М.М. Тетяев

Формы структуры южной части Ленинградской области в связи с ее вероятной нефтеносностью

Ленинградский Горный институт

Скачать *pdf

  

В нашей геологической литературе укоренилось воззрение о спокойном залегании девона и кембро-силура в южной части Ленинградской области. Это мнение вытекало из воззрений о незыблемом Балтийском щите, юго-восточный склон которого и образует несгибаемую «плиту», лежащую в основании Восточноевропейской равнины. С точки зрения этого учения о «плите», культивированного, главным образом, среди московских геологов, можно было признать, что Ленинградская область, соседняя с этим щитом, должна обладать и наиболее спокойным характером залегания развитых в ней осадочных пород. И только А.П. Карпинский со своей обычной прозорливостью и замечательным геологическим чутьем отметил в своих работах наличие крупного синклинального прогиба в кембро-силуре между Ладожским и Ильменским озерами, а также выходы этих отложений в Минской губернии.

В нашей работе, посвященной структуре палеозойских отложений европейской части Союза [Tetiaeff, 1912], дано дальнейшее развитие взглядов Карпинского и показано, что к юго-востоку от Финляндского массива имеются крупные пологие изгибы северо-восточного простирания в кембро-силурийских отложениях. Сопоставление этой структуры с наличием зоны каледонской складчатости на Скандинавском полуострове позволило тогда охарактеризовать эти изгибы как последние к юго-востоку отзвуки складчатости на платформе и тем самым установить закономерность их проявления в данном районе. Эта характеристика, однако, совершенно не встретила сочувствия у наших геологов и даже нашла себе оценку как «не отвечающая действительности».

Производившаяся в начале двадцатых годов детальная съемка окрестностей Ленинграда обнаружила внутри кембро-силурийских отложений целый ряд нарушений, совершенно необъяснимых с точки зрения установившихся представлений о «спокойном» их залегании. Это и послужило толчком к широкому расцвету гипотезы воздействия великого четвертичного оледенения, при котором ледник в своем движении на юг производил впереди себя различные локализованные нарушения. Таким образом, эта гипотеза позволяла сохранить в нетронутом виде идею о несгибаемости щита и покрывающих его образований и в то же время объяснить наблюдаемые нарушения поверхностным воздействием внешней силы. Немудрено, что она была подхвачена с энтузиазмом, достойным лучшего применения.

В нашу задачу не входит критика этой гипотезы. Однако следует отметить, что она покоится на поверхностном представлении как о движении льда, так и о его механическом влиянии на окружающую обстановку. Если нельзя отрицать воздействия ледника на свое основание, то уже ни в коем случае не приходится говорить о напоре ледника на лежащие впереди горные породы и их смятии. Действительно мы наблюдаем движение льда внутри ледника, но продвижение конца его есть только нарастание или сокращение массы льда с изменением климатических условий и ничего общего с механическим движением, а следовательно, и с механическим воздействием не имеет.

Помимо отсутствия теоретической основы, эти гипотеза не была в состоянии объяснить характерные особенности залегания пород Ленинградской области в виде довольно правильных куполовидных форм и их осложнений, материал по которым уже накопился в достаточной степени. Вспомним, например, дислокацию Мишиной горы, около Гдова, документально описанную Б.П. Асаткиным. Стало совершенно очевидным, что генезис этих структур должен быть пересмотрен.

Выше нами указано, что в 1912 г. мы поставили эти формы дислокации в связь с явлениями каледонской складчатости на Скандинавском полуострове. В то время наши представления о генезисе складчатости вообще, а тем более о сопряженной с нею структуре, возникающей на платформе, еще не были достаточно разработаны, и поэтому поневоле приходилось только ограничиться самым общим указанием этой генетической связи без какой бы то ни было ее детализации. Иначе обстоит дело теперь, когда мы уже располагаем громадным количеством материалов, полученных при изучении и промышленном освоении как складчатых областей, так и прилегающих к ним частей платформы.

Если собственно складчатая структура, с ее линейным выражением, возникает в областях развития геосинклинального режима колебательных движений, то в соседних областях в это время господствует геоантиклинальный режим, ведущий к образованию во время складчатости платформы и обусловливающий значительно меньшее накопление осадочных образований. С точки зрения их мощности в таких областях мы различаем субгеоантиклинальные части с минимальным накоплением этих образований и субгеосинклинальные, где мощность их является промежуточной. Последние чаще всего располагаются в промежуточной зоне между крупными геосинклинальными и геоантиклинальными областями. К такой субгеосинклинальной зоне кембро-силурийской эпохи и принадлежит южная часть Ленинградской области, расположенная между геосинклиналью Скандинавского полуострова и геоантиклиналью центральной части Русской равнины. Такое положение обусловливает относительно значительную мощность этих отложений, а вместе с тем и их своеобразный характер в виде довольно быстрых колебаний мощности и разнообразия фаций в горизонтальном направлении. Все это особенно надо иметь в виду при изучении условий нефтеносности, когда разрез нижнего кембрия, самого интересного в этом отношении горизонта, мы знаем только по данным около Ленинграда, да и то недостаточно полно.

Характерная особенность таких субгеосинклинальных областей состоит, как показали исследования в районах Приуралья и Поволжья, в возникновении внутри них местных поднятий и опусканий во время самого процесса накопления слоистых толщ. Эти поднятия и опускания более или менее линейного характера совершенно напрасно называют «складками»: они имеют очень пологие падения крыльев и, возникая в процессе самого накопления осадочных толщ, влияют на характер их фаций и на величину их мощности, которые варьируют между поднятиями и опусканиями.

Такие полосы поднятий и опусканий наблюдаются и в Ленинградской области для кембро-силурийских отложений. Слабая изученность последних и маскировка их девонскими отложениями позволяет пока дать только приблизительную картину их тектоники. Наиболее северное поднятие проходит по линии Балтийской ж.д. от г. Кингисеппа на северо-восток к д. Путилово у Ладожского озера. Второе, быть может менее значительное, поднятие идет южнее, от Мишиной горы на ст. Серебрянку и далее на ст. Чудово, Октябрьской ж.д. Наконец, третья полоса, по-видимому, одна из наиболее крупных, охватывает район Старой Руссы к югу от оз. Ильмень с выходами кембрия по р. Ловати и уходит в юго-западном направлении в Латвийскую ССР.

Второй характерной чертой таких структур, как нам еще раз показывает пример области «Второго Баку», является возникновение на полосах поднятий цепочек куполовидных форм, в которых и сосредоточивается появление нефти. Такие купола и являются сейчас объектами разведки на нефть, давая крупные месторождения в этой области. Их структура может быть чрезвычайно разнообразной - от эмбриональных форм до очень сложных с наличием диапировых явлений.

Отметим попутно неправильность установившихся в литературе воззрений о том, что причиной возникновения куполов является «соляная тектоника». В настоящее время мы располагаем уже громадным материалом по территории СССР и другим странам, как, например, по Северной Америке, который определенно показывает, что купола являются только своеобразной формой движения земной коры в субгеосинклинальных областях. Наличие соли только усложняет эти формы, как она усложняет и линейную тектонику в складчатых зонах.

Такие же куполовидные формы, связанные с полосами поднятий, мы констатируем и в Ленинградской области. Так, ряд карьеров по линии Балтийской ж.д. обнаруживает это куполовидное строение. Крупным поднятием в форме купола является район станций Тайцы и Дудергоф. Классическое проявление куполов, иногда с явлениями диапиризма, имеется к югу от г. Пушкина у дд. Попово и Антропшино. По этой же линии несомненным куполовидным строением обладают окрестности д. Путилово. Ярким примером купола с диапировой структурой является район Мишиной горы, южнее Гдова, имеющий с поверхности, по данным Асаткина, вид «разбитой тарелки». Наконец, крупнейшим куполовидным поднятием, очевидно, является район Старой Руссы, вероятно, распадающийся на целый ряд более мелких куполов. Нет никакого сомнения, что такие формы являются типичными в общей структуре Ленинградской области и будут выявлены в достаточном количестве при постановке детальной структурной съемки. Если основное развитие этих куполов сосредоточивается в кембро-силурийских отложениях, то продолжение их роста, хотя и в более слабой степени, можно установить и в девоне. Так, купол Мишиной горы облекается девонскими отложениями, также дающими куполовидную структуру, хотя и слабее выраженную. Это имеет большое руководящее значение при поисках указанных форм в южной части Ленинградской области, где кембро-силур почти всегда перекрыт девонскими отложениями.

Кроме этих куполовидных форм, которые, как мы уже знаем по опыту района «Второго Баку», являются местами концентрации нефти, в Ленинградской области в тех же кембро-силурийских отложениях мы часто встречаем спорадическое развитие мелких небольших складочек, появляющихся или в одиночку или целыми группами. Эти складки, всегда хорошо выраженные, часто имеющие явную асимметричность, измеряются метрами и десятками метров и быстро исчезают в общем спокойном горизонтальном залегании. Наблюдаются они, главным образом, среди низов известняковой толщи нижнего силура, где известняки перемежаются с прослоями глин, и часто не имеют своего отражения в более верхних горизонтах. Тем самым они являются типичным выражением внутреннего перемещения вещества пород в благоприятных условиях перемежаемости слоев различного состава. Примеры таких складок известны на горе Кирхгоф у Дудергофа, на р. Тосно, у Гертовского моста, у ст. Поповка Октябрьской ж.д., в карьерах станций Кикерино, Тайцы и пр.

Самое любопытное в проявлении этих мелких складочек - то, что они сосредоточиваются обычно в местах куполовидных поднятий. Это показывает, что в последних происходило послойное перемещение вещества, вызываемое, очевидно, эпизодическими вертикальными сжатиями толщи кембро-силурийских отложений. Такое сжатие, вызывая уменьшение мощности наиболее пластичных слоев, производит движение их вещества в сторону куполов, образуя эти мелкие складки внутри последних. Отличие такого рода явлений от подобных им в геосинклинальных областях при образовании линейной складчатости состоит в том, что в субгеосинклинальном режиме эти эпизодические сжатия проявляются чрезвычайно слабо и воздействуют не на всю слоистую толщу, а только на некоторые, наиболее пластичные ее прослои, что и дает послойное движение только этих слоев, не нарушая общего спокойного залегания всей толщи. Этим же надо объяснить и наблюдаемые явления диапиризма, когда ультрапластичное вещество некоторых слоев в своем движении не только производит изгибы этих слоев, но и, концентрируясь в куполах, обусловливает разрыв покрышки и общее движение вверх в центральной части купола.

Указанное явление характеризует условия концентрации в куполах нефти. Находясь в рассеянном состоянии среди вещества слоя при его образовании, нефть как наиболее подвижный элемент быстрее всего реагирует на вертикальное сжатие, хотя бы самое слабое, мигрируя в купола и концентрируясь там.

Таким образом, этот краткий анализ структуры кембро-силурийских отложений южной части Ленинградской области говорит о том, что здесь имеются чрезвычайно благоприятные структурные условия для миграции нефти и образования ее промышленных скоплений. Данная характеристика является, конечно, пока еще очень схематичной и требует своего дальнейшего развития путем организации специальных структурных съемок, которые должны дать надлежащее уточнение намечаемой структуры. Но и имеющийся уже структурный материал позволяет ориентировать в более или менее достаточной мере первые шаги по пути выявления промышленного характера нефтеносности этой области.

В заключение следует еще раз отметить, что район развития возможной нефтеносности не ограничивается только Ленинградской областью. Намеченная выше субгеосинклинальная область не только охватывает на юге соседние части Белорусской ССР, но и уходит по простиранию на территорию Прибалтийских советских республик, где эти формы субгеосинклинальной структуры должны иметь еще более полное выражение.

 

 

ЛИТЕРАТУРА

1. Tetiaeff М. Les grandes ligrnes de la geologie et de la tectonique des terrains priraaires de la Russie d'Europe. Ann. de la Societe Geol. de Be'gique, t. XXXIX. 1912.

  

 

 

Ссылка на статью: 

Тетяев М.М. Формы структуры южной части Ленинградской области в связи с ее вероятной нефтеносностью. Советская геология. 1941. № 1. С. 39-42.






eXTReMe Tracker

 
Яндекс.Метрика

Hosted by uCoz