БАРЕНЦЕВОМОРСКИЙ ПЕРМСКО-ТРИАСОВЫЙ ПАЛЕОРИФТ И ЕГО ЗНАЧЕНИЕ ДЛЯ ПРОБЛЕМЫ НЕФТЕГАЗОНОСНОСТИ БАРЕНЦЕВО-КАРСКОЙ ПЛИТЫ

И.С. Грамберг

УДК 551.243.12:551.7361.761.553.98(268.45/.52)

ВНИИОкеангеология, Санкт-Петербург

Скачать pdf

 

  

Большая роль процессов рифтогенеза в формировании осадочного чехла Баренцево-Карской шельфовой плиты отмечалась в целом ряде статей [Верба и др., 1990; Шипилов и др., 1990], а также в первой крупной обобщающей работе по этому региону [Баренцевская шельфовая…, 1987]. Однако недостаточный уровень изученности плиты тех лет не позволял правильно оценить масштаб и значение пермско-триасового рифтогенеза в процессах формированиях структуры плиты и ее нефтегазоносности. Исследования последних лет, опирающиеся на данные глубинной геофизики (сейсмические исследования методами ГСЗ, КМПВ, ШГСП, гравимагнитные наблюдения), а также параметрического и поискового бурения, позволяют раскрыть ведущую роль пермско-триасового рифтогенеза в геологической истории Баренцево-Карской плиты.

Баренцевоморский пермско-триасовый палеорифт - крупнейший структурный элемент Баренцево-Карской окраинно-материковой плиты. Время его заложения и развитие как рифтогенной структуры - поздняя пермь - триас отвечает периоду перестройки земной коры на рубеже палеозойской и мезозойской эр. Этим объясняется его масштабность в отношении как площадного развития, так и мощности накопившихся в нем осадков. По времени заложения Баренцевоморский рифт, по-видимому, является более ранним, чем триасовая рифтовая система Западной Сибири. Вполне правдоподобным является предположение B.C. Суркова и его соавторов, что палеорифты Баренцева моря и Западной Сибири являются звеньями единой глобальной пермо-триасовой системы рифтов Земли, определивших возникновение и последующее развитие крупнейших осадочных бассейнов Евразии: Баренцево-Карского и Западно-Сибирского [Сурков и др., 1984].

Баренцевоморский палеорифт занимает центральную часть Баренцева моря, протягиваясь с юга на север на 1000-1100 км. Южным ограничением рифта является система листрических сбросов, отделяющих собственно континент от его шельфовой окраины, а северной границей - глубинный разлом и приуроченный к нему континентальный склон Северного Ледовитого океана. По простиранию рифт распадается на два крупных звена, разделенных поднятием. Последнее, по-видимому, является промежуточным звеном общей рифтовой системы Баренцева моря, отделенной от северного и южного фрагментов трансфорными разломами, по которым произошло смещение центрального и северного звеньев в северо-восточном направлении.

Общие контуры грабен-рифта и его положение в общей структуре Баренцевоморского шельфа хорошо видны на схеме районирования гравитационного поля, заимствованной из работы [Баренцевская шельфовая…, 1987], где рифту отвечает область распространения положительных гравитационных аномалий (рис. 1).

Рисунок 1

Внутренняя структура рифта еще недостаточно изучена. По имеющимся геофизическим данным можно сделать вывод, что рифт имеет форму полуграбена, причем по простиранию полярность полуграбенов меняется на обратную. В южном звене более крутым является восточный борт, в северном - западный борт. О последнем свидетельствует и резкий перепад мощности триасовых отложений на архипелаге Земля Франца-Иосифа, где в скважине Нагурская на о. Земля Александры мощность триасовых отложений достигает 1500 м, а на смежных к востоку островах Хейса и Греэм-Белл - 3500 м, причем обе скважины были остановлены в отложениях среднего триаса.

Приподнятое среднее звено Баренцевоморского палеорифта отличается наибольшей тектонической нарушенностью. По терминологии, предложенной Л. Рейнольдсом и Б. Розендалем, это звено рифта может рассматриваться как «зона аккомодации», разделяющая полуграбены разной полярности [Хаин и Соколов, 1993].

В юрско-меловом чехле, имеющем синеклизный характер, южному звену Баренцевоморского палеорифта отвечает наиболее погруженная Южно-Баренцевская впадина, центральному - Лудловское поднятие, а северному - Северо-Баренцевская впадина. Контуры этих впадин в связи с общим выполаживанием надрифтовых юрско-меловых осадочных образований существенно шире, чем пермско-триасовый грабен-рифт.

При общей ограниченной мощности земной коры Баренцево-Карской плиты (25-30 км) наименьшие значения мощности (25 км) фиксируются в пределах палеорифта. Здесь же по данным сейсмических исследований методами ГСЗ, КМПВ и ШГСП отмечается максимальное утонение или полное исчезновение гранитно-метаморфического слоя и наибольший подъем поверхности Мохоровичича [Шипилов и др., 1990].

В Баренцевском осадочном бассейне Баренцево-Карской плиты различаются три структурных комплекса, имеющих автономные структурные планы: платформенный нижне-среднепалеозойский, рифтогенный пермо-триасовый и юрско-меловой синеклизный.

Платформенный комплекс, сложенный терригенными, карбонатными и галогенными образованиями, сходен по составу пород и фациальному облику с одновозрастными отложениями Тимано-Печорской провинции Русской платформы. Становление Баренцевоморского осадочного бассейна как единой области осадконакопления было растянуто во времени и по существу охватило весь ранний палеозой. Хотя кембрийские отложения на территории Баренцево-Карской плиты, по-видимому, пользуются ограниченным развитием, они нигде (в пределах их выходов в береговом обрамлении бассейна) не входят в состав фундамента. В целом для базальных слоев осадочного чехла Баренцево-Карской плиты свойственна крайняя невыдержанность состава и фациального облика по латерали, что свидетельствует о достаточно сложном рельефе фундамента и частой смене палеогеографической обстановки осадконакопления. Преобладание в составе базальных слоев терригенных пород, в том числе и конгломератов, на разных возрастных уровнях, свидетельствует об изрезанности рельефа и существовании местных источников сноса.

Карбонатные образования, в том числе и рифогенные породы, а также эвапориты получают развитие на более поздних этапах осадконакопления, когда последнее становится более устойчивым.

Признаки нефтегазоносности в отложениях нижне-среднепалеозойского структурного этажа развиты широко, а в благоприятных структурных условиях (Тимано-Печорской провинции) с ними связаны основные месторождения нефти и газа, в том числе и открытые на шельфе Печорского моря (Приразломное нефтяное и Северо-Гуляевское нефтегазоконденсатное месторождения).

В пределах Баренцевоморского грабен-рифта нижне-среднепалеозойский осадочный комплекс залегает на больших глубинах. Прямых данных о его нефтегазоносности нет, но потенциальная нефтегазоносность нижне-среднепалеозойских отложений представляется достаточно очевидной.

Пермско-триасовый рифтогенный комплекс осадков является основным, заполняющим грабен-рифт. Здесь он имеет максимальную мощность, оцениваемую по геофизическим данным в 10-12 км. Однако и на остальной площади Баренцево-Карской плиты пермо-триасовые отложения пользуются широким развитием, хотя и в меньших мощностях. Состав осадков терригенный, фациальный состав меняются от лагунно-континентальных на юге до морских мелководных на севере. Относительно глубоководные морские пермские отложения известны на востоке Новой Земли. Для формационного облика пермско-триасового рифтогенного комплекса осадков характерны признаки лавинной седиментации в виде клиноформ и крупной косой слоистости.

Промышленная газоносность установлена в триасовых отложениях Южно-Баренцевской впадины (Мурманское и Северо-Кильдинское газовые месторождения), промышленная нефтеносность - в триасовых отложениях о. Колгуева.

Юрско-меловой комплекс терригенных осадков, отвечающий этапу становления Баренцевской синеклизы, имеет относительно выдержанную мощность, уменьшающуюся к области поднятий на суше и увеличивающуюся к центру впадин (Южно-Баренцевской и Северо-Баренцевской), наследующих структуру Баренцевоморского пермско-триасового палеорифта.

В составе, строении и фациальной принадлежности юрско-мелового комплекса Баренцево-Карской плиты есть много общего с одновозрастными отложениями Западной Сибири. Эта общность проявляется в сходном характере крупной цикличности, преобладании морских отложений в юрских и раннемеловых толщах, появлении мелководных морских и лагунных отложений во второй половине раннего мела и возврате к морскому режиму осадконакопления в позднем мелу. Общим для отложений этих двух крупнейших осадочных бассейнов является приуроченность очень характерных, обогащенных органическим веществом морских глинистых отложений (так называемых «баженитов») к концу поздней юры (киммериджский и волжские ярусы).

Нефтегазоносность верхнего структурного этажа связана со средне- и главным образом верхнеюрскими отложениями. Это отличает юрско-меловой комплекс Баренцевоморской нефтегазоносной провинции от Западно-Сибирской, в которой основными нефтегазовмещающими толщами являются отложение мелового периода. Однако масштаб газоносности столь же значителен, как и в Западной Сибири, о чем свидетельствует открытие в юрских отложениях Баренцева моря месторождений гигантов: Штокмновского и Ледового.

Одними из особенностей нефтяных и газовых месторождений надрифтовых толщ крупнейших осадочных бассейнов мира являются ограниченность числа локальных структур, связанных со строением фундамента, и появление бескорневых или висячих структур, прослеживающихся лишь в верхней части разреза осадочного чехла. Последнее особенно характерно для надрифтовых толщ с мощным осадочным чехлом. Баренцевоморский осадочный бассейн относится к числу таких бассейнов, и его наиболее крупное Штокмановское месторождение приурочено к бескорневой локальной структуре, прослеживающейся лишь в отложениях меловой и юрской осадочных толщ и теряющейся в более глубоких горизонтах.

Очень типична для надрифтовых осадочных бассейнов вертикальная миграция углеводородов. Этим, в частности, объясняется исключительно высокая плотность запасов на единицу площади в надрифтовых бассейнах различных регионов мира. Если учесть, что на большей части разведанных структур в Южно-Баренцевской впадине юрские и меловые коллекторные толщи обводнены и не содержат нефтяных и газовых залежей, образование гигантских скоплений газа и газоконденсата в юрских отложениях Штокмановского и Ледового месторождений приходится связывать не только с юрским нефтегазопроизводящим комплексом, но и с вертикальной миграцией углеводородов из нижележащих палеозойских и раннемезозойских отложений.

 

СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ

 

1. Верба М.Л., Дараган-Сущева Л.А., Павленкин А.Д. Рифтогенные структуры Западно-Арктического шельфа по данным КМПВ // Советская геология. 1990. № 12. С. 36-47.

2. Шипилов Э.В., Юнов A.M., Моссур А.П. Строение Баренцево-Карской зоны перехода от континента к океану в связи с деструктивными процессами // Геология и геофизика. 1990. № 5. С. 13-19.

3. Баренцевская шельфовая плита. Л.: Недра, 1987. 263 с.

4. Сурков B.C., Жеро О.Г., Смирнов Л.В. Арктико-Североатлантическая рифтовая мегасистема // Геология и геофизика. 1984. № 8. С. 3-11.

5. Хаин В.Е., Соколов Б.А. В сб.: Рифтогенез и нефтегазоносность. М.: Наука, 1993. С. 5-16.

 

 

Ссылка на статью: 

Грамберг И.С. Баренцевоморский пермско-триасовый палеорифт и его значение для проблемы нефтегазоносности Баренцево-Карской плиты // Доклады РАН. 1997. Т. 352. № 6. С. 789-791.






eXTReMe Tracker


Flag Counter

Яндекс.Метрика

Hosted by uCoz