Ю.Е. ПОГРЕБИЦКИЙ

 ГЕОДИНАМИЧЕСКАЯ СИСТЕМА СЕВЕРНОГО ЛЕДОВИТОГО ОКЕАНА И ЕЕ СТРУКТУРНАЯ ЭВОЛЮЦИЯ

УДК 551.3+551.24.01(268)

«Севморгео»

Скачать pdf

 

  

Впадины Северного Ледовитого океана и его окраинных морей находятся в центре грандиозной Арктической депрессии, образующей область стока Северного Ледовитого океана и характеризующейся замкнутостью и закономерным наклоном литосферной поверхности от пограничных хребтов и возвышенностей к океаническому ложу. Составляющие депрессию морфоструктуры, как и современные экзогенные геологические процессы, подчинены общему устройству поверхности.

Наличие геологически единой структуры, охватывающей Северный Ледовитый океан и обширные пространства материков, вызывает естественный вопрос: является ли сложившаяся к сегодняшнему дню совокупность составляющих ее морфоструктур и экзогенных геологических процессов случайной или это геодинамическая система, обусловленная эволюционным развитием? Иначе говоря, вправе ли мы сопоставлять геологическое развитие океана и континентов и строить последовательные цепи из коррелируемых явлений или к этому нет оснований?

Как будет показано далее, альтернатива решается в пользу наличия системы. Существование подобной геодинамической системы и характер ее развития свидетельствуют о необходимости нового подхода к объяснению и увязке совокупности экзогенных и эндогенных геологических процессов, что имеет не только научное, но и прикладное значение.

Настоящая статья - это краткий обзор результатов изучения области стока Северного Ледовитого океана, проводимого специалистами научно-производственного объединения «Севморгео». В основу ее положены опубликованные палеотектонические и палеогеографические реконструкции окружающих материков, увязанные с данными отечественных и зарубежных региональных геолого-геофизических исследований в Арктическом бассейне. Поскольку сведения о вещественном составе геологических формаций на дне океана и морей пока еще скудны, попытка охарактеризовать эволюцию геодинамической системы сделана главным образом по данным о структурных превращениях.

Основные структурные элементы и история их развития. Арктическая депрессия делится на три концентрических зоны. Внешняя зона характеризуется подавляющим развитием денудационного рельефа. Она состоит из цепи хребтов и возвышенностей и может быть названа пограничным орогенным поясом. Промежуточная зона представлена преимущественно аккумулятивными и денудационно-аккумулятивными равнинами и шельфами окраинных морей (далее она будет именоваться материковой центроклиналью). Центральная зона, или океаническое ядро, состоящая из абиссальных котловин и разделяющих их подводных гор, является местом накопления пелагических осадков.

Пограничный орогенный пояс. Общая протяженность пограничного эрогенного пояса около 29,5 тыс. км. Его непрерывность нарушена в трех местах: между о. Св. Лаврентия и м. Принца Уэльского ( 300 км ), на выходе из Белого моря ( 75 км ), между Скандинавией и Шетландскими островами ( 300 км ). Для систематизации палеотектонических данных морфоструктуры пояса (хребты, плато, пороги) пронумерованы (1, 2... 31) и сгруппированы в отрезки (I-IX), отвечающие по протяженности контакту со смежными депрессиями (таблица).

Таблица

Для всех наблюдаемых морфоструктур от зарождения до ныне характерен рекуррентный рост. По времени зарождения выделяются семь возрастных групп (от молодых к древним): 1) неогеновая - Северо-Американский отрезок (VIII); 2) позднемеловая - Исландский (VI) и Гренландско-Лабрадорский (VII) отрезки; 3) раннемеловая - Охотско-Беринговский отрезок (I); 4) триасово-юрская - Монгольский отрезок (II); 5) позднепермско-триасовая - Уральско-Казахстанский отрезок (III); 6) пермская - Тимано-Кольский (IV) и Шотландско-Норвежский (V) и отрезки; 7) верхнепалеозойско-мезозойская - Кордильерский (IX) отрезок.

Названные группы расположены закономерно; позднемеловые и кайнозойские поднятия представляют собой границу с Атлантическим океаном и его периферийными структурами на Северо-Американском континенте, раннемеловые и более древние - границу с Тихим океаном, его периферийными бассейнами и бессточными впадинами Евразии. В пределах Евразии с запада на восток наблюдается последовательная смена времени зарождения орогенов от перми по ранний мел. Строгая последовательность подчеркнута телескопированностью фаз тектонической активизации и магматизма (см. таблицу), а единство цепи проявляется в глубинных структурах коры [Беляевский, 1974; Геологическое…, 1968; Особенности…, 1972].

Создается впечатление, что формирование цепи происходит путем наращивания звеньев границы по простиранию пояса. Однако в действительности, как показывают палеогеографические построения [Атлас…, 1969; Белый, 1974; Устрицкий, 1975], наблюдаемая картина обусловлена фронтальной миграцией орогенных зон вкрест простирания пояса внутри депрессии с погружением в тылу зон ранней орогении. Элементы его возникли в пределах Евразии в пермское время; на одних отрезках орогенные структуры развивались рекуррентно на одном и том же месте, а в других они мигрировали внутрь Арктической депрессии. При этом максимум миграции приходился на выпуклую часть дуги, обращенную к Тихому океану (рис. 1, отрезки I и II).

Рисунок 1

Формирование пояса происходило в два главных этапа. В первый, начавшийся в перми, была создана его граница с Тихоокеанскими структурами. В это время Арктическая область стока представляла собой головную часть Атлантического сегмента Земли. Во второй этап (поздний мел-кайнозой) северная головная часть Атлантического сегмента отделилась от основного тела новой системой орогенных структур и стала автономной тектонической депрессией.

Возрастные данные и отношения орогенных структур к субстрату свидетельствуют о наложенном характере всей системы поднятий, составивших пограничный орогенный пояс. Несмотря на случаи унаследованности простираний от глубинных швов, местоположение бортов Арктической депрессии не зависит от предшествующего тектогенеза.

 

Материковая центроклиналь. Строение материковой центроклинали определяется шестью крупными седиментационными бассейнами и наличием Среднесибирского щитового поднятия (высокой платформы). Последнее совместно с океаническими впадинами делит центроклиналь на две половины: евразийскую, представленную Баренцевым и Западно-Сибирским бассейнами, и амеразийскую, включающую Восточно-Сибирский, Канадский и Гудзонский бассейны седиментации. На оси щитовое поднятие - океан располагается Лаптевский седиментационный бассейн (см. рис. 1).

Среднесибирское щитовое поднятие имеет три этапа развития [Атлас…, 1967; Палеогеография…, 1967; Тектоническая…, 1965]: в первый (пермско-триасовый) сформировалось валообразное поднятие ядра с угленосными бассейнами, увенчанными траппами, на его крыльях; во второй  (юра - мел) - общее изометричное поднятие, сопровождаемое кимберлитовым магматизмом; в третий (кайнозойский) - дифференциальные вздутия малых куполов. С переходом к третьему этапу сопряжено мощное локальное проявление эксплозий среднего и кислого состава.

Анализируя зональность кимберлитовых полей, В.А. Милашев [Милашев, 1974] пришел к выводу, что под щитовым поднятием существовал грибовидный восходящий поток мантийного вещества. По мнению Н.А. Беляевского [Беляевский, 1974], поверхность Мохоровичича в пределах названного региона является по отношению к блокам фундамента эпигенетической, т.е. более молодой. Ограничивающие щитовое поднятие разломы проходят кору и смещают поверхность Мохоровичича на 3- 5 км ; на границе с орогенным поясом они достигают глубины 120- 150 км [Беляевский, 1974].

Баренцевский бассейн открыт в сторону Лофотенской котловины и включает Большеземельскую тундру, моря: Печорское, Баренцево и северную половину Карского. От Западно-Сибирского бассейна он отделен Новоземельско-Таймырским поднятием [Геологическая…, 1975]. В соответствии с орогенным обрамлением возраст осадочной серии должен отсчитываться с поздней перми (наиболее ранние признаки смены формаций соответствуют кунгурскому веку). Ложе Баренцевского бассейна составляют эпикаледонская, эпибайкальская и более древние платформенные образования, чехлы которых образуют промежуточный структурный этаж.

Баренцевская серия осадков, представленная терригенными морскими и континентальными отложениями, слагает четыре возрастных группы структур: позднепермско-триасовую (крупные прогибы-овалы); юрско-меловую (изометричные впадины); палеоген-четвертичную (окраинно-шельфовые желоба и грабены); неоген-четвертичную (внутри-шельфовые желоба, оперяющие котловину Нансена). Докайнозойский материал поступал с окружающих поднятий, в том числе с суши, располагавшейся к северу от современного континентального склона [Геология…, 1970]. С краевыми швами северной суши могут быть связаны интенсивные проявления платобазальтового магматизма Земли Франца-Иосифа и гипабиссальные интрузии долеритов Шпицбергена.

Западно-Сибирский бассейн включает одноименную низменность и южную половину Карского моря. Внутри него выделяются два крупных овала оседания - северный и южный. Для северного характерны большая мощность осадков и докембрийский возраст фундамента. Южный овал, заложившийся на байкальских каледонских и варисцийских складчатых образованиях Урало-Монгольского пояса, обладает меньшей мощностью отложений. Формирование общей для всего бассейна серии терригенных морских и континентальных отложений началось с лейаса и продолжается поныне.

Общим прогибанием в юре была объединена система отрицательных структур, представленных разными по размеру прогибами, мульдами, грабенами и тафрогенными желобами пермо-карбонового, пермского, пермско-триасового и триасового возраста. Эти структуры располагались либо на складчатом основании, либо на докарбоновых платформенных чехлах. Формации начальных этапов развития арктической депрессии представлены здесь осадочно-вулканогенными (базитовыми) образованиями пермо-триаса. Они обнаруживают разное соотношение с субстратом и кровлей. Наблюдаются как тесная ассоциация с карбоново-пермскими структурно-формационными комплексами постварисцийских прогибов при несогласии с юрскими толщами, так и обратное соотношение, характерное для дискордантной системы тафрогенов.

Лаптевский бассейн, располагающийся по простиранию океанических впадин Амундсена и Нансена, представляет собой материковое крыло этих структур. Осадочная серия его включает преимущественно морские кайнозойские отложения. В изолированных впадинах разрез начинается, вероятно, с верхнемеловых морских и континентальных осадков. Основание бассейна представлено разновозрастными зонами киммерийской складчатости и зажатыми между ними останцами Северо-Азиатского кратона. Сохранившиеся участки доверхнемелового чехла образуют промежуточный структурный этаж. Характер внутренней структуры бассейна и распределение мощности отложений подчинено двум системам разломов: 1) меридиональной, отвечающей восточному борту бассейна; 2) северо-западной, соответствующей простиранию Баренцево-Карского континентального склона.

Восточно-Сибирский бассейн включает Яно-Колымскую равнину и шельф Восточно-Сибирского моря. Материковое крыло бассейна зажато в подкове гор Северо-Востока СССР. В его формировании выявляются три этапа. Первый (пермско-раннемеловой) связан со становлением пояса. В это время площадь бассейна простиралась до побережья Охотского моря, включала левобережье Лены и Вилюйскую депрессию. К востоку от р. Лены бассейн состоял из геосинклинальных зон. На основании проведенных исследований реконструируется своеобразное сочетание геологических процессов, когда фациальная зональность отражает формирование нового бассейна, а распределение магматических формаций и мощность осадков внутри бассейна еще подчиняется геосинклинальному структурному плану, обусловленному ранними этапами тихоокеанского тектогенеза [Атлас…, 1967; Устрицкий, 1975].

Второй этап (позднемеловой) ознаменовался формированием Верхоянской цепи гор и замыканием материкового крыла. Третий (кайнозойский) этап усложнил внутреннюю структуру материкового крыла. Площадь меловой равнины сократилась в связи с возникновением хребтов Черского и Полоусного.

Геолого-геофизические исследования акватории и островов свидетельствуют о том, что с отделением материкового крыла шельфовая часть бассейна оформилась в крупную впадину-синеклизу [Тектоника…, 1974]. В разрезе синеклизы выделяются собственно платформенный чехол, состоя­щий из кайнозойских осадков, и промежуточный структурный этаж, включающий осадки переменной мощности. По нашему мнению, в центре синеклизы нижние слои промежуточного этажа относятся к раннему мезозою, причем, возможно, к перми. В основании синеклизы располагаются зoны ранней консолидации мезозоид и краевая часть Гиперборейской платформы [Тектоническая…, 1965; Устрицкий, 1975].

Канадский бассейн охватывает район Арктического архипелага, северное побережье Аляски и уходит под воды Канадской котловины. Общая серия осадков, обусловленных сносом с континента в сторону Северного Ледовитого океана, начала формироваться с валанжина - на востоке и с баррема - на западе бассейна [Rickwood, 1970; Thorsteinsson & Tozer, 1970]. Эти отложения перекрывают предшествующие впадины и поднятия, для которых ранняя история формирования Арктической депрессии тесно сплетается с посткаледонским тектогенезом Тихоокеанского пояса. Однако повсеместно вступление в новую геодинамическую систему знаменуется вытеснением на рубеже ранней и поздней перми карбонатных и эвапоритовых формаций терригенными. Начиная с раннего мела и кончая юрикской орогенией (палеоцен - эоцен), континентальные борта бассейна разрастались и наступали на площадь седиментации, вызывая линейные деформации меловых отложений, особенно интенсивные в восточном борту бассейна. Принципиальные изменения структурного плана связаны с плиоценовой активизацией, в результате которой материковое крыло обособилось от шельфового. В пределах Прибрежной равнины образовались валообразное поднятие Принц Патрик, система параллельных континентальному склону разломов, а также цепочка орогенных структур по линии гор Грантланд - Шеллер. Вдоль новообразованного борта аккумулируются прибрежно-морские грубые терригенные осадки формации бофорт, непосредственно переходящие - в рыхлые отложения Канадской котловины.

Гудзонский бассейн занимает Гудзонский залив, его прибрежные низменности и впадину Фокс, почти целиком находясь в кольце поднятий. Он образован в плиоцен-плейстоценовый период (синхронно бофортскому тектогенезу) на месте ранне-среднепалеозойской синеклизы.

Серия гудзонских осадков представлена морскими, аллювиальными и ледниковыми отложениями преимущественно плейстоценового возраста [Geology…, 1970].

В заключение укажем на следующие общие положения. Зарождение Арктической депрессии во всех бассейнах знаменуется переходом к терригенному седиментогенезу, причем в балансе твердого стока существенную роль играют поднятия на месте современного океана. Овалы оседания обнаруживают сложные соотношения со структурами основания на захваченной части Тихоокеанского пояса, но имеют простой характер эпиплатформенного наложения за его пределами. Своеобразие в эволюции бассейнов на отсеченной части Тихоокеанского пояса обусловлено развитием тектонических процессов по двум «программам» одновременно: по прежней - тихоокеанской и новой - арктической. Такое состояние в развитии региона, отражающее случай пересечения в пространстве сфер влияния одновременно действующих источников энергии, названо нами кондоминантным. Оно знаменует в геодинамике временное равновесие, которое заканчивается в пользу прогрессирующей системы.

 

Океаническое ядро. По морфологии дна выделяются три региона: Гренландско-Норвежский, Евразийский и Амеразийский. Последние разделены хребтом Ломоносова и являются суббассейнами Северного Ледовитого океана. Магнитные поля и сейсмические исследования свидетельствуют, что Гренландско-Норвежский и Евразийский суббассейны по строению коры и наличию срединного хребта с рифтовой зоной и поперечными дизъюнктивами являются типичными представителями глобально развитых океанических форм тектогенеза [Деменицкая и др., 1967; Деменицкая и Карасик, 1971]. Амеразийский регион и в морфологическом, и в геофизическом отношении отличен от них и обладает субокеаническим разрезом коры, т.е. наличием реликтов гранитного слоя [Деменицкая и Киселев, 1968; Деменицкая и Карасик, 1971].

Амеразийский регион представляет собой часть Канадского и Восточно-Сибирского седиментационных бассейнов, которые прямо продолжаются на его территорию и смыкаются здесь в единый крупный бассейн (см. рис. 1). Время его обособления - поздний мел (заложение орогенного комплекса Верхоянский хребет - хр. Ломоносова - Элсмирское и Баффинское звенья пограничного орогенного пояса. Внутри бассейна выделяется реликт раннемеловой впадины, ограниченной поднятием Менделеева - Альфа и хр. Брукса.

Такая интерпретация Амеразийского региона наилучшим образом согласуется с сейсмическими разрезами его чехла. Выделяемый здесь второй структурный этаж vср 3-4,5 км/с и vг 3,5-5,1 км/с [Деменицкая и Киселев, 1968; Особенности…, 1972] коррелируется с меловой толщей Колвилского прогиба [Ханкинс, 1970]. Увеличение мощности этого яруса на хребте Ломоносова по сравнению с хребтами Менделеева-Альфа подтверждает более позднее возникновение первого, а наблюдаемые здесь максимальные значения скоростей сейсмических воля (vcp 4,5 км/с, vг 5,1 км/с), очевидно, вызваны наличием толщ раннемеловых платобазальтов. Последние обнажены на о-вах Де-Лонга [Геология…, 1970]. На сейсмических профилях домеловая часть разреза характеризуется неоднородностью скоростных характеристик по латерали [Особенности…, 1972]. Можно предполагать, что здесь располагались древние платформенные массивы, зоны байкальской и каледонской складчатости и эпикаледонские впадины Тихоокеанского пояса. Такой представляется ныне Гиперборея Н.С. Шатского.

Евразийский регион с его типичной океанической структурой расположен на месте бывшей суши, которая поставляла терригенный материал в Баренцевский бассейн и, вероятно, в платформенные прогибы Гипербореи. Суша была окаймлена нижнемеловыми базальтами и совместно с Гренландским щитом, погребенным Лаптевским массивом [Геологическая…, 1975; Палеогеография…, 1967] и Сибирской платформой, составляла трансарктическую область поднятий. Время существования ее центрального, ныне исчезнувшего, звена определяется по крайней мере с триаса по ранний мел включительно. Образованный на его месте океанический Евразийский суббассейн (котловины Нансена и Амундсена) заканчивается Лаптевской центроклиналью. Судя по строению дна моря Лаптевых [Геологическая…, 1975], седиментация в пределах Евразийского бассейна началась с позднего мела - палеогена. Эти осадки в пределах океанических впадин непосредственно перекрывают базальтовое ложе, мощность их закономерно уменьшается от крыльев бассейна к его срединному хребту.

Гренландско-Норвежский регион характеризуется сложной внутренней структурой - изломанной линией срединного хребта, наличием многочисленных котловин и ступеней шельфа. Сейсмические исследования в Норвежском море [Eldholm, 1970] свидетельствуют, что скандинавское крыло Баренцевского седиментационного бассейна ныряет под донные осадки Норвежской котловины. Однако непосредственное соединение Баренцевского бассейна и пермско-кайнозойского прогиба восточной части Гренландии оказывается невозможным из-за отличий в границах структурных ярусов я особенно из-за различных условий осадконакопления на рубеже триас - юра. Для цехштейновых и триасовых отложений Гренландского прогиба реконструируется область сноса со стороны современного моря [Трюмпи, 1964]. Это позволяет предположить, что область типичной океанической коры и срединные хребты располагаются на месте позднепермско-триасовой суши. В общем палеотектоническая обстановка Норвежско-Гренландского региона в принципе аналогична Евразийскому, но время преобразований наступило здесь раньше. Вероятно, комплекс океанического чехла в этом регионе начинается с раннемеловых или даже юрских осадков.

 

Строение и эволюция геодинамической системы.

Арктическая депрессия состоит из морфоструктур, относящихся к четырем тектоническим типам: 1) линейные орогенам, 2) овалам оседания (седиментационным бассейнам), 3) щитовым поднятиям, 4) рифтогенным бассейнам. Представители их имеют направленный характер развития и занимают определенное положение, группируясь в три зоны. В центре депрессии сначала располагалась цепь щитовых поднятий, на месте которых впоследствии образовались рифтогенные океанические бассейны со срединным хребтом. Овалы оседания с их орогенным обрамлением формировались по обе стороны от центральной зоны. По границе депрессии образуется пояс линейных орогенов (см. рис. 1). Сама депрессия и свойственная ей тройная зональность возникли в перми. На рубеже мел - палеоген щитовые поднятия испытали рифтогенное обрушение; одновременно с этим депрессия замкнулась, отделившись от Атлантики Брито-Гренландскими порогами.

Существование Арктической депрессии как единой тектонической структуры, обладающей длительным, направленным и взаимосвязанным развитием во всех своих компонентах, указывает на наличие геодинамической системы, определяющей развитие первой. Естественно считать, что совокупность наблюдаемых на поверхности структурно-вещественных превращений отображает эволюцию глубинных процессов, реализуемых в геодинамической системе. В связи с этим представление об устройстве этой системы и ее действии может быть составлено на основании моделирования: 1) глубинного источника энергии (возмущения) и механизма передачи энергии к поверхности, 2) приповерхностных процессов преобразования глубинных потоков энергии в наблюдаемые тектонические структуры.

Глубинный источник, его эволюция и эволюция механизма передачи энергии на поверхность отражены в особенностях структурного плана депрессии и истории его развития. Отсюда можно предъявить следующие основные требования к модели: 1) вся система глубинных процессов должна иметь центральную симметрию; 2) система обозначает область своего развития или сферу влияния в виде четкой границы (структуры орогенного пояса), которая либо занимает постоянное место, либо мигрирует внутрь системы; 3) сферы влияния двух глубинных источников могут пересечься в пространстве без взаимных деформаций (пересечение с Тихоокеанской системой и кондоминантное развитие Северо-Востока СССР в пермско-меловое время); 4) имеются генеральный механизм и дополнительные источники и потоки энергии, возникшие в ходе эволюции генерального механизма и подчиненные ему, причем на выходе к поверхности система должна обеспечивать равновесное развитие трех основных тектонических компонентов, т.е. последние должны представлять собой динамо-триаду.

Наиболее общее решение, удовлетворяющее поставленным требованиям, отображено на рис. 2. Вся система имеет вид ограниченной ячеи. Размеры Арктической депрессии заставляют искать фокус системы на больших глубинах. В высшей степени соблазнительно считать, что главный источник энергии - это уплотнение вещества в нижних горизонтах мантии, вызванное к жизни процессами гравитационной дифференциации вещества Земли. В этом отношении привлекает внимание слой D" (2700- 2900 км ), где, по сообщению Е.В. Артюшкова [Артюшков, 1972], американскими сейсмологами обнаружена значительная неоднородность вещества. Наиболее же мощные процессы, нарушающие равновесное состояние слоя, выявляются под Атлантическим океаном.

Рисунок 2

Наблюдаемые аномалии обусловлены уплотнением вещества на 6%. Именно в указанном месте мы помещаем сегрегацию уплотненного вещества и рассматриваем ее как термо-гравитационный фокус системы. В этом случае граница ее представляется в виде избыточного теплового потока, который по гиперболической поверхности проходит через точки, равноудаленные от сегрегации (от термо-гравитационного фокуса) и от изотермической сферы с той же температурой, что и у сегрегации (в первом приближении от поверхности земного ядра).

До верхних горизонтов мантии (вероятно, до астеносферы) механизм теплопередачи должен удовлетворять требованию возможности пересечения в пространстве. Можно предполагать, что он представлен преимущественно тепловым излучением; теплопередача конвекцией при этом исключается. В верхних горизонтах мантии над ветвями теплового потока начинается селективное плавление с всплыванием легкого материала и адвективным током остатка внутрь ячеи. Место плавления отвечает пограничному орогенному поясу. В зоне погружения адвективного потока снова происходит выплавливание легкого материала, который всплывает вверх. Этот дополнительный поток вещества определяет орогенные борта седиментационных бассейнов. Ток вещества внутрь системы подобен конвекции, но в связи с последовательным выплавливанием легких компонентов он относится к гравитационной конвекции, по Е.В. Артюшкову [Артюшков, 1968].

Работа двух встречных гравитационных конвективных ячеек сопровождается встречным потоком вещества мантии вверх с образованием центральной цепи щитовых поднятий. В нашей модели овалы оседания, составляющие промежуточную зону, обусловлены вертикальными движениями, вызванными погружением уплотняющихся масс гравитационных конвективных ячеек как целых блоков. Этим, вероятно, и определяется практически одинаковый уровень ложа бассейнов. Формирование типоморфных океанических структур на месте центральной цепи щитовых поднятий является результатом его эволюции и относится нами к приповерхностным процессам.

Исходя из характера перестроек структурного плана Арктической депрессии и истории ее связей с Атлантикой можно прийти к следующим общим выводам. Порождающая геологические процессы сегрегация уплотненного вещества обволакивает земное ядро подобно овально вытянутому облаку, причем головная часть последнего имеет характерный для сегрегации вид сферических стяжений - фестонов. Ограничивающая систему поверхность напоминает в этом месте перевернутый парашют, а ее след на поверхности - дуги. При формировании дуг на океаническом субстрате образуются зоны Беньофа.

Уплотнение в головной части и опускание сегрегации на ядро (сближение термо-гравитационного фокуса с равной по температуре поверхностью) сопровождается сокращением границы системы, что выражается в миграции орогенов внутрь системы. Наращивание сегрегации происходит порциями, вызывая этапность в развитии системы и рекуррентный рост ее элементов. С опусканием сегрегации на ядро система закрывается.

Перемещаясь в пространстве, этот процесс, по-видимому, сопутствовал всей истории дифференциации Земли. Вероятно, он претерпевал и эволюционные изменения. Можно предполагать, что в течение геологического времени сегрегации увеличивались и зарождались все глубже и глубже в недрах земной оболочки. Соответственно увеличивались с течением времени и геодинамические системы.

Приповерхностные процессы преобразования эндогенных тепловых потоков осуществляются в интервале верхняя мантия - земная кора. Они отражены в указанных выше четырех типах структур (характер их профиля, внутреннее строение и состав формаций).

Линейные орогены формируются над местом избыточного потока тепла, который преобразуется на уровне верхней мантии и нижних горизонтов коры в очаги плавления (вероятно, зонного, по А.П. Виноградову). Эти очаги представляют собой корни ультраметаморфического (палингенного) ядра орогена, которое разрастается путем миграции вверх гранитного и гидротермального фронтов. Подъем фронтов сопровождается прогревом, метаморфизмом и складчатостью пород. Предшествующие структурно-формационные комплексы испытывают различную степень переработки в зависимости от прохождения через них фронтов. В общем схема тектогенеза отвечает представлениям о развитии инфраструктуры орогенов. Воздымание орогенов осуществляется изостатически за счет притока легкого материала снизу и денудации сверху. Рекуррентный рост орогена отражает пульсации потока тепла. С формированием кислого ядра может быть связана автономная базификация прилегающих зон коры и образование приорогенных прогибов.

Овалы оседания и соответствующие им седиментационные бассейны образуются, как уже отмечалось, над проседающей гравитационной конвективной ячейкой. При этом принудительное погружение коры ниже ее изостатического уровня, определяемого астеносферой, компенсируется осадками и базификацией. В результате во всех бассейнах наблюдается то или иное количество базитов, особенно обильных при недокомпенсации прогибания осадками. Как показывают магнитные карты, базификация коры в пределах овалов оседания осуществляется избирательно, с учетом сложившейся ранее структуры фундамента бассейнов. Овалы оседания и обрамляющие их поднятия составляют взаимосвязанные в своем развитии динамопары. Последние являются зеркальным отражением гравитационных конвективных ячеек. Овалы оседания, как и линейные орогены, характеризуются рекуррентным развитием.

Щитовые поднятия образуются на месте восходящего грибовидного тока мантийного вещества. При этом происходит сводовое воздымание коры в виде мантийного вздутия, что позволяет применять к щитовым поднятиям известный термин «геотумор». В своде геотумора характерно проявление кимберлитового магматизма. На крыльях широко развиты континентальные угленосные формации и траппы. Наличие геотумора решает проблему баланса осадков в системе. Полная эволюция геотумора, по нашей схеме, заканчивается обрушением свода и формированием рифтогенного океанического бассейна. Но, судя по продолжающимся восходящим движениям Средне-Сибирского геотумора, их развитие не всегда завершается обрушением.

Причины отклонения от предполагаемого нормального хода развития пока неясны. Это может быть связано с положением Средне-Сибирского геотумора не в центре, а на краю геодинамической системы, где восходящий ток мантии был менее интенсивен. Причиной могут быть и индивидуальные особенности его эволюции, при которой фаза обрушения еще не наступила. Не исключено также, что во взаимосвязи действуют оба фактора. Интересно отметить, что во время заложения рифтогенного бассейна в Северном Ледовитом океане на Средне-Сибирском геотуморе формируется уникальный кольцевой грабен, выполненный эксплозиями дат-палеогенового возраста.

Рифтогенные океанические бассейны формируются на месте центральных геотуморов. Механизм предшествующего сводового поднятия лежит в основе большинства современных моделей срединных хребтов и рифтогенеза. В наших построениях могут быть использованы соответствующий узел модели X.X. Хесса, модифицированной А.З. Рингвудом и Д.X. Грином [Петрология…, 1968], или схема П. Вогта, Е. Шнейдера и Дж. Джонса [Vogt et al., 1963]. Но при этом возникают трудности с пространством для разрастания дна. Дело в том, что существование замкнутой геодинамической системы центрального типа исключают существенное горизонтальное движение литосферных плит.

Следует подчеркнуть также, что время предполагаемого максимального разрастания дна в Арктике, кайнозой [Деменицкая и Карасик, 1971], приходится на время существования непрерывного кольца пограничных орогенов, морфоструктуры которого не обнаруживают поперечных смещений или раздвижения. В Северном Ледовитом океане отсутствуют и признаки зон субдукции - мест проскальзывания и поглощения коры.

Таким образом, с одной стороны, мы констатируем отсутствие горизонтальных перемещений элементов геодинамической системы и не видим признаков действия «мантийной транспортерной ленты», а с другой стороны - включаем в схему узел неомобилистской модели и говорим о разрастании дна в пределах рифтогенных бассейнов. Решить эту дилемму позволяют результаты экспериментального моделирования грабенов на соляных куполах [Вопросы…, 1957]. Аналогия не столь уж отдаленная, как это может показаться, поскольку нас в данном случае интересует не поведение соли, а явления в «надсолевой» покрышке (тем более что в опытах использовался жесткий штамп постоянной формы).

Эти опыты показали следующее (рис. 3): 1) первыми начинают функционировать разломы близ оси купола, затем они раздвигаются вместе с расползанием материала, и в конечном счете оказываются крайними разломами; 2) сила подъема штампа проявляется в покрывающих осадках как сила, которая растягивает слой (отрицательное сжатие); 3) вес перекрывающих осадков создает скалывающее напряжение, выраженное нормальными сбросами, развивающимися тогда, когда подъем штампа уменьшил горизонтальное ограничивающее сжатие до значения, при котором вес слоев превышает прочность на сдвиг слагающих толщу пород.

Рисунок 3

Применительно к океаническим бассейнам следует исходить из грабенообразования, по меньшей мере, в двух горизонтах - подастеносферном и подкоровом. Процесс начинается с формирования разломов близ осевой зоны геотумора в обоих горизонтах. В дальнейшем разломы горизонтов будут «разбегаться» к крыльям геотумора соответственно с большей и меньшей скоростями, что определяется различиями в нагрузках, реологических свойствах и в крутизне крыльев (большей для глубинного горизонта).

Перетеканием в астеносфере и разломами глубинного горизонта определяется площадь обрушения свода в целом. Раздвижение в поверхностном горизонте осуществляется за счет перетекания и линзовидного проскальзывания верхних слоев мантии и нижних слоев коры от свода под абиссальные котловины. На поверхности дна этот процесс будет представлен серией вложенных один в другой грабенов, заполненных подводными излияниями, причем самый молодой грабен располагается в центре. Базальты насыщают также фундамент бассейнов, заполняя многочисленные диаклазы. В целиках между дайками следует ожидать наличия пород, оставшихся после эрозии геотуморов. Вероятно, это глубинные гранито-гнейсовые комплексы - представители чарнокитовой формации.

Привлекая материалы по другим океанам, следует отметить важную общую закономерность рифтогенных бассейнов: чем больше область обрушения (чем больше геотумор), тем глубже бассейны. Рельеф фундамента в рифтогенных бассейнах [Деменицкая и Карасик, 1971] свидетельствует о том, что грабенообразование дополняется пластическим прогибанием коры. В итоге на месте центральных геотуморов закладывается малая линейная динамотриада, состоящая из срединного хребта, абиссальных впадин и окраинношельфовых поднятий. По отношению ко всей системе это подчиненная геодинамическая система, влияние которой ограничивается надастеносферным слоем, но вместе с тем для нее характерна и некоторая автономия, выраженная в особенностях вулканических процессов, формировании линейных впадин и дополнительной самостоятельной системы дизъюнктивов.

В развитии рассмотренных четырех типов структур геосинклинали занимают второстепенную позицию: они лишь суть формы преобразования земной коры, выражающие место наиболее интенсивного течения процесса, реализуемого всей геодинамической системой центрального типа. В большинстве своем это зоны, приуроченные к швам между главными компонентами триады.

Закономерности развития геосинклиналей [Атлас…, 1967; Геологическое…, 1966; Геологическое…, 1968; Тектоника…, 1964; Хаин, 1971] и их местоположение в Арктической и других системах свидетельствуют, что они представляют собой дочерние динамопары третьего порядка и мельче. Следует сказать также, что среди структур четвертого, пятого и еще меньшего порядков встречаются образования, для которых парное или триадное развитие устанавливается с большим трудом. К числу таких «монодинам» относятся внутришельфовые желоба и купола, а среди структур прошлого, вероятно, - некоторые авлакогены.

Признаки других геодинамических систем центрального типа. Выше отмечалось, что геодинамическая система Северного Ледовитого океана представляет собой часть (подсистему) еще более крупной Атлантической системы. Используя выявленные признаки триадности, можно наметить всю Атлантическую суперсистему (рис. 4). Ее современная граница (главный водораздел или, точнее, седиментационный раздел) непрерывна и представлена почти повсеместно горными хребтами, за исключением подводных порогов между Африкой и Антарктидой. Наличие пермско-мезозойского ограничения реконструируется в виде отдельных фрагментов главным образом по внешнему краю современных структур пограничного орогенного пояса.

Рисунок 4

Палеогеографические признаки пермско-мезозойских элементов его отчетливо выделяются в Азии, а также Южной и Северной Америке [Тектоническая…, 1965; Хаин, 1971]. Кроме того, они улавливаются в Антарктиде [Грикуров и др., 1970]. В Африке следы древнего атлантического пояса исчезают. Его элементы, несомненно, пересекали Тэтис в месте Пенджабского синтаксиса (вероятно, в виде подводных гор), но показанное нами дальнейшее продолжение пояса, особенно под водами Индийского океана, является сугубо гипотетичным. Однако контрольным признаком служат отчетливо выделяемые бассейны материковой центроклинали, в которых аккумулировались морские осадки, поступавшие с пограничных орогенов и с центральных геотуморов до обрушения последних. Контуры крыльев главного Бразильско-Африканского геотумора подчеркнуты закономерным расположением угленосных бассейнов с траппами Карру и их эквивалентами.

Новый комплекс океанических отложений, связанный с обрушением, располагается в центральной зоне Атлантической суперсистемы. В краевых частях области обрушения меловые отложения этого комплекса непосредственно налегают на эродированные кристаллические породы геотумора. На месте бывших оперяющих желобов они глубоко вклиниваются в контуры современных континентов. Наравне с Арктической системой в составе Атлантической суперсистемы могут быть выделены Северо- и Южно-Атлантическая системы, а также ряд еще более мелких подсистем.

Атлантическая суперсистема в северо-восточной головной части дополнена побочными динамопарами и динамотриадами, которые отграничены орогенными дугами, обращенными в сторону Тихого океана. Эти фестоны характеризуются последовательным возникновением и отражают, по нашему мнению, процесс наращивания сегрегационного облака по простиранию. Добавки к сегрегации внутри Атлантической суперсистемы характеризуются возникновением ряда автономных систем, главная из которых - Средиземноморская со своим Аравийским геотумором в центре. Ее зарождение, судя по возникновению орогенной границы (Палагонийская кордильера и ее продолжение), относится к баррему [Тектоника…, 1964].

За пределами Атлантической суперсистемы, на границе Тихого и Индийского океанов, выделяется ряд зарождающихся динамотриад. Их районирование и описание требует специального рассмотрения. В связи с общей картиной расположения действующих геодинамических систем важно отметить, что Индийский и Тихоокеанский талассократоны являются реликтовыми структурами. Это останцы структур бывших геодинамических систем, сохранившихся после захвата части пространства Атлантической суперсистемой и возникающими новыми системами. Фрагменты захваченных и переработанных тихоокеанских структур выявлены нами внутри геодинамической системы Северного Ледовитого океана.

В заключение нашего обзора отметим следующее. До изучения Мирового океана понимание геологической эволюции удовлетворялось теорией геосинклинального развития земной коры. Как известно, эта теория разработана рядом крупнейших отечественных и зарубежных ученых, обобщивших более чем вековой опыт геологической службы на континентах. За последние 20-25 лет предметом пристального изучения стали структурно-вещественные преобразования, вызванные внегеосинклинальными (эпиплатформенными) процессами. В итоге классическая геосинклинальная теория пополнилась разделом о тектонической активизации.

Однако геосинклинальной теории с ее современным содержанием оказалось недостаточно для истолкования геологического строения и структурной эволюции океанов и пространства предконтинентов. Дело в том, что в геологические исследования включилась обширная, ранее не изученная часть Земли, представленная качественно новыми геологическими объектами, разнообразными по форме и масштабам неконсолидированными или, точнее, эволюционирующими структурами. На их фоне геосинклинали занимают скромное положение частных явлений в общем процессе структурной эволюции земной коры. Открытие срединно-океанических хребтов с их почти геометрически строгим внутренним строением и положением относительно очертаний континентов заставило многих геофизиков и геологов рассматривать их в качестве главных определяющих элементов геодинамических систем.

Разработка моделей, объясняющих строение и развитие коры океанического дна и их главных элементов, срединных хребтов, завершилась неомобилистской гипотезой, ставшей общеизвестной под названием новой глобальной тектоники, или тектоники плит [Хаин, 1972; Isacks et al., 1968; Le Pichon, 1968]. Но тектоника плит оказалась мало приемлемой в отношении континентов. Более того, она создала ряд непреодолимых противоречий в объяснении крупных геологических феноменов как на материках, так и в океанах [Белоусов, 1968; Пейве, 1975; Хаин, 1972; Шейнманн, 1970; Moore, 1970]. Основной порок этой гипотезы заключается в игнорировании процессов, приводящих к образованию глубоких прогибов и длительно развивающихся горных цепей на континентах. Поэтому искусственное ограничение геодинамической системы океаном и некоторыми ближайшими структурами делает тектонику плит несостоятельной в качестве геологической теории.

Проведенное нами исследование области стока Северного Ледовитого океана показало, что совокупность геологических процессов, охватывающих названный океан, его шельфовые моря и обширные пространства прилегающих континентов, отражает эволюцию геодинамической системы центрального типа. Развитие геологических процессов в этой системе началось с пермского периода. Типоморфные структуры самого океана являются лишь элементами в группе тектонических структур Арктической геодинамической системы, они возникли в итоге закономерных структурно-вещественных преобразований земной коры и мантии на рубеже мела и палеогена.

Существующие гипотезы развития земной коры оказались не в состоянии объединить наблюдаемые в этой системе геологические процессы. Взамен них предложена теоретическая модель эволюции геодинамической системы, основанная на представлении о гравитационной дифференциации Земли. Она может быть названа гипотезой гравитационной сегментации Земли. В ее свете геодинамическая система, определяющая развитие океана и окраинных морей, - это обособленная в земной оболочке область распространения взаимосвязанных термогравитационных процессов, зарождение и эволюция которых обусловлены сегрегацией уплотненного вещества мантии. На поверхности данной системе отвечают крупнейшие структуры литосферы - тектонические сегменты. Это отрицательные структуры, тектонические депрессии, обрамленные орогенными поясами. На крыльях этих глобальных депрессий располагаются овалы оседания, а в центре - геотуморы, испытывающие рифтогенное обращение.

Отрицательные структуры, образованные внутри депрессии, отделяются друг от друга орогенными барьерами. Если снять осадочный покров, то сегмент предстанет в виде глубоких замкнутых ячей с гранитоидными (гранитизированными) бортами и базитовыми (базифицированными) днищами. В формировании самого сегмента и большинства его структур главенствующую роль играют вертикальные движения. Горизонтальные напряжения и соответствующие им движения возникают главным образом при обращении геотуморов и при «оползании» орогенов.

Предлагаемая концепция отвергает тектонику плит и включает в себя геосинклинальную теорию. Соответственно теряют значение представления о наличии самостоятельных внегеосинклинальных процессов и, в частности, взгляды на тектоническую активизацию как на особый генетический тип развития земной коры. Если геодинамическим системам дать общее определение - область распространения взаимосвязанных геологических процессов, релаксирующих энергетическое возмущение, - то рассмотренный случай отвечает крупнейшим системам в некотором ряду систем.

Вклад в геологию в результате системных исследований Мирового океана и суши свидетельствует о необходимости нового подхода к обобщению и интерпретации геолого-геофизических материалов.

Изучение структурно-вещественной эволюции ныне действующих геодинамических систем разных порядков, реконструкция древних систем и межсистемная корреляция геологических явлений - именно с этим связаны перспективы развития геотектоники. Раскрытие механизма формирования внутренних элементов систем определяет главное направление региональных и детальных геологических исследований, сопряженных с геохимией, сейсмологией, металлогенией и нефтегазопоисковыми работами.

 

СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ

1. Абсолютное датирование тектоно-магматических циклов и этапов оруденения по данным 1964 г . Коллектив авторов. М., «Наука», 1966, 472 с. с ил. (Тр. XIII сессии комиссии по определению абсолютного возраста геологических формаций при ОНЗ АН СССР).

2. Артюшков Е.В. Гравитационная конвекция в недрах Земли. - «Изв. АН СССР. Физика Земли», № 9, 1968, с. 16-17.

3. Артюшков Е.В. Физика и химия глубоких недр Земли. - «Вестн. АН СССР», 1972, № 9, с. 81-84.

4. Атлас литолого-палеогеографических карт Русской платформы и ее геосинклинального обрамления масштаба 1 : 5 000 000. Гл. ред. А.П. Виноградов. М.-Л., Госгеолтехиздат, 1961.

5. Атлас литолого-палеогеографических карт СССР. Гл. ред. А.П. Виноградов. М., ГУГК, т. 2, 1967, т. 4, 1969.

6. Белоусов В.В. Земная кора и верхняя мантия океанов. М., «Наука», 1968, 253 с.

7. Белый В.Ф. К сравнительной тектонике вулканических дуг западной  части Тихого океана. -  «Геотектоника», 1974, № 4, с. 85-101.

8. Беляевский Н.А. Земная кора в пределах территории СССР. М., «Недра», 1974, 280 с.

9. Вопросы экспериментальной тектоники. Сб. статей. М., Изд-во иностр. лит.; 1957, 190 с.

10. Геологическая карта СССР масштаба 1:2 500 000. Гл. ред. Д.В. Наливкин. М., 1965.

11. Геологическая структура шельфов морей Карского и Лаптевых. -  В кн.: Проблемы геологии шельфа. М., «Наука», 1975, с. 82-87. Авт.: В.А. Виноградов, В.В. Захаров, Е.Н. Зацепин, Ю.Е. Погребицкий.

12. Геологическое строение северо-западной части Тихоокеанского подвижного пояса. Отв. ред. Л.И. Красный. М., «Недра», 1966, 516 с.

13. Геологическое строение СССР, т. II, Тектоника. Отв. ред. Т.Н. Спижарский. М., «Недра», 1968, 535 с.

14. Геология СССР, т. XXXVI. Острова Советской Арктики (геологическое описание). М., «Недра», 1970, 547 с.

15. Грикуров Г.Э., Равич М.Г., Соловьев Д.С. Основные черты тектогенеза Антарктиды. - «Инф. бюлл. Советской антарктической экспедиции», 1970, № 77, с. 19-28.

16. Деменицкая Р.М., Карасик А.М., Киселев Ю.Г. Новые данные о геологическом строении дна Северного Ледовитого океана по материалам геофизических исследований. - В кн.: Методика, техника и результаты геофизической разведки. М., 1967, с. 31-38.

17. Деменицкая Р.М., Киселев Ю.Г. Особенности строения, морфологии и осадочного чехла центральной части хребта Ломоносова по данным сейсмических исследований. - В кн.: Геофизические методы разведки в Арктике, вып. 5. Л ., 1968, с. 33-46.

18. Деменицкая Р.М., Карасик А.М. Проблемы генезиса Северного Ледовитого океана. - В кн.: История Мирового океана. М., «Наука», 1971, с. 58-76.

19. Милашев В.А. Кимберлитовые провинции. Л., «Недра», 1974, 240 с. (Труды НИИГА, т. 176).

20. Николаевский А.А. Современный рельеф поверхности Мохоровичича по геофизическим данным. - В кн.: Тектоника и глубинное строение Северо-Востока СССР. Магадан, 1964, с. 131-150. (Труды СВКНИИ, вып. 1.1).

21. Особенности строения осадочного чехла в Северном Ледовитом океане. - В кн.: Геология и перспективы нефтегазоносности Советской Арктики. Л., 1972, с. 47-51. Авт.: Р.М. Деменицкая, Г.И. Гапоненко, Ю.Г. Киселев, С.С. Иванов.

22. Палеогеография центральной части Советской Арктики. Ред. И.С. Грамберг. Л., «Недра», 1967, 299 с. (Труды НИИГА, т. 150).

23. Пейве А.В. Тектоника Срединно-Атлантического хребта. - «Геотектоника», 1975, № 5, с. 3-17.

24. Петрология верхней мантии. М., «Мир», 1968, 335 с. Авт.: Д.X. Грин, Л.Э. Рингвуд и др.

25. Тектоника Восточно-Арктического шельфа СССР. Л., «Недра», 1974, 143 с. (Труды НИИГА, т. 171). Авт.: В.А. Виноградов, Г.И. Гапоненко, И.М. Русаков, В.Н. Шимарев.

26. Тектоника Европы. Объяснительная записка к международной тектонической карте Европы масштаба 1 : 2 500 000. Под ред. Н.А. Богданова, М.В. Муратова, Н.С. Шатского. М., 1964, 364 с.

27. Тектоническая карта Евразии масштаба 1 : 5 000 000. Гл. ред. А.Л. Яншин. М., 1965.

28. Трюмпи Р. Триас Восточной Гренландии. В кн.: Геология Арктики. Доклады на I международном симпозиуме по геологии Арктики. М., «Мир», с. 224-246.

29. Устрицкий В.И. История развития Северо-Востока СССР в позднем палеозое. - В кн.: Верхний палеозой Северо-Востока СССР. Л., 1975, с. 54-75.

30. Физико-географический атлас Мира. М., 1964.

31. Фурмарье П. Проблемы дрейфа континентов. М., «Мир», 1971, 255 с.

32. Хаин В.Е. Региональная геотектоника (Северная и Южная Америка, Антарктида и Африка). М., «Недра», 1971, 548 с.

33. Хаин В.Е. О современном положении в теоретической геотектонике и вытекающих из него задачах. - «Геотектоника», 1972, № 4, с. 3-34.

34. Ханкинс К. Арктический континентальный шельф к северу от Аляски. - В кн.: Окраины континентов и островные дуги. М., «Мир», 1970, с. 103-109.

35. Шейнманн Ю.М. Развитие земной коры и дифференциация вещества Земли. - «Геотектоника», 1970, № 4, с. 5-32.

36. Eldholm О. Seismic refraction measurements on the Norwegian continental shelf between 62° and 65° North. - Norsk. Geol. Tiddskr., 1970, v. 50, N 3, p. 215-219.

37. Geology and economic minerals of Canada . - Econom. Geol. Rep., N 1. Geological, Tectonic, Isotopic age maps of Canada . Geol. Surv. Canada , Ottawa , 1970, p. 600.

38. Isacks В., Oliver I., Sykes R.R. Seismology and the new global tectonics. - J. Geophys. Res., 1968, v. 73, N 18, p. 5855-5900.

39. Le Pichon X. Sea-floor spreading and continental drift. - J. Geophys. Res., 1968, v. 73, N 12, p. 3661-3697.

40. Moore R. Stability of the Earth's crust. - Bull. Geol. Soc. Amer., 1970, v. 81, N 5, p. 1285-1324.

41. Rickwood F.K. The Prudhoe Bay field. - Proceedings of Geological Seminar on the North Slope of Alaska , 1970, p. LI-LII.

42. Tectonic map of North America . Compiled by Philip B. King, sc. 1 : 5 000 000. - Geol. Surv. W., 1969.

43. Thorarinsson S. The median zone of Iceland. - Geol. Surv. Canada , 1966, pap. 66-14, p. 187-211.

44. Thorsteinsson R. and Tozer E.T. Geology of the Arctic Archipelaigo. Geology and economic minerals of Canada . - Econom. Geol. Rep., N 1. Geol. Surv. Canada , Ottawa , 1970, p. 547-590.

45. Tryggvason E. Crustal structure of the Iceland region from dispersion of surface waves. - Bull. Seismol. Soc. Amer., 1962, v. 92, N 2, p. 359-388.

46. Vogt P.R., Schneider E.D. and Johnson G.L. The crust and upper mantle beneath the sea. - The Earth's Crust and Upper Mantle, Geophys. Monogr. 13,. Amer. Geophys. Union , W. D.С. 1963, p. 556-617.

47. Woo1ard G.P. Tectonic activity in North America as indicated by earthquakes. - The Earth's Crust and Upper Mantle, Geophys. Monogr. 13. Amer. Geophys. Union , W. D.C., 1969, p. 125-133.

 

 

 

Ссылка на статью: 

 Погребицкий Ю.Е. Геодинамическая система Северного Ледовитого океана и ее структурная эволюция // Советская геология. 1976, № 12, с. 3-22.




Evgeny Gusev homepage



eXTReMe Tracker


Flag Counter

Яндекс.Метрика

Hosted by uCoz