Ф.С. Моисеенко

ГИПОТЕЗА ТЕКТОНИКИ ПЛИТ - ПРОГРЕСС ИЛИ РЕГРЕСС ГЕОЛОГИИ? I. СПРЕДИНГ И СУБДУКЦИЯ - ВСЕ ЖЕ МИФ

Скачать *pdf

УДК 551.24

 

По истечении 30 лет базовые положения гипотезы тектоники плит о спрединге и субдукции так и остаются лишь постулатами. Они противоречат многим фактам, одни из которых давно известны, другие получены в последние десятилетия при изучении океанического дна. Новые материалы по строению океанической земной коры и мантии свидетельствуют о большой неоднородности их, не увязывающейся с представлениями о спрединге и субдукции, а сведения по тектонике, палеогеографии и поведению подошвы земной коры океанических впадин и особенно приостроводужных регионов находятся в полном противоречии с ними. С позиций тектоники плит так и не объяснены многие важнейшие закономерности развития тектонической структуры континентальной земной коры. Представления о спрединге и субдукции, будучи изначально категориями умозрительными, не имеют никакого конкретного подтверждения и остались всего лишь мифом, далеким от реальности.

 


Современные выступления «за» и «против» гипотезы тектоники плит трудно отнести к разряду дискуссий, поскольку ученые фактически не слышат друг друга. Особенно это относится к сторонникам гипотезы, которые уже десятилетия не дают ответа на важнейшие замечания оппонентов. Так, до настоящего времени не объяснены с позиций тектоники плит закономерности формирования антеклиз и синеклиз на платформах на протяжении сотен миллионов лет, стадийность и цикличность развития геосинклиналей, закономерности развития неоген-четвертичных орогенов во времени и в пространстве и т.д. Обычно по мере накопления фактов фундаментальные исходные положения гипотез, первоначально просто постулируемые, обосновываются, уточняются, некоторые отбрасываются. Иначе дело обстоит с гипотезой тектоники плит. Прошло 30 лет с начала ее разработки, а основные положения по диагностике геодинамической обстановки по сей день остаются всего-навсего постулатами, далеко не очевидными, несмотря на их примитивность. Потому представляется важным не только иллюстрировать геологическими материалами ее неспособность объяснить многие реальные факты [Мазарович и др., 1988; Драновский, 1987], но и показать степень надежности и обоснованности ее основных положений, того базиса, на котором она зиждется. По указанной причине будет уделено основное внимание оценке базиса, на котором стоит эта гипотеза.

Каждая эпоха в геологии характеризуется как конкретными достижениями по части открытия новых фактов и закономерностей в развитии земной коры, так и присущей ей идеологической базой, представляющей собой некоторую общую концепцию, которая осуществляется через «ведущие» гипотезы. Новые факты и закономерности обязаны своим открытием именно проверке господствующей концепции и сопровождающих ее гипотез.

Так, на протяжении века ведущей в геологии являлась концепция геосинклинально-платформенного развития, разработанная и развивавшаяся на материалах по геологии континентов. Ее обслуживали и теория контракции, и многочисленные гипотезы, исходящие из примата вертикальных движений, и даже гипотезы мобилизма тейлоровского и вегенеровского толка. Последние не способны были объяснить многие закономерности развития геосинклиналей и платформ и после кратковременной популярности оказались в тени, не уходя, однако, в небытие. Кстати, гипотезы мобилизма всегда возрождались для обоснования глобальных закономерностей и всегда были беспомощны в объяснении региональных и тем более локальных особенностей строения и развития земной коры.

В 60-х годах, когда появились еще относительно ограниченные материалы глобальных геофизических, геологических и морфологических исследований океанического дна (а начало этому положили работы по проекту «Верхняя мантия»), гипотезы мобилизма возрождаются и опять-таки для обоснования глобальных особенностей строения и развития геосфер, исходя из концепции разделения литосферы на ряд крупных плит, испытывающих друг относительно друга горизонтальные перемещения в сотни и тысячи километров. Одной из них является гипотеза тектоники плит, согласно которой плиты постоянно наращиваются в зонах спрединга (рифтовые зоны срединно-океанических хребтов) и поглощаются мантией в зонах субдукции. При этом судьба литосферных плит определяется внутримантийными тепловыми конвективными потоками. Поскольку ряд положений данной гипотезы, особенно о субдукции, трудно примирить и с геологическими фактами, и с законами физики, многие ярые мобилисты (А.В. Пейве, С.У. Кэри, К. Гораи и др.), не отступая от концепции, перешли на позиции других мобилистских гипотез. Так, А.В. Пейве с сотрудниками, по сути заложившие основы геологического понимания гипотезы тектоники плит применительно к континентальным массивам, развили принципиально иную гипотезу о расслоенной литосфере с движущим механизмом в виде плотностной дифференциации вещества мантии. Другие же перешли в стан сторонников теории расширяющейся Земли.

Базовые положения гипотезы тектоники плит и их обоснованность. Ядро гипотезы составляет положение, что литосфера разделена на небольшое число крупных плит, которые генерируются в зонах спрединга, каковыми являются осевые рифты срединных океанических хребтов, и поглощаются астеносферой в зонах субдукции, отмеченных на океаническом дне глубоководными желобами, обычно с примыкающими к ним островными дугами. Генерация, перемещение и деструкция литосферных плит - результат перемещения мантийного материала под воздействием тепловой конвекции.

Это положение обосновывается геоморфологическими, геологическими, структурными, палеонтологическими, геофизическими и геодезическими данными [Новая глобальная…, 1974]. Рассмотреть все аргументы и оценить их значимость в рамках доклада или статьи невозможно, да и нет необходимости, поскольку большинство их было подвергнуто основательному и подчас очень тщательному критическому разбору в работах А. и Е. Мейергофов [Новая глобальная…, 1974 и др.], В.В. Белоусова [1975], Е.М. Рудича [1984], Я.А. Драновского [1987] и многих других. Искусственность и явная неполноценность геологических, структурных, палеонтологических и морфологических доказательств существования некогда единого континента, распавшегося затем на куски, то удаляющиеся один от другого, то сталкивающиеся друг с другом, были показаны достаточно четко. Не менее основательно была проиллюстрирована сомнительность палеогеографического обоснования дрейфа континентов, а соответственно и литосферных плит [Новая глобальная…, 1974; Синицын, 1967 и др.]. Достаточно веские аргументы приведены были в литературе о неправомерности мобилистского истолкования геофизических данных. Почти 30-летний опыт показал, что мобилизму в форме гипотезы тектоники плит бесполезно противопоставлять факты, ибо все, что противоречит идеям неомобилизма, для сторонников этого направления фактом не является. Надежда на то, что еще на не окончательно зациклившихся на догмах тектоники плит геологов и геофизиков некоторые, особенно противоречащие этим идеям, факты окажут отрезвляющее действие.

Спрединг и формирование новой литосферы в рифтовых зонах срединных океанических хребтов - один из наиболее доказанных (по мнению мобилистов всех оттенков) процессов в динамике Земли. Чем он обосновывается?

Во-первых, симметричным расположением и изменением магнитных аномалий относительно оси рифтовых долин срединных океанических хребтов. Во-вторых, удревнением возраста пород океанического дна по мере удаления от оси хребта, который рассчитан по магнитным аномалиям, исходя из предположения об инверсии магнитного поля Земли при образовании каждой новой полосы литосферы во вновь разверзнувшейся рифтовой зоне. Он якобы подтверждается данными глубоководного бурения. В-третьих, неотразимым аргументом является установление космогеодезическим методом удаления Америки от Африки на 1-2 см в год. В-четвертых, повышенный тепловой поток в рифтовой зоне и перегретая мантия под срединными хребтами и т. д.

Даже такое очевидное качество магнитных аномалий, как их линейность, в значительной мере плод субъективизма. Какого доверия может заслуживать корреляция аномалий в 400-600·10-5 А/м при расстоянии между профилями в 20-40 миль, если на суше аномалии в два-три раза интенсивнее даже на расстоянии в первые десятки метров скоррелировать бывает почти невозможно. Для спасения якобы первоначальной линейности аномалий пришлось придумывать трансформные разломы, «смещающие» огромные блоки литосферы, но почему-то нередко оставляющие в целости пересекаемые ими формы современного рельефа океанического дна. Идея линейности и полосчатости магнитного поля, давшая толчок возрождению мобилизма, часто оказывается несостоятельной при более детальных съемках океанического дна, например в Атлантике [Милашин и Панаев, 1985].

Еще более уязвимо представление о симметричном повторении однотипных и «одновозрастных» аномалий по обе стороны от оси океанического хребта. Даже на крайне мелкомасштабных графиках видно, что часто идентифицируются совсем несходные аномалии. О закономерном понижении их амплитуды по мере удаления от оси хребта судить невозможно, поскольку неясно, приведено ли аномальное поле к поверхности океанического дна.

Утверждение об удревнении возраста океанической земной коры по мере удаления от оси хребта основывается на предположении, что смена знака магнитных аномалий отражает различие направления вектора остаточного намагничения в породах разного возраста, слагающих 3-й океанический слой (базальтовый). Заметим, что базальты 2-го океанического слоя для суждения об их возрасте мало подходят. Еще в 50-е годы было показано, что каждый вышележащий лавовый покров имеет направление вектора намагничения, обратное таковому в подстилающем слое, что никак не связано с инверсиями магнитного поля. Это подтверждается и данными по глубоководным скважинам, сравнительно глубоко вошедшим во 2-й слой [Милашин и Панаев, 1985].

Распределение мощностей 2-го океанического слоя и форму его утолщений и утонений в плане [Милашин и Панаев, 1985] трудно связать с идеей строгой приуроченности базальтовых, излияний к одновозрастным с ними и подстилающими их линейными (по гипотезе!) полосами литосферы, «дайковыми сериями». Базальтоиды этого слоя образуют часто почти изометричные ареалы, секущие по отношению к наведенным по магнитным аномалиям «разновозрастным» полосам 3-го океанического слоя и порой явно «выплескивающиеся» на континент. Ясно, что использовать в таком случае 2-й слой в качестве возрастного и пространственно привязанного к 3-му слою аналога, по меньшей мере, несерьезно. Пока неизвестно ни одного достоверного случая определения вектора остаточного намагничения по ориентированному образцу горной породы, взятому из 3-го океанического слоя. Встречающиеся в литературе утверждения противоположного характера - не более чем плод недоразумения, некомпетентности или выдачи желаемого за действительное. Пока что в равной мере смена знака аномалий может быть связана с различием состава или условий образования пород, слагающих океаническую кору.

Особого внимания заслуживает вопрос о подтверждении «палеомагнитных» определений возраста материалами бурения. Даже 2-го океанического слоя в Атлантическом океане, например, достигают лишь 23% скважин. Подавляющее большинство их остановлено в 1-м, осадочном, слое, а небольшая, но заметная доля - в щелочных породах, мало подходящих для 2-го океанического слоя. Кстати, возраст базальтов 2-го слоя устанавливался редко: обычно указывается лишь возраст налегающих на них осадочных образований. А разрыв в возрасте тех и других может быть сколь угодно велик. В литературе описаны примеры того, как приверженцам магнитной геохронологии приходилось даже перенумеровывать аномалии, чтобы подгонять их под конкретный возраст [Милашин и Панаев, 1985]. Таким образом, по истечении 30 лет положение о связи положительных и отрицательных магнитных аномалий с прямым и обратным намагничением горных пород в коре так и осталось умозрительным.

До тех пор пока не будет достаточного количества не просто глубоководных, а глубокого бурения скважин, утверждение о том, что буровые данные подтверждают предсказанный по магнитным аномалиям возраст земной коры, является не более чем мифом. В то же время материалы глубоководного бурения вкупе с детальными геофизическими данными дают основание в ряде случаев связывать и знак, и линейность магнитных аномалий с рельефом границ и распределением мощности 2-го океанического слоя.

В качестве одного из наиболее веских доказательств того, что континенты дрейфуют и при этом испытывают не только поступательные, но и вращательные движения, используются данные определений положения векторов остаточного намагничения горных пород. А. и Г. Мейергофами уже указывалось на то, что магнитная ось Земли далеко не совпадает с осью ее вращения и даже не параллельна ей, что вообще ставит под сомнение подобную интерпретацию палеомагнитных данных. Кроме того, известно, что вектор остаточного намагничения может зависеть от распределения дифференциальных нагрузок на породы [Graham et al., 1957], распределения зон мартитизации магнетита [Беневоленский и Смелов, 1988], положения вектора в намагниченной подстилающей породе. Наглядно иллюстрируют степень надежности выводов о вращательных движениях глыб литосферы любого размера на основе палеомагнитных данных сведения об изменении таких параметров магнитного поля, как склонение и наклонение, на современном этапе. По материалам В.С. Аверьянова и Б.Н. Мельникова [1975], на протяжении последних 25 тыс. лет на Камчатке склонение многократно изменялось от 320 до 100° относительно современного меридиана, а наклонение - от 50 до 90°.

Прав был проф. Б.М. Яновский, знаток земного магнетизма, более 30 лет назад предостерегавший палеомагнитчиков от соблазна использовать полученные материалы для суждения о перемещениях блоков земной коры относительно друг друга.

В настоящее время имеются карты распространения скоростей и мощностей во 2-м океаническом слое Атлантического и Тихого океанов. Характерно, что при почти идеальной симметричности побережий океана относительно осевой части Срединного хребта нет и намека на симметричность расположения относительно нее участков океанического дна с одинаковыми мощностями 2-го слоя и скоростями в нем [Милашин и Панаев, 1985]. Нарушается симметричность и различием в химизме горных пород, слагающих океаническое дно [Пущаровский, 1987]. Эти факты трудно объяснить с позиций спрединга.

Совершенно неотразимым аргументом в пользу спрединга считаются результаты повторных измерений с помощью лазерных приборов расстояния между жестко закрепленными точками континентов, находящихся по разные стороны океана. Это расстояние увеличивается на 1-2 см в год. Но ведь тот же эффект может быть получен и в результате вертикального погружения океанического дна с уменьшением его кривизны. В ближайшие годы или десятилетия знак движений, возможно, сменится на обратный, что было бы подтверждением колебательного их характера, а не эпейрофорезного. Это, конечно, вовсе не означает отсутствия горизонтальной составляющей. Она неизбежна при деформациях различного характера. В частности, без нее не могут обойтись вертикальные сводовые поднятия, вызывающие изгиб литосферы и образование нормальных сбросов и грабенов типа рифтов в приосевой их части. Рифт в своде - результат растяжения, но в масштабе мухи. Мобилисты же эту муху раздувают до размеров слона.

Сейчас накоплен обширный материал, полученный при морском бурении, свидетельствующий о том, что и в Атлантическом, и в Индийском, и в Тихом океанах на глубинах от сотен метров до 4-5 км ныне под молодыми (чаще плиоцен-четвертичными, реже и в основном в западной части Тихого океана - позднемеловыми-палеогеновыми) глубоководными осадками залегают мелководные образования миоцена, олигоцена и более древние. Между теми и другими местами отмечаются значительные перерывы, а граница между ними по времени является скользящей [Белоусов, 1975; Милашин и Панаев, 1985; Удинцев, 1987]. Анализ этих материалов позволяет не только наметить области обширных континентальных площадей или шельфового типа мелководий, но и проследить влияние некоторых из них, например поднятия в районе Китового хребта, на формирование палеозоологических провинций [Удинцев, 1987] в ныне едином океане. Есть все основания возродить представление о суше Лемурии в Индийском океане, которая совсем недавно опустилась на океанические глубины. Вырисовываются крупные массивы суши (мелководья?) в северо-западной части Тихого океана, в южной - Атлантического.

В ряде случаев, например, в южной и северной частях Срединно-Атлантического хребта довольно широко распространены щелочные, а подчас и кислые вулканиты, не свойственные зонам спрединга. Трудно увязать со спредингом намечающуюся пестроту в составе вулканических пород океанического дна, вовсе не подчиненную симметрии относительно рифтовых зон, а также различия в химизме пород в разных крыльях так называемых трансформных разломов [Пущаровский, 1987].

Из изложенного, а также из многочисленных геологических, палеонтологических, палеогеографических данных можно сделать определенный вывод: спрединг существует в идеях, но не в природе, ибо ни геологической, ни геофизической основы не имеет. Остается лишь удивляться тому упорству, с каким сторонники тектоники плит игнорируют факты.

Субдукция, поглощение литосферы и формирование континентальной земной коры. Идея существования зон субдукции призвана решить две важнейшие задачи: объяснить, куда девается постоянно генерирующая литосфера и как образуется континентальная («гранитная») кора. Согласно данной идее океаническая, а иногда и континентальная литосфера погружается под другую, чаще континентальную литосферную плиту, что сопровождается образованием островных дуг и глубоководных желобов, в пределах которых как раз и наблюдается очень низкий тепловой поток, несколько повышающийся в островных дугах и морских впадинах, располагающихся в тыловой части дуг. При этом океанические осадки соскабливаются с погружающейся плиты и, деформируясь, составляют аккреционные призмы, а сама плита, разогреваясь, плавится, и ее дифференциаты в виде кислых и андезитовых магм формируют континентальную земную кору. Иногда океаническая плита либо целиком, либо своей верхней частью не ныряет под соседнюю плиту, а наползает на нее, проявляя обдукцию. Странным образом, несмотря на ультраактуализм всех процессов, обдукция почти повсеместно «выявляется» в прошлом и практически неизвестна, хотя и предполагается, в настоящем.

Пожалуй, главным аргументом в пользу субдукции рассматривается существование сейсмофокальных зон на границах плит и некоторых микроплит. Речь идет далее о якобы подтверждении теоретически постороннего для случая субдукции поля напряжений и скоростей анализом сейсмических данных.

В геологической литературе приводится столько контраргументов против идеи субдукции [Драновский, 1987; Новая глобальная…, 1974; Чудинов, 1985 и др.], что уже неловко к этому снова возвращаться.

Многочисленными детальными сейсмическими работами показано, что осадки в глубоководных желобах залегают обычно спокойно, и никаких признаков аккреции здесь океанических осадков нет.

Поскольку на океанических, обычно выдержанных по мощности пелагических осадках, повторяющих в общем-то слабый изгиб океанического ложа в глубоководных желобах, залегают ненарушенные отложения (не «выплескивающиеся» за пределы желобов в океан!) с возрастным интервалом от миоцена до четвертичных в одних случаях, от плейстоцена до настоящего времени - в других, надо полагать, что по крайней мере в течение указанных отрезков времени субдукция не состоялась. И куда при этом девалась литосфера, уступившая место образованной за то же время полосе литосферы шириной в сотни километров, остается неясным. Попытка объяснить ненарушенное залегание осадков в глубоководных желобах затягиванием океанических отложений в зону субдукции вместе с океанической корой и твердой мантией слишком нелогична. Почему же туда проскальзывают осадки, идущие с океанической плитой, и остаются нетронутыми перекрывающие их рыхлые отложения, в том числе и на внешнем борту желоба? Да и саму литосферу, которая является отнюдь не самым тяжелым дифференциатом мантии и потому держится на астеносфере, не делая попытки затонуть, загнать в мантию можно лишь вопреки закону Архимеда. Ожидать при этом наличия чуть не свободной полости на контакте субдуцирующей плиты с налегающей на нее плитой - полости, в которую затягиваются очень пластичные осадки, более чем наивно.

Оба борта глубоководного желоба осложнены нормальными крутопадающими, почти вертикальными сбросами, что никак не объясняется механизмом субдукции. Еще более сложно увязать с субдукцией образование ныне погребенных систем горстов и грабенов с амплитудами относительного перемещения в 1,5-4,0 км, особенно рельефно прослеживающихся в шельфе Южной Америки на западе. Тем более, что такие же системы установлены в шельфах Атлантического океана у Южной Америки и Африки. Пожалуй, самое замечательное то, что подошва океанической коры, например, в районе Курильских островов почему-то «забыла», что ей надо субдуцировать, и продолжается, не исчезая, под островными дугами и далее - под Охотоморской и Япономорской впадинами [Злобин и Злобина, 1991]. Что на это скажут сторонники субдукции? Что данные глубинного сейсмического зондирования неверны?

Для Тихоокеанской плиты начало субдукции относится к поздней юре. С тех пор, очевидно, должны существовать и глубоководные желоба. Однако это трудно увязать с тем, что источник материала верхнемеловых и палеогеновых отложений на островах Хоккайдо и Кюсю находился в их восточной части и на их восточном склоне, в то время как на внешнем склоне глубоководного желоба устанавливается перерыв в осадконакоплении: на альб-сеноманской толще залегают осадки эоцена - миоцена.

В Центрально-Американском желобе миоценовые гемипеллагические осадки выходят за его пределы, в океан, что трудно расценивать иначе, как указание на послемиоценовое заложение этого желоба [Удинцев, 1987]. Вообще особенности распределения мелководных и глубоководных осадков приводят к заключению, что в океанах, как и на континентах, главные черты рельефа оформились в неоген-четвертичное время, хотя местами начало этого процесса относится еще к верхнему мелу (например, в северо-западной части Тихого океана).

Ясно, что молодость глубоководных желобов невозможно совместить с представлением о субдукции. По нашему мнению, нет оснований и для признания эдукции, обосновываемой Ю.В. Чудиновым и некоторыми зарубежными геологами [1985].

О зонах Беньофа написано много. Вроде бы очевидна и их разрывная природа. Но до настоящего времени остается неясным, какого же они кинематического типа. К сожалению, идея субдукции не внесла ясности в понимание геологической природы этих зон.

Что касается петрологических и геохимических доказательств существования субдукции, то нетрудно заметить: это не доказательства, а выводы из идеи субдукции. Особенности химизма и последовательности проявления магматизма, металлогении островных дуг, глубинного строения «зоны перехода» от континента к океану с не меньшим успехом могут быть объяснены с позиций геосинклинально-платформенной теории на основе гипотез гравитационной дифференциации и многоярусной изостазии.

В зонах Беньофа, как известно, мантия полиастеносферна: сейсмогенные уровни разделяются асейсмичными зонами. Очаги землетрясений часто образуют, особенно в верхней части литосферы, субгоризонтальные слоевидные скопления, не считающиеся с предназначенными им идеей субдукции ограничениями, пересекающие ее и подчиненные в своем размещении каким-то близгоризонтальным границам в земной коре и мантии. Возникает вопрос, как может поступательно погружаться вниз до глубин в 600-700 км литосферная плита, будучи размягченной на нескольких уровнях?

Думается, не в пользу субдукции существование двойных фокальных поверхностей, какие отмечены Р.З. Таракановым, Ким Чун Уном и Р.И. Сухомлиновой [1977] для Японской зоны. Одна из них наклонена под тем же углом, что и главная, но в противоположную сторону, под океан. Прослеживается она на глубину 100-130 км.

Казалось бы, веским доводом в пользу субдукции является очень малая величина теплового потока в глубоководных желобах. Но глубоководные желоба и по своему положению на краю крупных поднимающихся и опускающихся массивов литосферы, и по своей форме, и по месту в процессе неоген-четвертичных движений представляют собой компенсационные прогибы. Они формируются в результате затягивания литосферы вниз, и, естественно, здесь трудно ожидать значительного притока тепла снизу. Кстати, подобные компенсационные прогибы, ныне погребенные под толщами осадков в 8-12 км, есть и на границе Атлантической океанической впадины, по крайней мере с Северо-Американским континентальным массивом, что давно установлено геофизическими работами. Разница, по-видимому, лишь в том, что в тихоокеанском варианте компенсационные прогибы формируются в результате погружения по надвигу (или пологому сбросу?), а в атлантическом - по сбросам. Очевидно, быстрое погружение лежачего крыла надвига и явилось причиной возникновения серии глубоких сбросов и зон трещиноватости в висячем крыле, подъема по ним флюидов и магмы, повышенного поступления тепла, вулканизма и сложной металлогении. Именно мощные поступления базальтоидных магм в тылу островных дуг и смогли привести к глубокому погружению дна Южно-Охотской впадины и резкому увеличению здесь теплового потока.

Контраргументов против субдукции приводится в литературе очень много, но рассмотренных выше достаточно, чтобы видеть, что идея такого процесса находится в противоречии как с геологическими и геофизическими данными, так и с элементарными законами физики. Она многое не может объяснить, а если что и объясняет, то значительно хуже, чем классическая геология.

Итак, два главных «кита», без которых гипотеза тектоники плит («новая глобальная тектоника») невозможна, - спрединг и субдукция - не только не подтвердились, но, напротив, приобрели еще больше препятствий, в том числе и со стороны морской геологии и геофизики. Будучи изначально категориями умозрительными, они не получили никакого конкретного доказательства, а так и остались всего лишь мифом, явно далеким от реальности.

 

Литература

1. Мазарович О.А., Найдин Д.П., Цейслер В.М. Палеомагнитные и историко-геологические реконструкции: проблемы и нерешенные вопросы. Статья 1 // Бюллетень Московского общества испытателей природы. Отд. геол. 1988. Т. 63, вып. 6.

2. Драновский Я.А. Спрединг и субдукция: миф или реальность // Бюллетень Московского общества испытателей природы. Отд. геол. 1987. Т. 62, вып. 6.

3. Новая глобальная тектоника / Ред. Л.П. Зоненшайн, А.А. Ковалев. М., 1974.

4. Белоусов В.В. Основы геотектоники. М., 1975.

5. Рудич Е.М. Расширяющиеся океаны: факты и гипотезы. М., 1984.

6. Синицын В.М. Введение в палеоклиматологию. М., 1967.

7. Милашин А.П., Панаев В.А. Тектоника и нефтегазоносность дна Мирового океана. М., 1985.

8. Graham J.W., Buddington A.F., Ваlslеу J.R. Stress-induced magnetizations of some rocks with analyzed magnetic minerals // J. Geophys. Res. 1957. Vol. 62, N 3.

9. Беневоленский И.П., Смелов А.А. Об остаточной намагниченности магматических пород континентов (Балхашский сегмент) и дна океанов (срединно-океанические хребты) // Изв. АН КазССР. Сер. геол. 1988. № 6.

10. Аверьянов В.С., Мельников Б.Н. Поведение магнитного поля Земли па Камчатке по палеомагнитным данным // Изв. АН СССР. Сер. Физика Земли. 1975. № 6.

11. Пущаровский Ю.М. Фундаментальные геологические исследования в океанах. Комиссия по проблемам Мирового океана АН СССР. Препринт. М., 1987.

12. Удинцев Г.Б. Рельеф и строение дна океанов. М., 1987.

13. Чудинов Ю.В. Геология активных океанических окраин и глобальная тектоника. М., 1985.

14. Злобин Т.К., Злобина Л.М. Строение земной коры Курильской островной системы // Тихоокеанская геология. 1991. №6.

15. Тараканов Р.З., Ким Чун Ун, Сухомлинова Р.И. Закономерности пространственного распределения гипоцентров Курило-Камчатского и Японского регионов и их связь с особенностями геофизических полей // Геофизические исследования зоны перехода от Азиатского континента к Тихому океану / Отв. ред. Б.С. Вольвовскпй, А. Г. Родников. М., 1977.


 

Summary

As far as hypothesis of tectonics of plates is concerned many important regularities of tectonic structure of continental earth’s crust have not been explained so far. As a result of the study of the geology of oceans new obstacles appeared on its way. 30 years have passed but basic ideas connected with hypothesis about spreading and subduction still remain postulates. These postulates are inconsistent with many facts; some of them are very well-known, the others have been obtained in the process of investigation of the ocean bottom during the last decades.

 

 

 

Ссылка на статью:

Моисеенко Ф.С. Гипотеза тектоники плит - прогресс или регресс геологии? I. Спрединг и субдукция - все же миф // Вестник СПбГУ. Сер. 7. 1993. Вып. 1 (№ 7). С. 3-9.

 



 



eXTReMe Tracker



Яндекс.Метрика

Hosted by uCoz