НОВЫЕ ДАННЫЕ О БИОГЕОГРАФИЧЕСКОЙ УНИКАЛЬНОСТИ НОВОЙ ЗЕМЛИ

В.Н. Калякин

УДК 598.2/9.571.651.8

Скачать *pdf

 

Институт охраны природы и безопасного природопользования Фонда национальной и международной безопасности, Москва

 

 

В результате работ, проводившихся с 1983 г. в Новоземельском регионе (на Вайгаче, Югорском полуострове), а с 1988 г. на Новой Земле, получены новые данные о фауне и растительности архипелага и их истории.

Данные по четвертичной фауне моллюсков были собраны на севере Вайгача, на крайнем юге Новой Земли и у губы Пуховой. На Вайгаче эта фауна не встречена выше 47-48 м над уровнем моря в районе губы Пуховой она не встречена выше 85-90 м над уровнем моря. Абсолютный возраст проб по 14С (определение Л.Д. Сулержицкого) - 27 тыс. лет (о. Вайгач) и 15 тыс. лет (губа Пуховая). Такой же рост имели костные остатки лошади из мамонтового комплекса низовий Щучьей (юг Ямала) с высоты не более 10 м над уровнем моря. На большей части обследованной по губе Пуховой территории (от мыса Бритвин до Б. Пухового озера) до изогипс 300-350 м над уровнем моря отсутствуют формы ледникового рельефа и ледниковые осадки. Видовой состав четвертичного малакокомплекса из района губы Пуховой по результатам его определения (проведено Н.М. Калякиной) включает не менее 10 видов: Natica sp., Pecten islandicus, Pecten sp., Mya truncata, Astarte borealis, Elliptica elliptica, Nicania montagui, Hiatella (Saxicava) sp., Macoma balthica. Аналогичный комплекс с Вайгача включал только 2 вида: Macoma sp. (calcarea?) и Hiatella sp. при абсолютном доминировании последнего.

Растительность Новой Земли имеет гораздо более сложный и комплексный характер, чем считалось ранее [Александрова, 1971]. Фрагменты типичной тундры вдоль западного побережья архипелага прослеживаются на север вплоть до губы Крестовой, небольшие оазисы южно-тундрового типа имеются во многих местах южного острова вдоль его южного и западного побережья. В 1994 г. вдоль кутовой части губы Пуховой и озер Б. и М. Пуховых площади, занятые южно-тундровыми сообществами, занимают десятки километров. Здесь имеются сплошные заросли кустарниковой ивы Salix lanata (участки до 1-1.2 км длиной и в сотни метров шириной), куртины карликовой березы, заметно присутствие морошки, брусники, иван-чая, лапчатки и других видов.

Рисунок 1

Значительно богаче, чем считалось ранее [Pleske, 1928; Tagardt, 1928], наземная фауна архипелага.

Так, почвенная мезофауна по своей структуре и видовому разнообразию ряда групп (люмбрицид, орибатид, коллембол, мелких жужелиц) представляет собой комплекс, до настоящего времени вообще неизвестный для тундровой зоны [Криволуцкий и Калякин, 1993].

Значительно богаче оказалась и фауна птиц Новой Земли: ряд видов, известных здесь и ранее, распространен шире, чем считалось.

К первым относятся следующие виды и формы, гнездящиеся на архипелаге: чешуйчатая краснозобая гагара (Gavia stellata squamata, известная ранее на Шпицбергене и Земле Франца Иосифа), зимняк (Buteo lagopus ssp., на Новой Земле вдоль западного побережья распространен до Маточкина Шара или даже далее), тундряная куропатка (Lagopus mutus hyperboreus, известная ранее на Шпицбергене, Медвежьем и Земле Франца Иосифа; на Новой Земле - предгорная часть Гусиной Земли или шире), круглоносый плавунчик (Phaparopus lobatus, юг Новой Земли), турухтан (Philomachus pugnax) и белохвостый песочник (Calidris temminckii) - спорадично и неежегодно, большой поморник (Stercorarius skua - от Вайгача до губы Грибовой или севернее), серебристая чайка (Lams argentatus, юг Гусиной Земли), малая полярная чайка (L. glaucoides, от губы Пуховой до Маточкина Шара или шире, есть основания предполагать существование особого новоземельского подвида), большая морская чайка (L. marinus, от островов Хайпудырской губы до Маточкина Шара или шире), болотная сова (Asio flammeus, до юга Гусиной Земли или шире), луговой конек (Anthus pratensis, найден у вершины губы Пуховой). Ко вторым относятся: малый лебедь (Cygnus bewickii, идет на север до губы Крестовой), белощекая казарка (Branta leucopsis - до Русской Гавани), глупыш (Fulmarus glacialis, на юг до г. Серебрянки), хрустан (Eudromias morinellus - до юга северного острова), плосконосый плавунчик (Ph. fulicarius, на юг до района мыса Бритвин), рогатый жаворонок (Eremophila alpestris, на север до губы Мелкой), белая трясогузка (Motacilla alba, до юга Гусиной Земли), обыкновенная каменка (Oenanthe oenanthe, до губы Пуховой). К первой группе, вероятно, относятся также сибирская (Polysticta stelleri) и гренландская (Somateria mollissima borealis) гаги, сибирская клуша (L. heuglini), чечетка (Acanthis flammea), а ко второй - гуменник (Anser fabalis), кулик-воробей (C. minuta), чернозобик (С. alpina) и люрик (Alle alle ssp.).

Необходимо учитывать антропогенную трансформацию орнитофауны и экосистем в целом. На расположенном в непосредственной близости Вайгаче из состава местного орнитокомплекса за последнее тысячелетие «выпало» не менее 20 видов птиц, как это показали исследования археологического материала [Калякин, 1993; 1994].

Приведенные данные позволяют сделать следующие выводы.

1. Полученные материалы хорошо согласуются с недавно опубликованными данными об отсутствии на Новой Земле в четвертичное время сплошных оледенений, поэтому местная биота имела возможность преемственного развития в течение периода, превышавшего по своей длительности плейстоцен [Малясова и Серебрянный, 1993].

2. Новая Земля и Вайгач в вюрмскую эпоху изостатически вели себя в качестве блоков, в определенной степени автономных от Урало-Пайхойской структуры. Этим в еще большей степени нарушались непосредственные сухопутные связи Новой Земли с материком по сравнению с современностью: по сезонным льдам пролив Карские Ворота могут преодолевать только некоторые крупные млекопитающие - северный олень, волк, лисица, росомаха. В противоположность этому значительно более узкий пролив Югорский Шар преодолим зимой еще для целого ряда зверей: тундряной бурозубки, узкочерепной полевки, полевки Миддендорфа, зайца-беляка, ласки и горностая, а в историческое время - для речного бобра, тогда как Новую Землю из мелких млекопитающих населяют только сибирский и копытный лемминги, обитающие и на Вайгаче.

3. Данные по четвертичной малакофауне подтверждают ранее высказанное предположение [Малясова и Серебрянный, 1993] о том, что амплитуда вертикальных изостатических движений в новоземельском регионе должна возрастать по направлению к северу.

4. Сравнение видового состава позднечетвертичных малакокомплексов с Вайгача и из района губы Пуховой между собой и с видовым составом современной малакофауны региона показывает, что в позднечетвертичное время градиент гидрологических условий между центрально-западно-новоземельским и вайгачским районами был значительнее, чем в настоящее время.

5. Данные по орнитофауне (ее видовой состав, распространение различных видов, заметная доля узкоареальных подвидов) наряду с данными по растительному покрову и почвенной мезофауне подчеркивают биогеографическое своеобразие Новой Земли, свидетельствуют о длительности ее автохтонного развития и о наличии эндемичного, по преимуществу высокоарктического орнитокомплекса в приатлантическом секторе Арктики (к нему относится и целый ряд видов и подвидов птиц, не упоминавшихся выше). Наряду с данными по четвертичной малакофауне эти материалы также подчеркивают различия, существующие между центрально-западно-новоземельским и вайгачским районами.

6. Существование «оазисов» южно-тундрового типа на значительном (в сотни километров) и длительном отрыве от южно-тундровой зоны - явление уникальное и заслуживает дальнейшего тщательного и комплексного изучения. Оно представляет собой не только значительный научно-теоретический, но и практический интерес в силу того, что только подобные исследования способны дать адекватную научную основу для разработки практических природоохранных мероприятий (формирования сети заповедников, системы биосферного мониторинга, оптимизации природопользования), столь остро необходимых для Новой Земли и для Арктики в целом.

7. Приведенные материалы показывают также, насколько неудовлетворительно до недавнего времени была исследована Новая Земля (и весь Новоземельский регион), даже в ее западной, наиболее посещаемой части (это в еще большей степени относится к ее восточным районам, имеющим более континентальный климат, которые до сих пор в биогеографическом отношении остаются почти «белым пятном»). В немалой степени это связано с тем, что предшествующие многочисленные исследования практически ограничивались довольно узкой прибрежной полосой и уже в силу этого не охватывали всего ландшафтного, а следовательно, экосистемного и биологического разнообразия архипелага. Работы, особенно 1990 и 1994 гг., наглядно показали, что более полный охват естественных водосборных бассейнов (см. подробнее [Калякин, 1986]) и в этих специфических условиях позволяет более полно отразить свойственное Новой Земле природное разнообразие. Нет сомнений, что ориентация на собственно суббиосферные структуры совершенно необходима и при разработке практических мероприятий по охране и оптимальному использованию биосферного наследия. Подобный подход, по сравнению с традиционным пока покомпонентным, не только значительно комплекснее и репрезентативнее, но и, в конечном итоге, оперативнее, компактнее и дешевле.

Теперь, как никогда ранее, актуально подлинно биосферное открытие Новой Земли и для науки, и с целью всемерной охраны и сохранения ее живого природного наследия, уникального для Арктики в целом, сохранение которого имеет общемировое значение.

 

СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ

1. Александрова В.Д. Принципы зонального деления растительности Арктики // Ботан. журн. 1971. Т. 56. № 1. С. 3-21.

2. Калякин В.Н. Речной бассейн как структурно-хорологическая единица биосферы. Деп. в ВИНИТИ. № 7684. М., 1986. 50 с.

3. Калякин В.Н. В кн.: Новая Земля. Труды МАКЭ. М., 1993. В. III. Т. 2. С. 23-87.

4. Калякин В.Н. Биота. В спец. вып. трудов МАКЭ «Новая Земля: концепция формирования системы особо охраняемых природных и историко-культурных территорий». М., 1994. С. 10-14.

5. Криволуцкий Д.А., Калякин В.Н. Микрофауна почв в экологическом контроле на Новой Земле. В кн.: Новая Земля. Труды МАКЭ. М., 1993. В. III. Т. 2. С. 125-131.

6. Малясова Е.С., Серебрянный Л.Р. Естественная история Новой Земли. В кн.: Новая Земля. Труды МАКЭ. М., 1993. В. III. Т. 2. С. 10-22.

7. Pleske Th. In: Mem of the Boston Soc. of Nat. Hist. 1928. 258 p.

8. Tragardt Y. Acari. Report of the Scientific Results of the Norwegian Expedition to Nowaya Zemlya. 1921. Oslo, 1928. №40. P. 1 - 11.

 

 

Ссылка на статью:

Калякин В.Н. Новые данные о биогеографической уникальности Новой Земли // Доклады РАН. 1995. Том 343. № 1. С. 139-141.

 





eXTReMe Tracker


Flag Counter

Яндекс.Метрика

Hosted by uCoz