отложениями. Среди них есть гряды, обязанные своим происхождением эрозии, и гряды, созданные ледниковой аккумуляцией. Ориентировка этих гряд самая разнообразная (от широтной до меридиональной). Интересно отметить, что в Западно-Сибирской низменности многие возвышения, которым приписывалось ледниковое происхождение, оказались или цепочкой бугров пучения [Кузин и др., 1961], или грядами, сложенными коренными (палеогеновыми) породами [Кузин и др., 1961], или морскими межледниковыми образованиями [Лазуков, 1964]. Это свидетельствует о том, что выделение ледниковых форм на основании лишь морфологии рельефа часто приводит к ошибкам. Вместе с тем подобные ошибки не доказывают отсутствия вообще ледниковых форм, даже в описываемых районах.

Утверждение, будто «Большеземельский хребет» является тектонической структурой [Афанасьев, 1958], геологически не доказано. Поднятие Чернова, обязанное именно тектоническим движениям, которое прослеживается в восточной части Большеземельской тундры, под острым углом пересекает полосу мусюров, которые обычно принимаются за «Большеземельский хребет». Вместе с тем высокое положение морских ледниковых отложений вдоль северного побережья Большеземельской тундры свидетельствует о крупных колебательных движениях, которые контролировали распространение морских трансгрессий в межледниковые эпохи. Имеющийся фактический материал по распределению морских осадков и остатков морской четвертичной фауны позволяет утверждать, что амплитуда этих движений в последующие эпохи была заметно меньше.

 

Литература

1. Андреев В.Н. Растительность и природные районы восточной части Большеземельской тундры. Тр. Полярн. комисс, в. 22, 1935.

2. Афанасьев Б.Л. Неотектоника плейстоцена и голоцена Печорского угольного бассейна и прилегающих районов северного Приуралья. Автореф. канд. дисс. МГРИ. Воркута, 1958.

3. Берг Л.С. Географические зоны Советского Союза. М., 1947.

4. Воропай И.И. От реки Оби до Северного океана и обратно через Большеземельскую тундру. Природа и охота, 1899-1901.

5. Гладцин И.Н. Геоморфология СССР, ч. 1. Л ., 1939.

6. Григорьев А.А. Отчет о поездке в Большеземельскую тундру. Тр. Петерб. общ. естествоиспыт., т. 36, в. 1. Протоколы заседаний 1905-1906.

7. Григорьев А.А. Геология и рельеф Большеземельской тундры и связанные с ними проблемы. Тр. Сев. науч.-промысл. экспед., в. 22, 1922.

8. Данилов И.Д. О генезисе толщи серых валунных суглинков Воркутского района. В сб.: Вопросы географии мерзлотоведения и перигляциальной морфологии. МГУ, М., 1962.

9. Журавский А.В. Маршрут Большеземельской экспедиции в 1904 и 1905 гг. Ежег. зоолог, музея АН СССР, т. XI, 1926.

10. Иславин В.Л. Самоеды в домашнем и общественном быту. СПб., 1847.

11. Калецкая М.С. Четвертичные отложения и некоторые черты рельефа восточной части Печорского бассейна. Матер. Всесоюзн. совещ. по изуч. четвертичн. периода, т. II, АН СССР, М., 1961.

12. Калецкая М.С. Некоторые вопросы формирования четвертичных отложений северо-востока Русской равнины и западного склона Полярного и Приполярного Урала. Тез. докл. к Всесоюзн. совещ. по изуч. четвертичн. периода, секция палеогеографии, Новосибирск, 1964.

13. Керцелли С.В. По Большеземельской тундре с кочевниками. Архангельск, 1911.

14. Коперина В.В. Отчет по геологической съемке верхнего течения р. Адзьвы и р. Хайпудыры в 1932 г . Землеведение, т. 35, в. 4, 1933.

15. Краснов И.И. Результаты изучения четвертичных отложений Большеземельской тундры в Печорской низменности. Бюлл. Комм. по изуч. четвертичн. пер., № 9, 1947.

16. Кудрявцев М.П. Материалы по геоморфологии и четвертичным отложениям в бассейне р. Б. Роговой (Большеземельская тундра). Уч. зап. МГУ, в. 108, Геология, т. 1, кн. 1, 1946.

17. Кузин И.Л., Рейнин И.В., Чочиа Н.Г. Основные черты палеогеографии четвертичного периода на территории Западно-Сибирской низменности в связи с вопросом об ее оледенении. Тр. ВСЕГЕИ, нов. серия, т. 64, 1961.

18. Кулик Н. Предварительный отчет о поездке в Большеземельскую тундру летом 1910 г . Зап. Минер. общ., II серия, ч. 51, в. 1, 1918-1923.

19. Лаврова М.А. Основные этапы истории четвертичного периода севера европейской части СССР. Мат. по четвертичн. периоду СССР, в. 3, 1952.

20. Лазуков Г.И. Центры оледенений Западно-Сибирской низменности. Вестн. МГУ, серия V, География, т. 6, 1964.

21. Латкин В.Н. Дневник Василия Николаевича Латкина во время путешествия на Печору в 1840 и 1843 гг. Зап. Русск. геогр. общ., кн. VII, ч. 1, 1853.

22. Лепехин И.И. Путешествия академика Ивана Лепехина, ч. IV в 1772 г . СПб., 1805.

23. Ливеровский Ю.А. Геоморфология и четвертичные отложения Печорского бассейна. Тр. Геоморфолог, инст., в. 7, 1933.

24. Попов А.И. Плейстоценовые отложения в нижнем течении р. Печоры. В сб.: Кайнозойский покров Большеземельской тундры. Изд. МГУ, 1963.

25 Рихтер Г.Д. Север, европейской части СССР. Физико-географическая характеристика. М., 1946.

26. Руднев Д. Предварительный отчет о Большеземельской экспедиции 1904 г . Изв. РГО, т. 41, в. 3, 1905.

27. Соколов Н.И. Геоморфология центральной части Большеземельской тундры (резюме доклада). Тр. I Всесоюзн. геогр. съезда, секц. засед., в. 4, 1934.

28. Станкевич Е.Ф. Новые данные но стратиграфии отложений последнего межледниковья для междуречья Адзьвы и Коротаихи. ДАН СССР, т. 132, № 6, 1960.

29 Станкевич Е.Ф. Некоторые замечания к работе М.С. Калецкой и А.Д. Миклухо-Маклая по четвертичной истории восточной части Печорского бассейна и западного склона Полярного Урала. Советская геология, № 9, 1960.

30 Станкевич Е.Ф. Основные черты геологического строения бассейна р. Б. Кочмес. Уч. зап. Казанск. унив., т. 121, кн. 9, 1961.

31. Станкевич Е.Ф. Четвертичные отложения восточной части Большеземельской тундры. Изв. АН СССР, серия геолог., № 5. 1962.

32. Чернов Г.А. Новые данные по четвертичной истории Большеземельской тундры. Бюлл. Ком. по изуч. четвертичн. периода, № 9, 1947.

33 Шренк А. Путешествие к северо-востоку Европейской России через тундры самоедов к северным Уральским горам, предпринятое по высочайшему повелению в 1837 г . Александром Шренком. СПб., 1855.

34. Эдельштейн Я.С. Устройство поверхности северных районов СССР. Геология и полезн. ископ. севера СССР, т. 1, Геология, 1935.

 

 

Ссылка на статью:

Станкевич Е.Ф. Существует ли «Большеземельский хребет»? Известия ВГО, 1969, том 101, № 5, с. 465-468.

 



вернуться на главную



eXTReMe Tracker

 
Яндекс.Метрика

Hosted by uCoz