Сопкаргинский мамонт, время и условия его обитания (север Западной Сибири)

1Гусев Е.А., 2Молодьков А.Н., 3Деревянко Л.Г.

скачать *pdf

УДК 551.89

1 - ВНИИОкеангеология

2 - Таллиннский технологический университет, Эстония

3 - Центральная горногеологическая лаборатория, Сыктывкар

 

   

Изучены отложения, вмещающие останки мамонта, найденного у мыса Сопочная Карга в 2012 году. Литологические характеристики, радиоуглеродные и ОСЛ датировки, данные о содержании спор и пыльцы свидетельствуют о каргинском (МИС 3) времени обитания мамонта. Реконструируются ландшафтно-климатические обстановки, близкие современным.

Ключевые слова: мамонт, север Западной Сибири, радиоуглеродное датирование, ОСЛ, МИС 3, каргинское время.

 


Предисловие :)

Район Сопочной Карги мы изучали совместно с МГУ и Институтом Криосферы Земли в 2004, 2005, 2008, 2009, и 2010 г. Курьёз судьбы - в нескольких метрах от расчистки 1019, описанной и опробованной мной в 2010 году, в 2012 - вытаял уникальный мамонт. Эх, ну ПОЧЕМУ Я НИКОГДА НИЧЕГО НЕ НАХОЖУ?! :)))

 

На севере Сибири часто находят кости, бивни, зубы, а иногда и хорошо сохранившиеся трупы мамонтов, бизонов, северных оленей, и других представителей плейстоценовой фауны [5, 7, 9, 12, 13, 17].

В 2012 г. вблизи мыса Сопочная Карга в устье Енисея местным жителем, мальчиком – Женей Солиндером – была найдена туша мамонта (рис. 1). Находку с тех пор именуют «мамонтом Женей» [16] или «сопкаргинским мамонтом» [1, 4, 8]. Найденный экземпляр замечателен своей хорошей сохранностью. По словам А. Н. Тихонова (ЗИН РАН), участвовавшего в раскопках и консервации остатков, «сохранилась основная часть туши с ногами, черепом, нижней челюстью, правым ухом и глазницей» [4, с. 97]. Установлено, что это молодой самец, погибший, возможно, от голода и истощения в возрасте 13-16 лет [16].

Рисунок 1

Останки мамонта найдены в 12-метровом береговом обрыве таймырского побережья Енисейского залива. Этот район детально изучался сотрудниками ВНИИОкеангеология, МГУ и Института Криосферы Земли [2, 10, 11, 18]. Береговые обнажения вскрывались неширокими (до 2-4 м) расчистками на всю высоту обрыва. Изучено геокриологическое строение побережья, химический и изотопный состав подземных льдов, исследованы литологические характеристики четвертичных отложений, содержащиеся в них органические остатки – фораминиферы, споры и пыльца растений, остракоды и диатомовые водоросли. Проведено датирование органических остатков методами 14С и U-Th методами, а также вмещающих отложений методом оптически инфракрасно-стимулированной люминесценции (ИК-ОСЛ) зерен калиевого полевого шпата. Установлено широкое распространение голоценовых и поздненеоплейстоценовых отложений, обнажающихся в береговых обрывах Енисейского залива.

Берега Енисейского залива к северу от мыса Сопочная Карга активно отступают, ввиду чего береговой клиф постоянно обрушается, обнажая еще невскрытые толщи четвертичных осадков. Поэтому в 2010 г. нами туша мамонта не была обнаружена, хотя расчистка № 1019 (71°54'9,12″ с.ш., 82°40'12,24″ в.д.) расположена буквально в 5 м от места находки мамонта, вытаявшего из берега летом 2012 года. В этом месте обнажаются отложения 2 надпойменной террасы, представленные хорошо сортированными песками горизонтально- и косослоистыми с примесью гравия (вскрытая мощность около 4 м), перекрытыми торфом с прослоями песчаного алеврита (мощность около 3 м). Остатки мамонта найдены на глубине около 6 м от бровки обрыва, в 3 м ниже контакта торфяно-алевритового и песчано-гравийного слоев. Весь разрез мерзлый, слой сезонной оттайки не превышает 20-30 см.

Торфяно-алевритовый слой изучен спорово-пыльцевым методом. Спектры проб с гл. 1.9, 1.6, 1.0, 0.5 м похожие и характеризуют тундровый тип растительности. На территории осадконакопления господствовали травянистые споровые и пыльцевые растения: разнотравье - 10-18%, сем. Ranunculaceae - 5-20%, Cyperaceae - 5-19%, Chenopodiaceae - 0-4%, Pirolaceae - 0-1%, Umbelliferae - 0-1%, Caryophyllaceae - 2-5%, споровые растения сем. Polypodiaceae - 17-23%, Sphagnum sp.-2-5%, Lycopodium sp.- 1-2%. Из древесных и кустарниковых растений определены в небольших количествах Betula sect. Nanae - 5-8%, Alnaster- 2-7%, Salix sp. - 8-11 %, Picea obovata - 8-12%, Betula ex. sect. Albae - 2-9%. Территория осадконакопления представляла собой сильно заболоченную местность. Во всех пробах отмечается большое количество растительных остатков, пенатные диатомовые водоросли, споры грибов, водоросли Peredenea, фрагменты вислоусых рачков.

Залегающие ниже пески горизонтально- и косослоистые, преимущественно кварцевые, мелко- и тонко-зернистые, местами ожелезненные, с редкими включениями гравия по косым сериям. В тяжелой фракции преобладают моноклинные пироксены, черные рудные минералы, роговая обманка, минералы группы эпидота-цоизита. Пески хорошо промытые, органические остатки в них практически отсутствуют, что может указывать на активную гидродинамику среды осадконакопления. Судя по осадочным структурам, хорошей сортированности и минералогической характеристике песков, они могли отлагаться в русле реки. Только в самой верхней пробе из песков (глуб. 2 м) присутствуют спорово-пыльцевые спектры, идентичные встреченным в торфяно-алевритовом слое.

Расчистка № 1019, по которой мы изучали отложения, находится в 5 м от места находки мамонта, однако описанные слои уверенно прослеживаются по стенке берегового обрыва (рис. 2). Туша найдена непосредственно в толще песков, таким образом, мамонт был погребен в аллювии древней реки.

Рисунок 2

Для определения времени обитания мамонта произведено датирование органических остатков и вмещающих их отложений различными методами в разных лабораториях. Получены противоречивые данные с инверсией значений возраста по разрезу. В лаборатории палеогеографии и геохронологии четвертичного периода Института наук о Земле СПбГУ был датирован верхний торфяной слой, получены запредельные значения >37 200 (ЛУ-6546), >39 600 (ЛУ-6547), >37 200 лет (ЛУ-6548) [2]. Позже нами в Лаборатории геохронологии четвертичного периода Института геологии Таллиннского технического университета были датированы пески методом ИК-ОСЛ, получены значения 28 000-29 500 лет (таб. 1, рис. 2).

В лаборатории университета штата Джорджия в США был датирован костный коллаген (37 830±160, UGAMS-12565), мышечная ткань (43 350±240, UGAMS-12566) и шерсть (41 100±190, UGAMS-12567) мамонта [16]. Кроме того, костный коллаген был датирован в лаборатории Гронингенского университета (Нидерланды), получена датировка (44 750±950, GrA-57723) [16].

 

Таблица 1. Результаты ИК-ОСЛ-датирования 

№ п/п

Лаб. №

Глубина отбора, м

Возраст, лет

U (ppm)

Th (ppm)

K

(%)

1

RLQG 2248-034

2

28 000±2 100

0,75

1,98

1,24

2

RLQG 2249-034

2.6

28 800±2 200

0,68

2,31

1,21

3

RLQG 2250-034

3

29 500±2 300

0,53

1,88

1,50

 

Таким образом, получается, что сам мамонт и верхний торф несколько древнее, чем находящиеся между ними пески. Датируя различный материал в разных лабораториях, не приходится ожидать полного соответствия полученных результатов. Так и в нашем случае можно лишь констатировать, что мамонт и вмещающие его отложения имеют каргинский возраст (морская изотопная стадия (МИС) 3). По северу Западной Сибири имеется масса датировок по остаткам мамонтов, укладывающихся в этот возрастной интервал [7, 12, 14, 15].

Отсутствие в песках из расчистки 1019 спор и пыльцы еще не является свидетельством перигляциальной обстановки, как это подчас интерпретируют некоторые специалисты. Литологические характеристики свидетельствуют о довольно быстром течении реки, в которой отлагались пески. Поэтому по закону седиментации материала в песках могут отлагаться органические остатки размером, сопоставимым с песчинками. Поэтому более мелкие и легкие органические остатки – споры, пыльца, диатомеи и пр. – вымываются из осадка и переносятся дальше. К северу от Сопочной Карги, на мысе Шайтанском датированы пески такого же возраста, в них также отсутствуют споры и пыльца [2]. Об активном течении древней реки свидетельствуют также находки крупных галек около трупа мамонта [8]. Однако на побережье о. Сибирякова датированные разными методами каргинские (МИС 3) отложения представлены другими гранулометрическими разностями – алевритами и глинистыми алевритами, и в них обнаружены достаточно теплые инситные спорово-пыльцевые спектры [3]. И по другим датированным разрезам Сибири каргинское время характеризовалось климатом, сравнимым с современным [6].

Таким образом, сопкаргинский мамонт обитал в каргинское время (МИС 3) в климатических условиях, похожих на современные. На основе имеющихся опубликованных и вновь полученных палеогеографических данных для севера Западной Сибири можно реконструировать прибрежно-равнинные тундровые и лесотундровые обстановки.

 

Список литературы

 

1.            Гламаздин И.Г., Сердюк Н.В., Панова О.А., Тихонов А.Н., Мащенко Е.Н. Паразитологические исследования органов и тканей Сопкаргинского мамонта (M.primigenius) (Таймыр, Россия) // Теория и практика борьбы с паразитарными болезнями. 2014. № 15. С. 73-76.

2.            Гусев Е.А., Арсланов Х.А., Максимов Ф.Е., Молодьков А.Н., Кузнецов В.Ю., Смирнов С.Б., Чернов С.Б., Жеребцов И.Е., Левченко С.Б. Новые геохронологические данные по неоплейстоцен-голоценовым отложениям низовьев Енисея // Проблемы Арктики и Антарктики. 2011. № 2(88). С. 36-44.

3.            Гусев Е.А., Аникина Н.Ю., Арсланов Х.А., Бондаренко С.А., Деревянко Л.Г., Молодьков А.Н., Пушина З.В., Рекант П.В., Степанова Г.В. Четвертичные отложения и палеогеография острова Сибирякова за последние 50 000 лет // Известия русского географического общества. 2013. Том 145. № 4. С. 65-79.

4.            Журавлев А. Сопкаргинский мамонт // National Geographic. Россия. 2013. № 4. С. 96-97.

5.            Лаухин С.А., Дроздов Н.И., Чеха В.П., Акимова Е.В., Оводов Н.Д., Хлахула И., Томилова Е.А., Стасюк И.В. Находка «кладбища» древних мамонтов на Енисее // Доклады РАН. 1997. Т. 352. № 2. С. 241-244.

6.            Лаухин С.А., Пушкарь B.C., Черепанова М.В.  Современное состояние реконструкций природной среды на севере Сибири в каргинское время (поздний плейстоцен) // Бюллетень московского общества испытателей природы. Отдел геологический. 2012. Т. 87. № 6. С. 37-48.

7.            Мамонт и его окружение: 200 лет изучения. М.: ГЕОС, 2001. 362 c.

8.            Мащенко Е.Н., Тихонов А.Н., Сердюк Н.В., Тарасенко К.К., Лопатин А.В. Находка трупа самца мамонта в каргинских отложениях плейстоцена Таймыра // Доклады РАН. 2015. Т. 460. № 2. С. 242-245.

9.            Попов А.И. Таймырский мамонт и проблема сохранения остатков мамонтовой фауны в четвертичных отложениях Сибири // Ледниковый период на территории Европейской части СССР и Сибири. М.: Изд-во МГУ. 1959. С. 259-275.

10.        Стрелецкая И.Д., Гусев Е.А., Васильев А.А., Рекант П.В., Арсланов Х.А.  Подземные льды в четвертичных отложениях побережья Карского моря как отражение палеогеографических условий конца неоплейстоцена - голоцена // Бюллетень комиссии по изучению четвертичного периода. 2012. № 72. С. 28-59.

11.        Стрелецкая И.Д., Гусев Е.А., Васильев А.А., Облогов Г.Е., Аникина Н.Ю., Арсланов Х.А., Деревянко Л.Г., Пушина З.В. Геокриологическое строение четвертичных отложений берегов Западного Таймыра // Криосфера Земли. 2013. Т. XVII. № 3. С. 17-26.

12.        Сулержицкий Л.Д., Романенко Ф.А. Возраст и расселение «мамонтовой» фауны Азиатского Заполярья // Криосфера Земли. 1997. Т. 1. № 4. С. 12-19.

13.        Шполянская Н.А. Мамонты в вечной мерзлоте как источник информации о палеогеографии Российской Арктики (50 лет спустя) // Криосфера Земли. 2013. Т. 17. № 2. С. 107-120.

14.        Gilbert M.Th.P., Tomsho L.P., Rendulic S., Packard M., Drautz D.I., Sher A., Tikhonov A., Dalen L. Kuznetsova T. et al. Whole-Genome Shotgun Sequencing of Mitochondria from Ancient Hair Shafts // Science. 2007. Vol. 317. P. 1927-1930.

15.        Kosintsev P.A., Lapteva E.G., Trofimova S.S., Zanina O.G., Tikhonov A.N., Plicht J. Environmental reconstruction inferred from the intestinal contents of the Yamal baby mammoth Lyuba (Mammuthus primigenius Blumenbach, 1799) // Quaternary International. 2012. Vol. 255. P. 231-238.

16.        Maschenko E., Tikhonov A., Serdyuk N., Tarasenko K., Cherkinsky A., Gorbunov S., Plicht J. The partial carcass of the mammoth “Zhenya” (Mammuthus primigenius) from Western Taymyr Peninsula, Russia: preliminary analysis and results // Abstract Book of the VIth International Conference on Mammoths and their relatives. 2014. Special Vol. 102. P. 121-122.

17.        Schmidt Fr. // Mem. Acad. Imp. Sci. St-Peterbourg. VII ser. 1872. Т. XVIII. № 1. 168 s.

18.        Streletskaya I.D., Gusev E.A., Vasiliev A.A., Oblogov G.E., Molodkov A.N. Pleistocene - Holocene paleoenvironmental records from permafrost sequences at the Kara Sea coasts (NW Siberia, Russia) // Geography, environment, sustainability. 2013. Vol. 7. № 4. P. 60-76.

 


 

Sopochnaya Karga mammoth, time and environment conditions of its habitat (north of West Siberia)

1Gusev E.A., 2Molodkov A.N., 3Derevyanko L.G.

1 - I.S. Gramberg’s All-Russian Research Institute of Geology and Mineral Resources of the World Ocean, St. Petersburg, Russia, e-mail: gus-evgeny@yandex.ru

2 - Tallinn University of Technology, Estonia

3 - Central Geological Laboratory, Syktyvkar

Sediments containing the remains of a mammoth, found near Sopochnaya Karga Cape in 2012, were studied. Lithological characteristics, radiocarbon and OSL dating, spores and pollen data indicate Karginian (MIS 3) time living mammoth. Landscape and climatic conditions that are close to modern were reconstructed.

Keywords: mammoth, northern West Siberia, radiocarbon dating, OSL, MIS 3, Karginian time.

  

 

 

Ссылка на статью: 

Гусев Е.А., Молодьков А.Н., Деревянко Л.Г. Сопкаргинский мамонт, время и условия его обитания (север Западной Сибири) // Успехи современного естествознания. 2015. №1-3. С. 432-435.



 



eXTReMe Tracker


Flag Counter

Яндекс.Метрика

Hosted by uCoz