О.М. ЗНАМЕНСКАЯ

СТРАТИГРАФИЧЕСКОЕ ПОЛОЖЕНИЕ МГИНСКИХ МОРСКИХ ОТЛОЖЕНИЙ

Скачать pdf статьи

  

Морские глины с фауной, обнаруженные Н.В. Потуловой в 1921 г ., известны в долине р. Мги, прорезающей Приневскую низменность в 45 км к востоку от Ленинграда, у ст. Горы Северной ж.д. Мгинский разрез постоянно привлекал к себе внимание исследователей. Несмотря на это, вопрос о возрасте и стратиграфическом положении морских мгинских глин до сих пор остается дискуссионным.

Их относили к миндель-рисскому межледниковыо [Потулова, 1921], к интерстадиальным отложениям [Покровская, 1936; Hyyppa, 1937], к шерумхедским слоям, лежащим выше отложений эемской трансгрессии [Brander, 1937], к последнему межледниковью [Горецкий, 1949; Марков, 1939; Скороход, 1932; Соколов, 1947]. В самое последнее время Покровская И.М. [Покровская, 1954] и Яковлев С.А. [Яковлев, 1956] отнесли мгинские глины к морской трансгрессии 4-го новомежледниковья. Такое расхождение взглядов обусловлено недостаточной изученностью мгинского разреза.

С целью детального изучения морских мгинских глин мною было заложено 4 скважины и изучено обнажение ниже железнодорожного моста на р. Мге. Общая мощность четвертичных отложений 35 м (рис. 1). Сводный разрез по скважинам №№ 3 и 4 (сверху вниз):

 

Возраст

Литологическое описание

Мощность, м

Q3lgl

1. Песок среднезернистый желтовато-серый.

1,80

2. Глина ленточная, слюдистая, светло-серая.

4,00

Q3fgl

3. Песок мелкозернистый, глинистый, серый с галькой кристаллических пород.

1,20

Q3gl

4. Валунный суглинок, плотный, буровато-серый, с мелкими валунчиками кристаллических пород (верхняя морена).

3,30

Q3fgl

5. Песок среднезернистый, глинистый, серый с галькой кристаллических пород.

1,10

Q3m

6. Глина алевритовая с песчанистыми прослойками, зеленовато-черная, с запахом сероводорода, распыленным вивианитом и морской фауной.

9,85

Q2-3lgl+m

7. Глина темно-серая, плотная, с тончайшей полосчатой слоистостью.

2,30

Q2lgl

8. Песок тонкозернистый, с ленточной слоистостью

1,80

9. Глина ленточная, плотная, серая.

7,50

Q2lg

10. Валунный суглинок, зеленовато-серый, плотный, с мелкими валунчиками кристаллических пород (нижняя морена).

1,30

Cm

Синяя кембрийская глина

 

  Рисунок 1

В морских глинах, залегающих между двумя моренами, В. Скороходом и М.А. Лавровой определена фауна, где наряду с арктической формой Portlandia (Yoldia) arctica обнаружены бореально-субарктические формы (Tellina calcarea), бореальные (Mytilus edulis, реже Littorina littorea) и единично бореально-лузитанские (Cardium edule). В этих глинах встречены также обрывки травы (Zostera marina).

Диатомовые, по Е.А. Черемисиновой, появляются в глинах с полосчатой слоистостью и в большом количестве содержатся в морских отложениях.

Содержание органического вещества в морских глинах, по определению В.В. Пономаревой, очень велико (~5%).

Пыльца и споры, изученные М.П. Гричук, имеют особенно большое значение для установления стратиграфического положения этой толщи.

Весь период накопления межморенных осадков четко делится на два крупных отрезка времени - «холодный» и «теплый» (рис. 2).

Рисунок 2

Холодный отрезок времени (позднеледниковое время) характеризует фаза приледниковой растительности.

Фаза приледниковой растительности соответствует времени существования озерно-ледникового водоема и накоплению ленточных глин, подстилающих морские отложения. Здесь преобладает пыльца трав, кустарников и споры; содержание древесной пыльцы незначительно. Первоначально у края ледникового покрова растительность представляла собой тундру с разреженными березняками, с открытыми пространствами, занятыми карликовой березой, сфагновыми болотами и травянистым покровом бедного видового состава. В период дальнейшего сокращения ледника и некоторого потепления климата, господствовала лесотундра - сосново-березовое редколесье с примесью ели; появилась Ephedra. К концу этого времени в озерно-ледниковый водоем проникают морские воды. О постепенном осолонении пресноводного водоема свидетельствует гляциально-морской комплекс диатомовых, обнаруженный в глинах с полосчатой слоистостью [Hyyppa, 1937].

Комплекс тундровой и лесотундровой растительности в основании морских глин обнаружен впервые. Сходные растительные ассоциации (но более молодого возраста) известны в позднеледниковых отложениях окрестностей Ленинграда (р. Охта у с. Сярги и ленточные глины в Колпине) [Гричук и Гричук, 1950; Марков, 1939].

Теплый отрезок времени (межледниковое время) характеризуется полным облесением территории и исчезновением болот. Выделяются фазы развития растительности:

1. Фаза тайги - соответствует концу накопления глин с полосчатой слоистостью и началу отложения морских осадков с фауной Yoldia arctica. Умеренный климат благоприятствовал распространению светлохвойной тайги с господством сосны, березы и широким расселением папоротников.

2. Фаза широколиственных лесов - соответствует времени отложения морских глин максимума трансгрессии, в период климатического оптимума. Климат был значительно теплее современного, о чем свидетельствует развитие широколиственных лесов. Первыми здесь появились дуб и вяз (максимум 32%), позже - орешник (93%) и ольха (258%), затем - липа, имевшая ограниченное распространение (2%). Ольха не является лесообразующей породой, и содержание ее пыльцы подсчитано относительно суммы всех других лесообразующих пород (так же как и пыльцы орешника). К концу этой фазы господствующее положение занял граб (26%). Времени максимального расселения граба соответствует начало регрессии межледникового моря.

3. Фаза тайги - соответствует времени накопления морских глин, вскрытых обнажением № 4, с диатомовой флорой, указывающей на опреснение водоема. В это время появляется таежная растительность, где господствующую роль первоначально играли ель (38%) и сосна (37%) с примесью широколиственных пород. Постепенно увеличивалось содержание сосны (до 65%) и березы (до 28%), появилась карликовая береза и Licopodium approssum. Происходило заболачивание территории. Пыльцевой спектр указывает на похолодание климата и приближение ледника.

Таким образом, выделенные фазы развития растительности свидетельствуют о закономерной и непрерывной смене растительных ассоциаций на протяжении всего позднеледникового и межледникового времени, что обусловлено изменениями климатических условий.

Выводы

1. Морские отложения залегают между двумя моренами и сохранились в понижениях доледникового рельефа.

2. Накопление межморенных отложений происходило без перерыва. Озерно-ледниковый водоем сменился морским, существовавшим, по-видимому, на протяжении всей межледниковой эпохи.

3. Верхи межледниковых отложений сняты надвинувшимся ледником, морена которого лежит на морских глинах и сильно обогащена ими.

4. Пыльцевые анализы межморенных отложений позволяют отчетливо наметить четыре фазы развития растительности: а) приледниковой тундровой; б) начала межледниковой эпохи с распространением сосново-березовых лесов; в) климатического оптимума с распространением широколиственных лесов; г) конца межледниковой эпохи - сосново-еловых и березовых лесов.

5. Изменения растительности в период климатического оптимума показывают закономерную смену максимумов широколиственных пород, а именно: дуб → вяз → орешник → липа → граб. Подобная последовательность кульминаций широколиственных пород установлена в Западной Европе Иессеном и Мильтерсом для рисс-вюрмского межледниковья, а на Европейской равнине В.П. Гричуком для микулинского межледниковья.

6. Максимум межледниковой трансгрессии соответствует времени климатического оптимума.

7. Начало регрессии межледникового водоема падает на конец климатического оптимума - максимум граба.

8. Пыльцевая диаграмма мгинских морских отложений хорошо сопоставляется с пыльцевыми диаграммами континентальных озерно-болотных отложений днепровско-валдайского межледниковья ближайших разрезов (Рынгу в Эстонии [Гричук, 1950]), с нижней частью пыльцевой диаграммы шурфа № 1 лесного заповедника на Валдае [Соколов, 1949], Муравы в Белоруссии [Вознячук и Махнач, 1954] и др., что указывает на одновозрастность этих отложений.

9. Изученный разрез и данные сопоставления решают вопрос о стратиграфическом положении морских мгинских глин. На основе изучения фауны, диатомовой флоры, пыльцы и спор морские мгинские глины являются отложениями микулинского межледниковья, подстилаются мореной московской [Шик, 1957] и покрыты мореной валдайского ледникового покрова.

ЦИТИРОВАННАЯ ЛИТЕРАТУРА

1. Вознячук Л.Н., Махнач Н.А., Изв. АН Белорусск. ССР, № 1 (1954).

2. Горецкий Г.И., Вопр. географии, сборн. 12 (1949).

3. Гричук В.П., Тр. Инст. геогр. АН СССР, в. 3 (1950).

4. Гричук М.П., Гричук В.П., Вопр. географии, сборн. 23 (1950).

5. Лаврова М.А., Тр. Инст. геогр. АН СССР, в. 37 (1946).

6. Марков К.К., Ледниковый период, 1939.

7. Марков К.К., Тр. Геол.-разв. упр., в. 117 (1931).

8. Покровская И.М., Тр. II Международн. конф. АИЧПЕ, в. 2 (1936).

9. Покровская И.М., Методическое руководство по изучению и геологической съемке четвертичных отложений, ч. 1, М , 1954, стр. 245.

10. Потулова Н.В., Геол. вестник, 4, № 1-6 (1921).

11. Скороход В. Фауна межледниковых отложений р. Мги. Материалы по четвертичной геологии СССР, часть 1. Труды Всесоюзного геологоразведочного объединения НКТП СССР, Выпуск 225, Л .-М., 1932, с. 82-93.

12. Соколов Н.Н., Бюлл. комисс. по изуч. четверт. периода, 10, 1947.

13. Соколов Н.Н., Уч. зап. Ленинградск. унив., в. 6, №124 (1949).

14. Черемисинова Е.А. Палеогеография мгинского моря (на основе данных диатомового анализа). Доклады Академии наук, 1959, том 129, № 2, с. 416-419.

15. Шик С.М., ДАН, 117, № 2 (1957).

16. Яковлев С.А., Основы геологии четвертичных отложений Русской равнины, М., 1956.

17. Brander G., Compt. rend. Soc. Geol. Finland, 10 (1937).

18. Нуурpa Е., Compt. rend. Soc. Geol. Finland, 10 (1937).

 

 

 

Ссылка на статью: 

Знаменская О.М. Стратиграфическое положение мгинских морских отложений. Доклады Академии наук, 1959, том 129, № 2, с. 401-404.




Evgeny Gusev homepage



eXTReMe Tracker

 
Яндекс.Метрика

Hosted by uCoz