Шкарубо С.И., Заварзина Г.А. (ОАО «МАГЭ»), Зуйкова О.Н. (ВНИИОкеангеология)

РЕЗУЛЬТАТЫ СОВРЕМЕННОГО ЭТАПА ИЗУЧЕНИЯ ЛАПТЕВОМОРСКОГО ШЕЛЬФА: ОТ ГИПОТЕЗ К НОВЫМ ФАКТАМ И ПРОБЛЕМАМ

Скачать *pdf  

УДК 550.83 (268.53)

 

В основу работы положены результаты комплексной интерпретации геолого-геофизических данных (сейсморазведочных, гравимагнитных, геологосъемочных), полученных ОАО «МАГЭ» на шельфе моря Лаптевых в 2005-2012 гг. Цель работы - обоснование сейсмостратиграфической модели строения осадочного чехла и структуры бассейна. Основной метод исследования - сейсмостратиграфический и структурный анализ. Приводятся аргументы в пользу эпипозднекиммерийского возраста осадочного чехла Лаптевоморского бассейна.

Ключевые слова: Лаптевоморский шельф, осадочный чехол, складчатое основание, сейсмокомплекс, рифтогенез.

 

 


 

Гипотезы и факты («аква-инкогнито»). Море Лаптевых - пожалуй, единственный район на российском шельфе, геологическое строение которого до сих пор во многом остается не ясным. Причиной этого, кроме отсутствия скважин, является его обособленность (бассейн окружен складчатыми системами) и невозможность непрерывного прослеживания сейсмических горизонтов из удаленных районов, где они сопоставляются с данными бурения.

Сейсмические работы МОВ ОГТ проводятся на шельфе моря Лаптевых более 25 лет, однако к настоящему времени так и не сложилось общепризнанного варианта стратификации отражающих горизонтов. Разнообразие и противоречивость моделей строения осадочного чехла обусловлены не только субъективными представлениями авторов; определяющей причиной является чрезвычайно сложная разломная структура Лаптевоморского бассейна, не имеющая аналогов на всем пространстве Арктического шельфа.

В общем виде представления о строении осадочного бассейна моря Лаптевых укладываются в две-три основные концепции. Согласно первой, в западной части Лаптевского шельфа расположен перикратонный массив Сибирской платформы. Эта точка зрения впервые обоснована геологами НИИГА - ВНИИОкеангеологии [Геология…, 2004]. Позднее в рамках данной концепции были интерпретированы первые сейсморазведочные профили МАГЭ [Иванова и др., 1989], а затем и сейсмические разрезы треста «Севморнефтегеофизика» (СМНГ). Дальнейшее развитие она получила в работах Д.В. Лазуркина и Б.И. Кима, которые остаются ее последовательными сторонниками [Лазуркин, 1998; Геология…, 2004]. В соответствии с этой моделью осадочный чехол в западной части шельфа включает рифейско-раннекаменноугольный, раннекаменноугольно-раннемеловой (параплатформенные) и позднемеловой–четвертичный (плитный) комплексы; последний в восточной части шельфа залегает на позднемезозойском складчатом основании. Граница между западной и восточной зонами шельфа проходит по разлому Лазарева.

В рамках второй концепции предполагается, что осадочный чехол шельфа моря Лаптевых повсеместно сложен эпипозднекиммерийским комплексом - аптско-позднемеловыми–кайнозойскими отложениями, залегающими в западной части на покровно-складчатом основании мезозоид Верхоянья. Эти представления получили распространение после проведения в 1993-1994 и 1997 гг. совместных исследований Федерального института природных ресурсов Германии (BGR) и «Севморнефтегеофизики» [Hinz et al., 1997]. Подробной аргументации данной концепции, начиная с 2000 г., посвящает свои работы С.С. Драчев [2000]. К этой же позиции приходит В.А. Виноградов [Виноградов и др., 2008]. Позднее высокую степень обоснованности этой концепции отмечает Т.А. Андиева [2008], анализируя особенности структуры Лаптевского осадочного бассейна в связи с перспективами нефтегазоносности.

Третья, не столь широко известная концепция сформулирована В.И. Устрицким [2000] со ссылкой на работу К. Фудзиты и Д. Кука (1990). По его представлениям, западную часть шельфа подстилает океанический фундамент, перекрытый слабо деформированным «верхоянским» комплексом среднего карбона - нижнего мела. Выше чехол наращивается постваланжинским комплексом межгорных прогибов и кайнозойскими отложениями: палеогеновыми в грабенах и неоген-четвертичными покровными толщами.

Появление новых сейсмических данных (с 2005 г. МАГЭ отработано более 16 000 км МОВ ОГТ), безусловно, дало фактическую основу для более убедительного обоснования некоторых дискуссионных положений. Однако при отсутствии бурения это не столько прояснило стратиграфическую последовательность осадочного чехла бассейна, сколько умножило варианты интерпретации.

Западно-Лаптевский шельф - перикратон древней платформы или же молодой эпипозднекиммерийский бассейн? По характерным особенностям волнового поля на временных разрезах Лаптевского бассейна выделены крупные сейсмостратиграфические подразделения - сейсмокомплексы (СК), которые ограничены хорошо выраженными поверхностями несогласий: нижний СК - между отражающими горизонтами A и L2, средний - между горизонтами L2 и L4 и верхний - между горизонтом L4 и дном моря. Внутренними отражениями СК подразделяются на ряд подкомплексов (СПК).

Рисунок 1

Наиболее отчетливо и убедительно различия волновой картины верхней части разреза, отождествляемой с осадочным чехлом, и нижней, которую можно сопоставить со складчатым основанием, наблюдаются на концах профилей, расположенных в непосредственной близости от складчатого обрамления Лаптевского бассейна (рис. 1, 2). В этой области граница раздела двух резко отличающихся типов записи (отражающий горизонт А) выглядит как поверхность денудационного среза с явно выраженным угловым несогласием и, как правило, отличается высокими динамическими свойствами. В юго-западном и северо-западном направлении эта граница поднимается, с тенденцией выхода на поверхность дна, где в ядрах антиклиналей (по экстраполяции складок с прилегающей суши) обнажаются пермские, а на крыльях - триасовые и юрские образования Чернохребетнинской складчатой зоны. Таким образом, отражающий горизонт А представляет собой поверхность денудационного среза в кровле позднекиммерийских образований Восточнотаймырско-Оленекской складчато-надвиговой системы.

Рисунок 2

В северо-восточном и юго-восточном направлении кровля складчатых образований погружается до 4-6 км, а в наиболее глубоких впадинах - до 8-10 км и более. Выше этой поверхности повсеместно залегает в целом однородная по стилю сейсмической записи и тектонических деформаций слоистая последовательность, представленная выдержанными отражениями, что, безусловно, свидетельствует в пользу сопоставления этого интервала сейсмического разреза с осадочным чехлом эпипозднекиммерийской плиты. Далее рассмотрим факты, которые не оставляют возможности иного толкования возраста данного (выше горизонта А) интервала разреза, как то отнесение нижних толщ к вендско-палеозойским или среднекаменноугольно-нижнемеловым образованиям.

Нижние отражающие горизонты в осадочном чехле (L1 и L2) последовательно налегают на поверхность складчатого основания, при этом мощность нижнего СК (заключенного между горизонтами А и L2) сокращается, местами до полного выклинивания. Следовательно, этот СК, выклинивающийся на поднятиях Лено-Таймырской области, не может быть отнесен ни к среднекаменноугольно-нижнемеловому «верхоянскому» комплексу, ни, тем более, к венд-нижнекаменноугольной толще отложений, которые повсеместно развиты на Сибирской платформе и во фронтальных надвигах Верхояно-Колымской складчатой области, имея там мощность несколько километров.

Фрагмент профиля 1106 (рис. 1) подчеркивает налегание слоев осадочных комплексов на выступы складчатого основания. В то же время ниже поверхности, маркируемой отражающим горизонтом А, во многих местах прослеживаются яркие протяженные рефлекторы, резко несогласные по отношению к подошве чехла и характеризующие внутреннюю слоистость складчатого основания. Этот интервал можно сопоставить со среднекаменноугольно-нижнемеловыми отложениями «верхоянского» комплекса и с терригенно-карбонатными отложениями венда - нижнего карбона на прилегающей суше.

Таким образом, предполагаемое сторонниками первой концепции распространение перикратонных комплексов (отложений рифея, венда - нижнего карбона и среднего карбона - нижнего мела) в западной части моря Лаптевых не столь уж далеко от истины. Однако эти отложения в позднекиммерийскую эпоху испытали складчато-надвиговые деформации различной интенсивности, входят в состав складчатого основания и залегают, кроме Ленно-Таймырской области пограничных поднятий, на больших глубинах под апт-альбско(?)-верхнемеловыми и кайнозойскими толщами суммарной мощностью от 4-6 до 12-14 км.

Профили притаймырской площади, отработанные в 2011-2012 гг., отличаются более уверенным прослеживанием поверхности складчатого основания, что подтверждает справедливость сделанных ранее выводов. Временной разрез профиля РТ1133 (рис. 2) характеризует строение зоны сочленения Сибирской платформы с бассейном моря Лаптевых. Фронтальный надвиг поздних киммерид, обращенный в кайнозое в сброс, четко виден на сейсмическом разрезе, разграничивая разные по типу записи блоки древней платформы и молодой плиты.

Какие отложения преобладают в составе осадочного чехла - меловые или кайнозойские? Намного сложнее, оказывается, исходя только из сейсмических данных, обосновать стратиграфическую последовательность отдельных подразделений осадочного чехла. Несмотря на безоговорочное признание того факта, что чехол моря Лаптевых сформирован после завершения позднекиммерийской складчатости в Верхояно-Колымской области, разногласия между приверженцами второй концепции в том, какую часть чехла занимают меловые толщи, а какая остается на долю палеоген-неогеновых и четвертичных отложений, весьма значительны. При этом, по сути, все исследователи выделяют и прослеживают в разрезе осадочного чехла, с небольшими вариациями, одни и те же опорные отражающие горизонты, но различно оценивают возраст заключенных между ними сейсмостратиграфических подразделений: одни полностью относят весь разрез к кайнозою, другие допускают присутствие в низах разреза верхнемеловых отложений, третьи обосновывают преимущественное распространение аптско-верхнемеловых толщ.

Модели стратификации чехла К. Хинца [Hinz et al., 1997] и С.С. Драчева [2000] концептуально близки между собой, исходя из синхронности формирования осадочного чехла моря Лаптевых раскрытию Евразийского бассейна Северного Ледовитого океана в позднем палеоцене, около 58-56 млн. лет назад. При этом С.С. Драчев [2000] предполагает, что процессы рифтогенеза в море Лаптевых имели место уже в конце позднего мела, за 10-15 млн. лет до начала спрединга в Евразийском бассейне. Таким образом, в этих моделях осадочный чехол либо полностью представлен кайнозойскими отложениями [Hinz et al., 1997], либо включает отложения маастрихта-палеоцена в низах грабенов [Драчев, 2000]. Верхний покровный СК, нивелирующий блоковый рельеф подстилающей поверхности, сопоставляется с отложениями среднего миоцена - плиоцена.

В модели строения осадочного чехла В.А. Виноградова с соавторами [2008] в интервал покровного СК укладывается весь кайнозой, занимая не более 10 % общей мощности осадочного чехла, основной объем которого накоплен в позднемеловую эпоху. Выбор главного репера в разрезе, определяющего и привязку остальных несогласий, базируется на его сопоставлении с региональной поверхностью выравнивания с развитием коры выветривания, сформированной на рубеже мела и палеогена. Накопление на шельфе моря Лаптевых мощных меловых толщ связывается с интенсивным сносом обломочного материала из области позднемезозойского орогена, аналогично бассейнам Восточно-Сибирского и Чукотского морей. Авторы этой модели сами указывают на «совершенную очевидность» связи Евразийского бассейна с шельфом моря Лаптевых, являющихся «звеньями одной структурной зоны». Однако при этом им ничего другого не остается, как допустить «совершенно «крамольную» на первый взгляд мысль о структурном заложении Евразийского суббассейна одновременно с Лаптевским бассейном, а именно в середине раннемеловой эпохи». Тем более что в континентальных районах, прилегающих к Лаптевскому бассейну, в грабенах известны только кайнозойские отложения, начиная с эоцена, реже палеоцена.

Все чехольные СК Лаптевского шельфа (залегающие выше главного несогласия - горизонта А) непрерывно прослеживаются в область континентального склона и Евразийского океанического суббассейна, последовательно налегая на его основание, вплоть до хребта Гаккеля. А если главное несогласие в Лаптевском бассейне считать предпермским [Малышев и др., 2008], а не позднекиммерийским, то, следуя подобной логике, получается, что заложение океана должно было начаться еще в перми!

Преувеличена ли роль рифтогенеза в формировании бассейна моря Лаптевых? Своеобразие тектонической позиции Лаптевоморской плиты состоит в том, что она приурочена к центриклинальному замыканию Евразийского суббассейна и относится к торцевым окраинам, развитие которых связано с процессами раскрытия Северного Ледовитого океана.

Большинство исследователей выделяют в пределах Лаптевоморского шельфа рифтовую систему [Андиева, 2008; Драчев, 2000; Hinz et al., 1997] как связующее звено между срединно-океаническим хребтом Гаккеля и Момским континентальным рифтом. Б.И. Ким с соавторами [Геология…, 2004] также считают, что «структура Лаптевского седиментационного бассейна включает в себя систему линейных рифтогенных грабенов с осадочным выполнением позднемелового-миоценового возраста, перекрытую покровным плиоцен-четвертичным комплексом». Со ссылкой на эту работу, Л.И. Красный приводит ансамбль рифтогенных структур моря Лаптевых в качестве примера воздействия океанского рифтогенеза на пассивную окраину Азии [Красный, 2009].

Существует и альтернативное мнение: роль рифтогенеза в образовании кайнозойского чехла моря Лаптевых явно завышена. Это мнение основывается на представлениях о том, что спрединг в Евразийском суббассейне начался значительно позднее, в олигоцене - раннем миоцене [Поселов и др., 1998; Дараган-Сущова и др., 2010].

Рисунок 3

По особенностям рельефа складчатого основания (отражающий горизонт А) в западной части Лаптевоморской плиты выделены Лено-Таймырская область пограничных поднятий и Западно-Лаптевская рифтовая система, а в восточной - Новосибирская система грабенов и горстов (рис. 3, 4).

Рисунок 4

Лено-Таймырская область пограничных поднятий прослеживается узкой полосой (до 100 км) от северной оконечности Таймыра до зал. Буор-Хая. Горсты, погребенные под кайнозойским чехлом в Лено-Таймырской области, сложены, как и в обнаженной на суше части Восточнотаймырско-Оленекской складчато-надвиговой системы, дислоцированными в разной степени комплексами среднего карбона - перми, триаса и ры мощностью до 3 км. Возможно, в ядрах погребенных горстов мощность палеозойских образований сокращена и более высокое положение занимает кровля кристаллического фундамента, с чем связаны повышенные (20-30 мГал и более) значения поля силы тяжести. В грабенах подошва «постверхоянского» осадочного чехла прослеживается на глубине от 3-5 до 2-3 км. На склонах горстов и в днищах грабенов предполагается присутствие юрско-нижнемеловых толщ, а в осадочном чехле - верхнемеловых отложений. В вершинных частях горстов складчатый фундамент перекрыт только кайнозойскими отложениями. В крайней западной и южной частях Лено-Таймырской области пограничных поднятий верхнемеловые–палеоценовые отложения (СК L1 - L2) выклиниваются, налегая на складчатое основание.

Продолжение складчато-глыбовых структур Верхояно-Колымской складчатой области наблюдается также в дельте р. Лена, где расположен Туматский выступ, характеризующийся контрастным гравитационным максимумом со значениями до 55 мГал. Это наиболее приподнятый блок кристаллических пород дорифейского основания и реоморфизованных в рифее раннепротерозойских пород, перекрытый маломощным покровом плиоценовых и четвертичных отложений. Образование Туматского выступа, вероятно, связано со складко-горообразованием в Восточнотаймырско-Оленекской системе в сеноманско-маастрихское время.

Западно-Лаптевская рифтовая система простирается с юго-востока на северо-запад. Заложение и формирование этой сложно построенной рифтовой системы связано с развитием Евразийского бассейна. Об этом свидетельствует общее утонение земной коры до 25-22 км в осевых частях бассейна, выраженных глубокими грабенами, раздробленность осадочного чехла многочисленными дизъюнктивными нарушениями.

Глубины залегания складчатого основания в пределах Западно-Лаптевской рифтовой системы достигают 7-13 км, с погружением к осевой части. Структура основания Лаптевоморской плиты, установленная по сейсморазведочным данным, напрямую отражается в гравитационном поле: впадинам в большинстве случаев соответствуют его минимумы, а поднятия отображаются максимумами.

В пределах Западно-Лаптевской рифтовой системы выделяются Южно-Лаптевская зона прогибов, Трофимовская зона поднятий, Усть-Ленская рифтовая зона, Центрально-Лаптевская региональная ступень, Сагастырская ступень и Омолойская зона прогибов (рис. 3). В Южно-Лаптевской зоне прогибов наибольшей глубиной прогибания характеризуются Арынско-Витязевский и Оленекий грабены, в Усть-Ленской рифтовой зоне - Усть-Ленский осевой грабен. На северо-западе региона грабены ограничены Хатангским разломом, по которому смещаются в восточном направлении.

Южно-Лаптевская зона прогибов и Усть-Ленская рифтовая зона разделены Трофимовской зоной поднятий, которая включает в себя крупные выступы, поднятия, горсты и ступени с глубинами залегания складчатого основания от 1 до 5,5-6 км. Наиболее приподнятый блок складчатого основания - Муоринский выступ - расположен в дельте Лены. В гравитационном поле он выражен крупным овальной формы максимумом (до 38 мГал), ориентированным в северо-западном направлении. От Туматского выступа он отделен системой субширотных дуговых разломов. С севера и запада Муоринский выступ ограничен зонами сбросов и сбросо-сдвигов, отделяющих сопряженные с ним грабены. По аналогии с Туматским выступом можно предположить, что в ядре Муоринского выступа под кайнозойскими отложениями (или близко к их подошве) залегают протерозойские метаморфические породы, обрамленные верхневендско-среднекаменноугольными терригенно-карбонатными и вулканогенными толщами, а мощность кайнозойских отложений в его своде составляет первые сотни метров, на крыльях вряд ли превышая 1-1,5 км. Вероятно, верхнемеловые-палеоценовые отложения в пределах выступа отсутствуют - либо выклиниваются, налегая на поверхность складчатого основания, либо ограничены разломами и локализуются в сопредельных грабенах. Муоринский выступ имеет характерный собственный образ на космических снимках, четко обособляясь от остальной части дельты Лены. Все русла и протоки дельты обтекают этот выступ, что свидетельствует о его новейшем поднятии.

Центрально-Лаптевская региональная ступень простирается вдоль северо-восточного борта Усть-Ленской рифтовой зоны, характеризуется глубинами залегания складчатого основания от 7 до 3 км и осложнена рядом положительных и отрицательных структур.

Сагастырская региональная ступень занимает восточную часть дельты Лены и прилегающую акваторию, залегая между высоко приподнятыми блоками складчатого основания - Туматским и Муоринским выступами - и грабенами Усть-Ленской и Омолойской зон. В целом Сагастырская региональная ступень отличается высокоградиентным полем силы тяжести, предположительно свидетельствующем о резко расчлененном рельефе ее складчатого позднекиммерийского основания.

Омолойская зона прогибов представляет собой субмеридиональную ветвь Западно-Лаптевской рифтовой системы, отделенную от собственно Усть-Ленской рифтовой зоны поперечным горстом. На юге Омолойская зона прогибов уходит в губу Буор-Хая, на севере ограничена структурами Центрально-Лаптевской ступени и Новосибирской системы грабенов и горстов. Омолойская зона прогибов отличается от Усть-Ленской рифтовой зоны меньшими глубинами залегания подошвы посткиммерийского осадочного чехла и в большей степени компенсирована верхнемеловыми-палеоценовыми отложениями (СК А - L2).

Новосибирская система грабенов и горстов в пределах изученной площади является областью относительного поднятия складчатого фундамента (от 0,5 до 2 км), характеризующейся повышенным фоном гравитационного поля (от 15 до 40 мГал) и сокращенным по мощности осадочным чехлом. Ее граница с Западно-Лаптевской рифтовой системой выделяется резким ступенчатым погружением складчатого основания в зоне разлома Лазарева. Осевые части горстов перекрыты здесь только плиоцен-четвертичными отложениями. Под их покровом на склонах горстов и грабенов предполагается преимущественное распространение верхнемеловых–палеоценовых и палеоцен?-эоценовых отложений. Более молодые слои, верхнего олигоцена-миоцена, вероятно, срезаны предплиоценовым несогласием.

На уровне отражающего горизонта L2 Усть-Ленская рифтовая зона выделяется областью максимального погружения до глубин более 3 км, что указывает на проявление процессов растяжения (рис. 5).

Рисунок 5

В среднем олигоцене - раннем и начале среднего миоцена в регионе, включая шельф, устанавливается обстановка сжатия, с частыми перерывами осадконакопления, отраженная на сейсмических разрезах поверхностью L4. На суше во впадинах палеоцен-эоценовые отложения залегают с резким угловым несогласием на дислоцированных породах палеозоя–мезозоя (Согинский, Кенгдейский грабены). В некоторых местах палеогеновые отложения смяты в складки и разбиты надвигами и взбросами, что указывает на проявление фазы сжатия в среднем миоцене. С этим этапом связано, по всей видимости, возникновение на шельфе моря Лаптевых систем сдвигов (зон транстенсии), деформировавших накопленную ранее толщу меловых-раннемиоценовых образований многочисленными «пилообразными разломами» и «цветковыми структурами». Именно общая конфигурация этих разломов и структурный рисунок тектонических блоков позволяют предполагать проявление в среднем миоцене сдвиговых деформаций. На сейсмических разрезах «цветковые структуры» распространены в Трофимовской зоне поднятий, разделяющей два основных депоцентра прогибания: Южно-Лаптевскую зону прогибов и Усть-Ленскую рифтовую зону.

Максимальные глубины (более 2,5 км) залегания горизонта L4 и мощности (более 2 км) средне-верхнемиоценовых отложений (СПК L3 - L4) наблюдаются в оконтуренной разломами Усть-Ленской рифтовой зоне, а также в приленской части Южно-Лаптевской зоны прогибов. Это может свидетельствовать о том, что разломно-блоковые дислокации значительной амплитуды, затронувшие начиная со второй половины среднего миоцена практически весь шельф моря Лаптевых, в пределах Западно-Лаптевской рифтовой системы наиболее контрастно проявились в районе современной дельты Лены и прилегающей к ней северо-западной части шельфа.

Со второй половины среднего миоцена на шельфе формируется преимущественно покровный комплекс, в котором постепенно затухают тектонические нарушения. Этот среднепозднемиоценовый комплекс практически полностью компенсирует грабены последней генерации.

Конец миоцена знаменует этап глобальной (мессинской) регрессии Мирового океана. Он выражен на шельфе резким несогласием (отражающий горизонт L5), последовательно срезающим с запада на восток все комплексы отложений, вплоть до выступов складчатого основания. На основании этого предполагается, что средне-верхнемиоценовые отложения распространены главным образом в Западно-Лаптевской рифтовой системе и отсутствуют в пределах Восточно-Лаптевской зоны поднятий, юго-восточной части Омолойской зоны прогибов и на поднятиях, расположенных в дельте Лены.

Таким образом, установленные закономерности в ориентировке и кинематике основных разрывных нарушений доказывают, что структуры западной части Лаптевоморского бассейна заложились в середине раннего мела и наиболее интенсивно развивались в кайнозойское время. При этом грабены раннего заложения, наследующие межгорные прогибы поздних киммерид, в Южно-Лаптевской зоне в большей мере компенсированы меловыми–палеоценовыми отложениями. Наиболее активно в кайнозойское время развивалась Усть-Ленская рифтовая зона, где наблюдается максимальная мощность кайнозойских отложений и сложная конфигурация грабенов и горстов. Барьером, который отделяет Усть-Ленскую рифтовую зону от Южно-Лаптевской зоны прогибов, служит Трофимовская зона поднятий. Наложение правосдвиговых дислокаций по разломам северо-восточного направления на структурные парагенезисы северо-западных простираний привело к смещению структур и их трансформированию в сбросо-сдвиговые (в грабенах) и взбросо-сдвиговые (в горстах) структуры.

Новые материалы 2011 г., демонстрирующие развитие ротационных блоков складчатого основания, конседиментационное заполнение полуграбенов у побережья Таймыра, неопровержимо свидетельствуют о процессах рифтогенеза (грабеннообразования) на ранней стадии заложения Лаптевского бассейна.

Главные итоги и нерешенные проблемы

Материалы многоканальной сейсморазведки, полученные за последние годы в море Лаптевых, особенно в западной, практически не изученной ранее части шельфа, а также на континентальной окраине и в глубоководной области Северного Ледовитого океана, позволили существенно уточнить геологическое строение региона и обосновать ряд спорных вопросов.

1. Представлены веские аргументы, доказывающие эпипозднекиммерийский возраст осадочного чехла Лаптевского бассейна. Главное несогласие, прослеженное в основании однородной сейсмической последовательности, связано с поверхностью денудационного среза позднекиммерийских складчатых образований. Вышележащие комплексы отложений имеют возраст не древнее апта-альба.

2. Убедительно проиллюстрирована рифтогенная природа бассейна. Первая фаза рифтогенеза в области современного шельфа последовала вскоре после позднекиммерийских складчато-надвиговых деформаций, практически синхронно с накоплением в краевом прогибе сопредельной платформы орогенных угленосных формаций. Грабены ранней стадии, наследующие межгорные прогибы, локализуются в западной (притаймырской) и юго-западной части шельфа.

3. Показан постседиментационный характер деформаций меловых - раннемиоценовых образований. Многочисленные «пилообразные разломы» и «цветковые структуры» связаны, по всей видимости, с проявлением фазы сжатия в среднем миоцене и возникновением систем сдвигов. Разломно-блоковые дислокации значительной амплитуды наиболее контрастно проявились в районе современной дельты Лены и прилегающей к ней северо-западной части шельфа.

4. Детализирована структура бассейна на уровне основных несогласий; на структурной основе выделены потенциальные зоны нефтегазонакопления, в которых сосредоточены до 40 локальных поднятий и другие возможные ловушки УВ различного генетического типа.

ЛИТЕРАТУРА

 

1. Андиева Т.А. Тектоническая позиция и основные структуры моря Лаптевых // Нефтегазовая геология. Теория и практика. 2008. № 3. С. 1-28.

2. Виноградов В.А., Горячев Ю.В., Гусев Е.А., Супруненко О.И. Осадочный чехол Восточно-Арктического шельфа России и условия его формирования в системе материк-океан / 60 лет в Арктике, Антарктике и Мировом океане / Под. ред. В.Л. Иванова. СПб.: ВНИИОкеангеология, 2008. С. 63-78.

3. Геология и полезные ископаемые России. Кн.1: Арктические моря. СПб.: ВСЕГЕИ, 2004.

4. Дараган-Сущова Л.А., Петров О.В., Дараган-Сущов Ю.И., Рукавишникова Д.Д. Новый взгляд на геологическое строение осадочного чехла моря Лаптевых // Региональная геология и металлогения. 2010. № 41. С. 5-17.

5. Драчев С.С. Тектоника рифтовой системы дна моря Лаптевых // Геотектоника. 2000. № 6. С. 43-58.

6. Иванова Н.М., Секретов С.Б., Шкарубо С.И. Данные о геологическом строении шельфа моря Лаптевых по материалам сейсмических исследований // Океанология. 1989. Т. 29. Вып. 5. С. 789-793.

7. Красный Л.И. Новые структурные элементы в тектонике территории России и дна обрамляющих морей // Региональная геология и металлогения. 2009. № 39. С. 5-13.

8. Лазуркин Д.В. Структурная позиция и геологическое строение моря Лаптевых / Геолого-геофизические характеристики литосферы Арктического региона. СПб.: ВНИИОкеангеология, 1998. С. 132-134.

9. Малышев Н.А., Обметко В.В., Бородулин А.А. и др. Стратификация осадочного чехла шельфа моря Лаптевых и обстановки осадконакопления / Нефть и газ арктического шельфа: Тез. 4-й междунар. конф. Мурманск, 2008.

10. Поселов В.А., Буценко В.В., Павленкин А.Д. Альтернатива спрединговой природе Евразийского бассейна по сейсмическим данным (на примере геотрансекта хребет Гаккеля - хребет Ломоносова) // Геолого-геофизические характеристики литосферы Арктического региона. СПб.: ВНИИОкеангеология, 1998. С. 177-183.

11. Устрицкий В.И. К истории формирования современной структуры моря Лаптевых / Геолого-геофизические характеристики литосферы Арктического региона. СПб.: ВНИИОкеангеология, 2000. С. 68-81.

12. Hinz K., Delisle G., Cramer B. et al. Cruise report: marine seismic measurements and geoscientific studies on the slope and shelf of the Laptev Sea & East Siberian Sea / Arctic with M.V. «Akademik Lazarev», I.V. «Kapitan Dranitsin», Preliminary scientific results // BDR-Report. 1997. N 116.

 


 

Shkarubo S.I., Zavarzina G.A. (JSC «MAGE»), Zuykova O.N. (VNIIOkeangeologia)

 

RESULTS OF MODERN STAGE OF THE LAPTEV SEA SHELF STUDY: FROM HYPOTHESES TO NEW FACTS AND PROBLEMS

 

The work is based on results of the integrated interpretation of geological-geophysical data (seismic, gravity and magnetic, and geological survey data), acquired by JSC «MAGE» on the Laptev Sea shelf in 2005-2012. The aim of the work is to corroborate a seismic stratigraphic model of the sedimentary cover structure, and basin structure. The main method of study is a seismic stratigraphy and structural analysis. The arguments are given in favour of the epi-Late Cimmerian age of the sedimentary cover of the Laptev Sea shelf.

Key words: Laptev Sea shelf, sedimentary cover, fold foundation, seismic sequence, rifting.

 

 

Ссылка на статью:

Шкарубо С.И., Заварзина Г.А., Зуйкова О.Н. Результаты современного этапа изучения Лаптевоморского шельфа: от гипотез к новым фактам и проблемам // Разведка и охрана недр. 2014. № 4. С. 23-30.

 





eXTReMe Tracker


Flag Counter

Яндекс.Метрика

Hosted by uCoz