ОСОБЕННОСТИ СТРАТИГРАФИИ И ПАЛЕОНТОЛОГИИ ГОЛОЦЕНОВЫХ ОТЛОЖЕНИЙ СРЕДНЕГО ПОИЖОРЬЯ

М.Ю. Никитин. А.А. Медведева

РГПУ им. А.И. Герцена, Санкт-Петербург

Скачать *pdf

  

 

Событийная стратиграфия стала особенно актуальна в связи с исследованиями голоценовой истории Балтийского региона. Точечные временные привязки позволяют синхронизовать разнообразные явления. В данном случае, мы привязываем разрабатываемую авторами малакостратиграфическую шкалу голоцена Ленинградской области, а также работы по ископаемой малакофауне квартера И.В. Даниловского [1925, 1955, 1961] к климатическому тренду и колебаниям уровня Пра-Балтики в первой половине голоцена [История…, 1990; Клейменова, 2000]. Были получены новые свидетельства ранее озвученной нами гипотезы о «Пудостском прорыве» на участке верхнего течения Ижоры [Никитин и Медведева, 2007]. Исследования среднего участка течения Ижоры привели к фиксации уровня размыва, отмечающего смену режима седиментации.

На левом берегу Ижоры, под деревней Антелево, в обрыве I террасы вскрывается разрез, обнажающий последовательно четыре пачки:

I пачка: плотные, влажные темно-коричневые суглинки с вкраплениями карбонатных желваков неправильной формы до 1.5 см в диаметре; с остатками травянистой и древесной растительности, не подвергшейся фоссилизации. Особо следует отметить найденный обломок коры Pinus silvestris около 20 см длиной, соответствующий дереву не менее 10-12 см в диаметре. Встречаются также в большом количестве раковины пресноводных моллюсков. Вверх по разрезу пачки содержание карбонатов уменьшается при увеличении глинистой составляющей. Несколько верхних сантиметров - это тяжелые суглинки, переходящие от голубоватых к ярко-рыжим;. Мощность пачки - 87 см.

II пачка: с резким и неровным несогласием суглинки сменяются вверх по разрезу пачкой известковых туфов, представленных как отдельными желваками (0.3-2 см), так и их агломерациями в виде караваев (до 50 см в диаметре и до 25 см по мощности). По всей пачке, в нижней трети особенно, в составе туфов заметны прослои мелкого гравия и грубозернистых кварцево-полевошпатовых песков, сложенных в неотчетливые серии, напоминающие косослоистые. В состав серий входят также мелкие обломки инкрустаций по фитофоссилиям, раковинный детрит и целые раковины (видовой состав дополняется несколькими видами, в том числе и первым в разрезе наземным моллюском). Иногда встречаются небольшие плоские до 1.5 см гальки из окатанных известковых туфов и изверженных пород из морены. Большая часть зерен песка и галек покрыты тонкой коркой карбонатов, отчего они не всегда сразу заметны в разрезе. Характерная особенность этих слоев - микрозональные кальцитовые образования вокруг остатков древесины, морфологически напоминающие трубки или «свистульки». Мощность пачки - 143 см.

III пачка сложена телами, представляющими собой кальцитовые инкрустации по слоевищам харовых водорослей. Обращает на себя внимание наличие больших пустот в этих телах. Вероятнее всего, это свидетельствует о замедленном терригенном седиментогенезе и, возможно, близкой к субаэральной обстановке. В подошве пачки встречаются отдельными прослоями нефоссилизированные, рыхлые остатки гидро- и гигрофитов (фактически торф, преимущественно осоковый). Возможно, именно макроскопические остатки флоры в наибольшей степени прольют свет на видовой состав собственно Ижоры, что вместе с палинологическими данными даст наиболее целостную картину. Видовой состав пресноводных моллюсков здесь заметно обедненный в сравнении с нижележащими слоями: почти исчезают вальваты (Valvata s. str) и горошинки (Pisidium s. str.), прудовики же значительно увеличились в размерах; количество видов наземных моллюсков возрастает. Возможно, это объясняется изменением гидрологического режима водоема, его обмелением и зарастанием. Впрочем, вполне вероятно, в этот момент русло сместилось в процессе меандрирования в сторону, и мы наблюдаем процесс образования старицы. Мощность пачки - 45 см.

IV пачка представляет собой нелитифицированные карбонаты, фактически гажу, с бессистемно расположенными в ней фрагментами известкового туфа и коренных пород. Отмечается также гумусированный прослой погребенной почвы. Здесь раковины наземных моллюсков заметно доминируют над пресноводными. Встречаются также мелкие фрагменты предметов материальной культуры: кирпича, керамики, костей. Мощность пачки - 65 см.

В разрезе около станции Антропшино излучиной Ижоры вскрываются последовательно шесть пачек.

I. Натечные формы известкового туфа с примесью гажи и рыжими пятнами постседиментационного прокрашивания; отдельные желваки диаметром до 10 см, неправильной формы: инкрустации по фитофоссилиям; заметны целые раковины гастропод и двустворок. Мощность пачки - 12 см.

II. Светло-серая, слегка бежевая гажа, в нижней части с карбонатными желваками, до 5 см в диаметре и с углистыми линзами до 50 см диаметром и до 7 см по мощности; встречаются целые раковины. Мощность пачки - 38 см.

III. Светло серая, буроватая гажа с мелкими, до 1 см, карбонатными желваками; состав моллюсков тот же; согласно переходит в следующую пачку. Мощность прослоя - 10 см.

IV. Пестроцветная пачка тяжелых суглинков: сизые, голубоватые, рыжие: переслаивания нечеткие; с пятнами, до 1 см диаметром, углефицированной растительности; встречаются отдельные раковины все тех же групп моллюсков и неразложившиеся остатки древесины. Мощность пачки - 20 см.

V. Начинается с выраженного несогласия (размыв с «карманами»); гравий и гальки до 12 см в диаметре, состоящие из связных травертинов, заключенные в сплошную массу рыхлого известкового туфа, представленного инкрустациями по фитофоссилиям, чехликам ручейников и раковинам моллюсков; в нижней части пачки - унифицированные линзы до 30 см диаметром и до 5 см по мощности; видовой состав моллюсков заметно более разнообразен. Обнаруживаются «свистульки». Мощность пачки - 40 см.

VI. Почвенный слой, размытый, преобразованный; с включениями гравия и галек изверженных пород и травертинов, с целыми раковинами пресноводных и наземных моллюсков. Мощность пачки - 30 см.

В сравнении двух разрезов отчетливо фиксируется одно общее несогласие, которое мы интерпретируем как поверхность размыва: в Антелево - между пачками I и II, в Антропшино - между пачками IV и V. Расстояние между этими точками чуть более 5 км, однако, информация из Антропшино дает более целостную стратиграфическую картину за счет большей экспонированности нижней (доразмывной) части разреза.

Общее в обоих разрезах: преобладание органогенного седиментогенеза в предразмывное время по сравнению с преимущественно хемогенным в послеразмывное. Большая часть остатков нелитифицированной древесины, углистых прослоев и раковинного детрита в нижней части разреза свидетельствует об относительно глубоком водоеме (не менее 2 м) со стоячей или медленно текущей водой. Ясно одно: уровень воды в Пра-Ижоре во время, предшествовавшее размыву, превышал современный, а что это было: старица, протяженное долинное озеро или эстуарий, пока вопрос открытый.

Состав моллюсков на этой границе также претерпел изменения: среди гастропод до размыва преобладали Valvata planorbulina Paladilhe, 1867, Bithynia tentaculata (Linne, 1758) и Lymnaea ovata (Draparnaud, 1805), за ними в несколько меньшем количестве Planorbis planorbis (Linne, 1758), Anisus vortex (Linne, 1758), Anisus contortus (Linne, 1758), Segmenlina nitida (Müller, 1774), Anisus acronicus (Ferussae, 1807), Valvata piscinalis (Müller, 1774), Lymnaea atra (Schranck, 1803), Lymnaea palustris (Müller, 1774).

Наземные моллюски в этих слоях не встречаются. Непосредственно после размыва к этому списку прибавляются Valvata antiqua Sowerby, 1838, Bithynia leachi (Sheppard, 1823), Lymnaea corvus (Gmelin, 1791), Lymnaea balthica (Linne, 1758), Acroloxus lacustris (Linne, 1758). А также первый в разрезе наземный моллюск Carychium minimum (Müller, 1774). Кроме того, раковины встреченных выше размыва видов заметно увеличены в размерах, особенно это относится к В. tentaculata, L. ovata и P. planorbis. Наземные моллюски начинают встречаться в Антелево в 50 см выше размыва, в Антропшино - практически сразу после него. Наиболее распространенные формы: Vallonia costata Müll., Succinea pfeifferi Rossm., Carychium minimum Müll. Последняя обращает на себя внимание тем, что в настоящее время встречается и за полярным кругом. И.В. Даниловским [1925] в том же разрезе были найдены Vallonia tenuilabris Al. Braun., Vertigo alpestris Alder - сегодня преимущественно арктические виды. Даниловский в своих работах [1955, 1961] неоднократно отмечал, что Gyraulus gredlery Gredler, 1853, он же в современной номенклатуре - A. acronicus, не встречался в Ленинградской области позднее бореала. Сейчас этот вид обитает большей частью на территории Финляндии и Швеции, на территории Карелии - единичные места обитания. Кроме того, по мнению Даниловского [1955], наиболее термофильный вид, появляющийся в Ленинградской области в атлантике - V. antiqua, c концом его и исчезает, но ныне здравствует на юге и западе Европы. Авторами статьи ранее отмечалось, что проникновение В. tentaculata в бассейн реки Ижоры произошло в позднебореальную эпоху [Никитин и Медведева, 2007], тогда как В.leachi проникла сюда в атлантическую [Даниловский, 1955]. Совместное нахождение раковин криофилов и термофилов однозначно указывают на эпоху - рубеж бореальной и атлантической стадии голоцена. Очевидно угнетенные раковины В. tentaculata в нижней части разреза могут свидетельствовать о кратковременном позднебореальном похолодании.

В верхних пачках обоих разрезов помимо наземных моллюсков встречены Lymnaea stagnalis (Linne, 1758) и Planorbarius corneus (Linne, 1758). Последний указывается Даниловским как элемент современной фауны, появившийся в атлантике [Даниловский, 1955, 1961].

Детально изученные экспонированные разрезы Пудости, Антелево и Антропшино демонстрируют очень четкую и однозначную картину развивавшихся событий. Как уже отмечалось авторами [Никитин и Медведева, 2007], разрез травертиноподобных пресноводных карбонатов в Пудости выявляет быстрое их накопление в течение позднебореальной эпохи голоцена и еще более быструю деградацию озера, где они накапливались. Нами была изложена гипотеза о прорыве вод Пудостского палеоводоема через моренную гряду, находящуюся в одном километре юго-восточнее поселка Мыза-Ивановка. Спуск этого озера авторы связывают с понижением базиса эрозии и усилением эрозионного вреза Пра-Ижоры после начала анциловой регрессии [Никитин и Медведева, 2007]. Полевые исследования последнего года позволили авторам найти дополнительные свидетельства упомянутого спуска. Единственно, чего мы совсем не ожидали, так это степени катастрофичности этого события. Был обнаружен источник грубозернистых кварцево-полевошпатовых песков и гравийников, сложенных в косослоистые серии: в окрестностях деревни Бор, на правом берегу Ижоры, в 5 км выше Антелево находится карьер, где разрабатывается залежь песка гранулометрически и минералогически идентичного найденному в Антелево. Эта залежь представляет собой флювиогляциальные отложения, своего рода «зандровый шлейф» во фронтальной части упомянутой моренной гряды. Еще восточнее, пески постепенно переходят в лёссовидные суглинки, которые обнаружены авторами в шурфах на бровке водораздела правого склона Ижоры в Антелево. Резкое и с размывом несогласие, прослеживаемое в Антелевском и Антропшинском разрезах, а также косослоистые пески в первом из них говорит о достаточно мощном потоке, явившимся результатом «Пудостского прорыва» [Никитин и Медведева, 2007]. Описываемое событие, вероятно, было быстрым, одноактным и привело к уничтожению верхней части осадочной толщи озерных (эстуарных?) отложений. Терригенная аллювиальная седиментация, сформировавшая пачку косослоистых песков, гравийников и органогенных частиц, постепенно сменилась хемогенной, и замедлилась до фазы «харовых инкрустаций». Анциловая регрессия происходила на фоне изостатического поднятия всей территории Ижорского плато [История…, 1990]. Сегодняшняя Ижора размывает эти бореально-атлантические образования, а уровень ее значительно понизился. Литологические особенности разрезов довольно отчетливо демонстрируют такой сценарий.

Реконструкцию описываемых событий трудно объяснить только лишь одной попятной эрозией Пра-Ижоры после начала анциловой регрессии. «Спусковым крючком» здесь могли быть как сейсмические события, так и климатические (например, сильные паводки из-за таянья обильно выпавшего снега, ливней и т.п.) В отношении палеосейсмики особый интерес представляет Дудергоф, с его молодыми, очевидно четвертичными дислокациями [Никитин, 2008]. Возможно, в будущем найдутся дополнительные свидетельства их генетической связи с поясом пресноводных карбонатных отложений, образующих кольцевую структуру, с центром в районе Красного Села.

 

Литература:

1. Даниловский И.В. Материалы по изучению четвертичных раковин из слоев II террасы р. Ижоры // Изв. Геол. Ком. Т. XIV, вып.4. 1925.

2. Даниловский И.В. Опорный литолого-стратиграфический разрез отложений скандинавского оледенения Русской равнины и руководящие четвертичные моллюски. Государственное научно-техническое издательство литературы по геологии и охране недр. - М.: 1955. 202 с.

3. Даниловский И.В. История четвертичных моллюсков СССР и их значение для стратиграфии четвертичных отложений // Информационный сборник № 47. Палеонтология и стратиграфия. - Л.: ВСЕГЕИ. 1961.

4. История Ладожского, Онежского, Псковско-Чудского озер, Байкала и Ханки. / Ред Д.Д. Квасов. - Л.: «Наука», 1990. 280 с.

5. Клейменова Г.И. Реконструкция палеогеографических обстановок в голоцене на Северо-Западе России // Вестник СПбГУ, 2000. Сер. 7. Вып. 4. (№ 31). - С. 48-59.

6. Никитин М.Ю., Медведева А.А. Малакостратиграфический этюд на голоценовую тему // В сб.: «Геология в школе и ВУЗе: Геология и цивилизация». (Материалы V международной конференции) / Под. ред. Е.М. Нестерова. СПб.: «Эпиграф». 2007. - С. 65-68.

7. Никитин М.Ю. О природе Дудергофских дислокаций. «Отечественная геоморфология: прошлое, настоящее, будущее» // Материалы к XXX пленуму геоморфологической комиссии РАН Санкт-Петербург. СПбГУ, 15-20 сентября 2008 года. - СПб., 2008.-С. 314-317.

 

 

Ссылка на статью: 

Никитин М.Ю., Медведева А.А. Особенности стратиграфии и палеонтологии голоценовых отложений Среднего Поижорья. // Геология, геоэкология, эволюционная география. Сб. статей под ред. Е.М. Нестерова. СПб. Изд-во «Эпиграф». 2008. С. 62-66.






eXTReMe Tracker

 
Яндекс.Метрика

Hosted by uCoz