С.Л. ТРОИЦКИЙ

ЧЕТВЕРТИЧНЫЕ ОТЛОЖЕНИЯ И РЕЛЬЕФ РАВНИННЫХ ПОБЕРЕЖИЙ ЕНИСЕЙСКОГО ЗАЛИВА И ПРИЛЕГАЮЩЕЙ ЧАСТИ ГОР БЫРРАНГА

ИЗДАТЕЛЬСТВО «НАУКА»

 Москва 1966

УДК 551.417+551.793 (282.251.2)


Глава I

 ОБЩИЕ СВЕДЕНИЯ О РАЙОНЕ ИССЛЕДОВАНИЙ

 КРАТКИЙ ОБЗОР ИЗУЧЕННОСТИ ТЕРРИТОРИИ

 

Равнинными побережьями Енисейского залива мы несколько условно называем прилегающие к его берегам территории северо-западной окраины Таймырской низменности и северо-восточной части Гыданского полуострова.

Граница северо-западной окраины Таймырской низменности на севере и западе совпадает с границей всей низменности и 82-м меридианом, на юге она проходит по 71° с.ш., на востоке - по 86-му меридиану. Акватория Енисейского залива отделяет ее от северо-восточного побережья Гыданского полуострова, к которому отнесена прибрежная полоса, охватывающая бассейны всех рек, впадающих в залив между точками пересечения береговой линии с 79-м меридианом и 71-й параллелью. В работе рассматривается также юго-западная окраина гор Бырранга к югу от 73° с.ш. В указанных пределах площадь суши составляет около 34 000 км2.

Изучение Енисейского Севера, открытого русскими землепроходцами в конце XIV - начале XVII в. (Визе, 1940, 1948), началось в 30-х годах XVIII в., когда трудами участников Великой северной экспедиции лейтенанта Овцына, штурмана Минина и подштурмана Стерлегова были положены на карту и описаны берега Енисея и Енисейского залива (Визе, 1940;Яников, 1949).

Первые сведения о геологическом строении и рельефе края дала экспедиция И.А. Лопатина и Ф.Б. Шмидта (Лопатин, 1897; Schmidt, 1872), организованная, как и многие выдающиеся путешествия того времени, Академией наук и Русским географическим обществом. Исследование этой отдаленной окраины России шло до Великой Октябрьской социалистической революции медленными темпами и велось в большей мере одиночками энтузиастами, нежели правительственными учреждениями. После 70-х годов здесь работали лишь исследователи-географы, собравшие некоторые сведения о флоре, фауне и почвенном покрове отдельных районов. Только в конце XIX в. Гидрографическая экспедиция провела съемку побережья Енисейского залива и составила мелкомасштабную карту, имевшую геодезическую основу (Вилькицкий, 1896).

Совершенно новый этап исследования начался после Октябрьской революции, открывшей полный простор развитию и исследованию производительных сил страны. Даже в трудные годы гражданской войны и восстановления народного хозяйства Комитет северного морского пути и Управление безопасности кораблевождения («Убеко») Сибири направили сюда несколько отрядов (Сергеевский, 1936), Академия наук СССР снарядила крупную комплексную Гыданскую экспедицию (1926-1928 гг.), а Сибирский Геологический комитет начал исследование Норильского района, приведшее к открытию Норильских месторождений медно-никелевых руд, сделанному выдающимся исследователем Севера Н.Н. Урванцевым (1921).

Планомерное и обстоятельное изучение природных условий и ресурсов недр началось в годы довоенных пятилеток, в связи со строительством первых промышленных предприятий в Игарке, Норильске и установлением регулярного сообщения по трассе Северного морского пути. Подготавливая топливную базу для флота, Горно-геологическое управление и Арктический институт Главсевморпути организовали поиски месторождений угля и нефти в низовьях Енисея и на Западном Таймыре. Одновременно начались систематическое геологическое изучение и геологическое картирование Енисейского Севера, без которых немыслимо было ни планирование поисков полезных ископаемых, ни получение общего представления о перспективности края. Эти работы в послевоенные годы были продолжены Научно-исследовательским институтом геологии Арктики.

Не останавливаясь на истории исследования Енисейского Севера, изложенной достаточно полно в ряде работ (Соколов, 1851; Обручев, 1934, 1937, 1949; Александров, 1939; Стрелков, 1951), перейдем к описанию изученности интересующей нас территории (рис. 1).

Рисунок 1 Обзорная карта

Детальное географическое и геологическое исследование невозможно без наличия хороших карт. К настоящему времени на всю территорию составлены топографические карты, выполненные на основании аэрофотосъемки. Следует отметить, что геолого-геоморфологические исследования 1942-1952 гг. велись без гипсометрических карт, и только сейчас появилась возможность сделать высотную привязку данных в пределах точности рисовки рельефа.

Аэрофотоматериалы (снимки, фотопланы и фотосхемы), предназначавшиеся непосредственно для составления карт, явились в то же время ценнейшим материалом для геоморфологических и геологических исследований, и анализ их используется в этой работе. Старые карты имеют теперь лишь историческую ценность, так как вследствие неточности изображений они непригодны в качестве сравнительного материала для суждения об изменении очертаний берегов заливов, озер, рек и иных форм рельефа, установить которые можно при сличении разновременных точных карт.

Для некоторых вопросов палеогеографии и геоморфологии существенное значение имеет гидрологическая изученность территории. Специальному исследованию подвергалась лишь акватория Енисейского залива и устьевая часть Енисея. Воды суши до сего времени остаются совершенно неизученными, и сведения о них ограничены данными карт и попутными наблюдениями геологов и географов над режимом рек.

Климат этой части Енисейского Севера изучен довольно слабо. Имеется только ряд наблюдений по трем станциям: на мысе Лескин, в поселках Сопочная Карга и Гольчиха. Но для целей, поставленных в работе, вполне достаточно общих характеристик более обширных регионов, включающих весь Енисейский Север или Карское море (Леонтьева и Иванов, 1939; Прик, 1946; и др.). Вековая мерзлота специально не исследовалась, но отдельные сведения о ее мощности, распространении и температурах приводятся в геологических отчетах и статьях (Сакс, 1940а, 1945; и др.).

Почвенный покров исследован слабо, общее представление о распространенных здесь типах почв можно получить только на основании работ Б.Н. Городкова (1932) и Д.А. Драницина (1916).

Сведения о флоре, растительности и фауне, имеющие важное значение в качестве сравнительного материала при палеонтологическом, палео-фитологическом и палинологическом обосновании стратиграфии четвер­тичных отложений, скудны, так как опять-таки собирались попутно геологами. Геоботаники Б.Н. Городков (1944), Б.А. Тихомиров (1948) и А.Н. Толмачев (1926) приводят характеристики растительности и списки флоры только для соседних участков Гыданского полуострова и Западного Таймыра. Современные и субфоссильные пыльцевые спектры совершенно не изучены, а результаты исследования субфоссильных спектров соседней части Западного Таймыра, произведенные Б.А. Тихомировым (1950), весьма спорны вследствие несовершенства методики взятия проб (Федорова, 1952). Данные о современной флоре диатомовых ограничиваются списком видов, приведенным С.А. Стрелковым (1948). Характеристика животного мира Гыданского полуострова по двум классам (млекопитающие и птицы) дана участником Гыданской экспедиции АН СССР С.П. Наумовым (1931).

Бентос Карского моря, данные о котором необходимы для сравнительного анализа фауны морских четвертичных отложений, изучался многочисленными русскими и иностранными океанографическими экспедициями (Пергамент, 1944 г.). Собранные ими материалы обработаны и опубликованы лишь частично. Наиболее полное  обобщение полученных сведений, вполне достаточное для общей характеристики бентосной фауны, изложено в работах Г.П. Горбунова (1937), Л.А. Зенкевича (1950), 3.А. Филатовой и Л.А. Зенкевича (1957), 3.А. Филатовой (1957). Геологическое строение и рельеф исследованы достаточно полно. Девять десятых территории покрыто геологическими съемками, выполненными С.А. Стрелковым, А.П. Пуминовым, С.Л. Троицким и Н.Н. Куликовым, Н.Д. Гернгардт. Несколько участков засняты детальной геологической съемкой, проведенной И.Л. Рысюковым, А.П. Ивановым и A.П. Пуминовым.

Около устья р. Яковлевой в 1947-1953 гг. пробурено 14 скважин глубиной 383-452 м и одна скважина глубиной более 2 500 м (скв. 1-Р). Три скважины глубиной 451-455 м пробурены севернее мыса Сопочная Карга в 1952-1953 гг. Вся территория покрыта аэромагнитной съемкой высокой точности, на отдельных участках проведены гравимагнитные съемки и сейсмические исследования.

Геологические съемки послевоенных лет дали основной материал для суждения о геологическом строении, стратиграфии четвертичных отложений, рельефе и ландшафтах района. Наряду с ними не потеряли своего значения данные, собранные во время маршрутных исследований И.А. Лопатиным (1897), Ф.Б. Шмидтом (Schmidt, 1872), В.И. Громовым (1924), B.П. Кальяновым (1934), Н.Г. Акатовым и Т.П. Кочетковым (1936), И.П. Лугинцом и У.М. Юдичевым (1937), Г.Е. Рябухиным (1939), Д.К. Александровым (1939), Ю.Л. Рудовицем (1939), В.Н. Саксом (1945, 1947).

Подводя краткий итог, отметим, что к настоящему времени сравнительно хорошо известны геологическое строение и топография территории, установлены основные черты современной природной обстановки, что позволяет предпринять выяснение главных вопросов строения четвертичных отложений, происхождения рельефа и палеогеографии территории.

 

КРАТКАЯ ФИЗИКО-ГЕОГРАФИЧЕСКАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА

 Основные черты современного географического облика территорий обусловлены ее расположением в высоких широтах на северной окраине материка Евразии, омываемой холодными водами Ледовитого океана, и ее геотектоническим положением в пределах смежных частей Усть-Енисейской субгеосинклинальной впадины и Таймырской субгеоантиклинали.

Основные черты рельефа. Северная часть территории занята Западно-Таймырскими увалами - юго-западной окраиной низких гор Бырранга. Остальная площадь, занимающая большую часть рассматриваемой территории, представляет в основном равнину и включает северо-восточное побережье Гыданского полуострова и северо-западную окраину Таймырской низменности.

Западно-таймырские увалы поднимаются до 300-350 м над уровнем моря и на 100-200 м над Таймырской низменностью; наивысшая точка (372 м) расположена севернее верховьев р. Сырадасай. Увалы граничат с Таймырской низменностью по линии, проходящей с юго-запада, от верховьев р. Каменки, на северо-восток, к нижнему течению р. Малой Пуры. Граница выражена в рельефе достаточно ясно: пологие, но отчетливые склоны пограничных столовых увалов поднимаются почти сплошным фронтом над холмистой поверхностью низменности.

Западно-таймырские увалы представляют обособленную группу возвышенностей, отделенную орографическим понижением вдоль долины р. Пясины от низких и средневысотных гор центральной части Бырранга. Из пяти возвышенностей, составляющих группу, в границы исследованного района частично заходят три: Водораздельный увал, увал Тамы и юго-восточные отроги увала Косотурку (рис. 2).

Рисунок 2. Орографическая схема

Между Водораздельным увалом и увалом Тамы лежат Сырадасайская впадина, имеющая в плане вид вытянутого в широтном направлении овала длиной около 40 км и шириной 8,5-9,5 км в средней части, и ее восточное продолжение, Сырадасайский коридор шириной 3,5-4 км, открывающийся во впадину Надудотурку. Крутые склоны этих понижений переходят в широкие слабовогнутые днища, лежащие на 150-200 м ниже вершин окружающих увалов и полого снижающиеся к востоку. Увал Косотурку отделен от Водораздельного увала впадиной Надудотурку. Впадина вытянута с северо-запада на юго-восток, имеет неправильные треугольные очертания и частично занята одноименным озером, уровень которого всего на 59 м выше уровня океана. Поверхность дна впадины, примыкающая к озеру, лежит выше 100 м и повышается до 130-150 м к северо-западу в глубь Западного Таймыра.

Водораздельный увал, увалы Тамы и Косотурку распадаются на отдельные возвышенности то с относительно крутыми, то с более пологими склонами, слабовыпуклыми в верхней части и столь же слабовогнутыми в нижней, где они переходят в плоские днища разделяющих или расчленяющих их корытообразных долин. Особенно интенсивно расчленены окраины увалов, прилегающие к оз. Надудотурку. Смежные увалы имеют обычно почти одинаковую высоту, вершины их нередко уплощены, что придает всей группе черты, сближающие ее с сильно расчлененным низким плато.

Из числа самостоятельных орографических элементов более низкого порядка следует отметить увалы: Северо-Сырадасайский, Усть-Сырадасайский, Железный хребет и Пуринский. Первый из них расположен на границе Сырадасайской впадины с Водораздельными увалами и отделен от последних широтной полосой циркообразных понижений. Прерывистый гребень увала поднимается до 220-260 м. Усть-Сырадасайский увал, ограничивающий с юга Сырадасайский коридор, является восточным продолжением увалов Тамы и представляет собой невысокую скалистую гряду, поднимающуюся на 40-80 м над дном Сырадасайского коридора. Восточнее, за р. Быстрой, лежит широкий увал Железный хребет высотой до 200 м, подходящий близко к юго-восточному окончанию увала Косотурку. В 40 км к востоку, уже в пределах Таймырской низменности, поднимаются до 220 м западные склоны Пуринского увала - последней возвышенности Западного Таймыра, выдвинутой в глубь равнины.

Равнинная часть территории включает пограничные окраины Западно-Сибирской и Таймырской низменностей, условно разделенные акваторией Енисейского залива и Енисея. Равнинность этой части территории может рассматриваться лишь как самая общая ее черта, присущая обеим низменностям и отличающая их от горных обрамлений. Она выражается в сравнительно малом колебании высот на небольших расстояниях и соответственно небольших уклонах поверхности. Равнинная часть лежит в среднем на высоте 60-100 м над уровнем залива, достигая в отдельных точках 160-190 м. Ее поверхность не имеет определенного единого уклона ни к Енисейскому заливу, ни к центральным частям низменностей. Очень слабо намечается только общее понижение высот к западу, вследствие которого северо-восточное побережье Гыданского полуострова в общем ниже северо-западной окраины Таймырской низменности. Этот общий слабый уклон поверхности совершенно затушеван чередованием крупных неровностей первого порядка - возвышенностей и низин. Превышения возвышенностей над смежными низинами в среднем составляют 40-60 м, а в крайних значениях нередко достигают 100-120 м (см. рис. 2).

На Гыданском участке находятся северная оконечность Восточно-Гыданской возвышенности с отметками до 100-115 м, продолжающейся далее к югу под названием возвышенности Хорлупаалы, Дорофеевская возвышенность, занимающая большую часть одноименного полуострова и поднимающаяся до 120-160 м, и Лескинская возвышенность высотой до 80 м. Вдоль Гыданского берега Енисейского залива простирается Береговая низина, едва приподнятая над уровнем залива (10-25 м). Боковые ответвления возвышенностей глубоко вдаются в Береговую низину, частично отделяя от нее низины Няйу и Поелово, поверхность которых постепенно повышается в глубь полуострова до 40-50 м. Вдоль левого берега Енисея тянется низина Янато-Монгоче (10-40 м).

На Таймырском участке продолжением Дорофеевской возвышенности служит меридиональная возвышенность Чилку, отделенная от нее только 7-14-километровым руслом Енисея. У южного конца она начинается настолько резко, что уже в 2-3 км от берега вершины ее холмов достигают стометровой высоты. Далее на север высоты постепенно возрастают до 120-140 м, а севернее оз. Алфеевского осевая часть возвышенности поднимается выше 150 м, достигая в отдельных пунктах 190-200 м. Северный конец возвышенности причленяется к склонам увала Тамы. Со стороны Енисейского залива между увалом Тамы и возвышенностью Чилку вдается Подгорная низина (20-50 м). К востоку от возвышенности Чилку расположена обширная низина, занимающая площадь около 4000 км2, - Моховая Лайда. Поверхность ее наклонена к югу, средние высоты в этом направлении уменьшаются от 80-90 до 30-35 м. Общий уклон отчетливо выражен у южной части низины; на севере его несколько маскируют местные впадины - Среднебыстринская и Кабыга-Бигайская. Северо-западным ответвлением Моховой Лайды является Нюадарская низина, слепо заканчивающаяся у склонов увала Тамы. Дно низины лежит высоко над уровнем моря (90-100 м) и повышается к горам до 120-130 м. С севера Моховая Лайда ограничена Наркайской возвышенностью, имеющей в плане вид крутой узкой дуги, обращенной выпуклостью к югу. Ее западное окончание отделено от увала Тамы только долиной р. Шаку, а восточное причленено к увалам Железный хребет и Косотурку. Гребень возвышенности поднимается на высоту 140-180 м. Во внутренней части дуги, образованной возвышенностью, лежит плоская низина Наркай (70-75 м). С северо-востока Моховая Лайда ограничена пологой возвышенностью Бодача (100-160 м). Восточнее, менаду последней и Пуринской возвышенностью, прилегающей к Пуринскому увалу и имеющей среднюю высоту 100-150 м, лежит Среднепуринская низина (50-60 м).

К южной границе Моховой Лайды, расположенной здесь особенно низко, спускаются 30-40-метровые северные склоны платообразной окраины обширной возвышенности Ерв-Седа и узкой грядообразной возвышенности Лыдде. Над пологоволнистой поверхностью возвышенности Ерв-Седа, занимающей правобережье Енисея и лежащей на 70-90 м выше уровня залива, полого поднимается несколько обширных всхолмленных высот (130-180 м). За южной границей территории возвышенность переходит в гряду Неу-Седа, образуя вместе с ней наиболее значительное поднятие западной части Таймырской низменности («Божьи горы»). Северо-восточным продолжением Ерв-Седа является возвышенность Лыдде, достигающая 120-150 м на водоразделе рек Моховой и Агапы и местами резко или полого снижающаяся на юго-восток к Верхнеагапской низине (50-70 м). На крайнем юго-востоке, за р. Агапой, поднимаются склоны северо-западных отрогов Джангодской возвышенности (100-157 м), уходящей на юго-восток к верховьям р. Пясины.

Разделение поверхности на возвышенности и низины основано на относительных превышениях возвышенностей над смежными низинами. Поэтому иногда дно низин располагается выше поверхности несмежных возвышенностей: так, Нюадарская низина на 45-60 м выше Лескинской возвышенности. Этот факт примечателен тем, что указывает на относительную независимость их существования от высоты местности над уровнем моря.

Речные долины, прорезающие склоны увалов и возвышенностей и слабоврезанные в поверхность низин и впадин, не оказывают существенного воздействия на общий орографический план.

Понижения, занятые Енисейским заливом и предустьевым участком Енисея, также составляют часть общего орографического плана территории. Впадина Енисейского залива, Подгорная низина, Береговая низина и ее ответвления образуют единую крупную отрицательную форму рельефа. Узкий глубокий и глубоко врезанный в поверхность суши участок Енисея соединяет ее с лежащим южнее вторым, еще более обширным понижением. Последнее включает расширенную предустьевую часть реки, так называемую Широкую переправу, низину Янато-Монгоче, а также лежащую за пределами района площадь Бреховского архипелага и низин в бассейнах рек Танамы и Муксунихи. Южное окончание этого понижения расположено в окрестностях Усть-Енисейского порта.

Климат. Климатические особенности территории в значительной мере обусловлены ее положением в высоких широтах (71-73° с.ш.), создающим своеобразный радиационный режим, главную черту которого составляет явление полярного дня и полярной ночи. Длительность их в поселке Гольчиха составляет соответственно 80 и 74 суток. Основная часть годового прихода радиации падает на лето. Значительная часть тепла теряется вследствие высокого (до 50%) альбедо снегового покрова, велики потери на излучение, особенно в полярную ночь. Годовой радиационный баланс близок к нулю и, возможно, даже отрицателен. Дефицит солнечного тепла компенсируется адвекцией и тепловым стоком Енисея, приносящего за год 3 500-4 400·1012 ккал. Положительный радиационный баланс устанавливается в апреле и сохраняется до сентября. Максимальное поступление радиации непосредственно к земной поверхности наблюдается в июне, после стаивания снегового покрова, при высокой прозрачности атмосферы.

Большое климатообразующее воздействие оказывает общая барическая обстановка над северной окраиной Евразии и ее сезонные изменения. Зимой здесь располагается периферическая часть огромного сибирского антициклона, граничащая с ложбиной низкого давления, тянущейся от исландского минимума через южную часть Карского моря. С октября по март этим путем с запада на юго-запад приходят циклоны, сильно окклюдированные, но вызывающие все же значительные изменения давления, температуры и влажности воздуха. На смену циклонам с северо-востока приходит холодный арктический воздух. В зимний период наиболее характерными воздушными массами являются континентальный арктический и морской арктический воздух. В апреле - мае происходит перестройка барического рельефа над Арктикой: ложбина низкого давления постепенно исчезает, к берегам придвигается полярный антициклон, формирующийся надо льдами полярного бассейна, понижается давление над Сибирью. Наступает период неустойчивой погоды. Летом морской арктический воздух спускается с севера, формируя пасмурную погоду с осадками. С юго-запада приходит континентальный полярный воздух со сравнительно высокой температурой и низкой прозрачностью. Значительно реже, чем зимой с юго-запада, запада и северо-запада приходят циклоны. С осени постепенно начинает устанавливаться зимний тип барического поля. Осенний период по неустойчивости погоды близок к весеннему, но колебания значительнее и резче.

Несмотря на относительно небольшую протяженность территории, климатические условия в ее пределах не вполне однородны. В.М. Шапаев (1951) относит побережье залива к области морского арктического климата со сглаженной годовой амплитудой, не превышающей 30-33°, и летним максимумом температур в августе. Устьевая часть Енисея и прилегающие территории отнесены им к области полярного континентального климата с годовой амплитудой, равной 40°, и летним максимумом в июле. Усиление континентальности климата к югу и востоку от морского берега выражено довольно отчетливо, особенно при сравнении температур (табл. 1).

Таблица 1

Зима длится полгода, средние температуры зимних месяцев (XI - IV) колеблются от -20 до -25°. Короткое холодное лето приходится на июль и август, весна - на май и июнь, осень - на сентябрь и октябрь; май и октябрь в Гольчихе имеют среднемесячные температуры -8,1°.

Абсолютная влажность невелика вследствие низких температур воздуха и слабости испарения, несмотря на избыточное увлажнение подстилающей поверхности (коэффициент увлажнения выше 1,5). Относительная влажность высокая в течение всего года, особенно на побережье (до 86% на мысе Лескин) и незначительно убывает в глубь материка (83% в Гольчихе). Высокая относительная влажность и частые циклоны способствуют образованию значительной облачности. На побережье ее средний годовой балл равен 8, несколько уменьшаясь к югу.

За год в Гольчихе выпадает в среднем 266 мм осадков, из них 200 мм с июня по октябрь. Вероятно, годовая сумма осадков несколько больше, так как, по устному сообщению 3.М. Прик, ее следует увеличить на 20-25% за счет погрешности измерений (выдувания осадков из дождемера). Средняя высота снегового покрова, по измерениям на мысе Лескин и мысе Сопочная Карга, 48-50 см. Зимние ветры перераспределяют снег, обнажая вершины холмов, занося долины и лощины.

В соответствии с сезонными изменениями барической обстановки, наблюдается муссоновидная смена господствующих ветров. Зимой повторяемость ветров южных румбов на мысе Лескин составляет 63%, летом повторяемость северных и северо-восточных ветров - 59%.

Значительные, особенно в зимнее время, барические градиенты обусловливают возникновение сильных ветров. Среднегодовая скорость ветра на мысе Лескин 6,2 м/сек, в Гольчихе - 5,6 м/сек.

Климатическая снеговая линия на Западном Таймыре располагается на высоте 600 м над уровнем моря (Шуйский, 1947), т.е. в 230-250 м над вершинами увалов. Орографическая снеговая линия проходит еще ниже: в основании уступов, ограничивающих Сырадасайскую впадину на отметках 200-250 м, лежат полосы многолетних фирновых снежников. Всего в 600-750 км к северо-западу и северо-востоку расположены края ледниковых покровов Новой Земли и Северной Земли.

Мерзлота. Суровые климатические условия - низкие среднегодовые температуры, сильное выхолаживание поверхности за время полярной ночи вследствие малой мощности снегового покрова - способствуют глубокому промерзанию грунтов. Мощность мерзлой зоны на равнинах превышает 450 м: скважины, пробуренные у мыса Сопочная Карга и около устья р. Яковлевой, не вышли из мерзлых грунтов (Изаров, 1954, и др.). Монолитные скальные породы Западного Таймыра скованы «сухой» мерзлотой. Мерзлота установлена местами на дне Енисейского залива (Кальянов, 1934), но ее распространение и мощность неизвестны. В.Н. Сакс (1953а, стр. 598-599) допускает существование на дне морском только «островов» маломощной (50-150 м) мерзлой зоны. По аналогии с районом Усть-Порта (Сакс, 1940а) можно полагать наличие сквозного талика под руслом Енисея и дном крупных озер.

Закономерное убывание температур мерзлой зоны с глубиной, установленное В.М. Пономаревым в Усть-Порту, свидетельствует в пользу генетической связи мерзлоты с современными климатическими условиями.

Сезонные изменения освещенности и температур воздуха ведут к оттаиванию мерзлых грунтов с поверхности в летние месяцы и образованию деятельного слоя. Мощность его варьирует в зависимости от состава грунта, характера растительного покрова и экспозиции поверхности. Наибольшая мощность (до 1,5 м) наблюдается в чистых песчаных грунтах, обнаженных или покрытых разреженными лишайниково-моховыми ассоциациями, на склонах южной экспозиции. По наблюдениям на мысе Лескин, на горизонтальной площадке мощность деятельного слоя увеличивалась до середины сентября, достигнув 83 см. Промерзание деятельного слоя закончилось к середине ноября.

Существование мощного монолитного слоя мерзлых пород оказывает существенное воздействие на современные физико-геологические процессы и на все стороны ландшафта, обусловливая появление специфических форм рельефа, ряда особенностей в строении и режиме гидрографической сети, своеобразных условий почвообразования, развития растительного покрова и животного мира.

Гидрография. Енисейский залив входит в границы района исследований своей юго-восточной суженной частью. Длина ее составляет около 400 км, средняя ширина 30-35 км, средние глубины – 10-15 м. Южнее параллели мыса Песчаного лежит обширное мелководье с глубинами 5-8 м. Вдоль восточного берега следует прерывистая узкая ложбина - морфологическое продолжение Большого корабельного фарватера Енисея. Берега залива слабо расчленены в плане: берег Гыданского полуострова образует слабовыступающие мысы Лескина, Песчаный и Поеловый. Со стороны берега Таймырского участка резко выдвинуты высокий и массивный мыс Шайтанский и стреловидная коса мыса Сопочная Карга. Севернее мыса Шайтанского слабо вдается в сушу залив Шайтанская Курья.

Гидрологический режим залива определяется мощным влиянием теплых материковых вод Енисея, опресняющих и согревающих верхний 15-метровый слой, вызывающих постоянное Стоковое течение со скоростью 0,6-1,3 км/час. Летом верхний слой воды нагревается до +6°, у самой поверхности максимальные температуры составляют от 10,5° (Сопочная Карга, июль) до 8,6° (мыс Лескина, август). Влияние Карского моря сказывается в поверхностном слое лишь в северной части, где соленость достигает 3-3,5%, но по впадинам дна соленые и холодные (до -1,5°) морские воды проникают до енисейского бара. Воздействие морских вод заметнее вдоль берега Гыданского полуострова вследствие проходящего здесь компенсационного противотечения. Приливно-отливные колебания уровня с амплитудой 1-1,5 м имеют правильный период. Непериодические изменения, вызываемые сгоном или нагоном вод, достигают по наблюдениям на мысе Лескин (сентябрь, 1943 г.) и на мысе Сопочная Карга (июль, 1952 г.) 3-3,25 м. Нагоны и сильные волнения приводят к перемешиванию слоев воды, создают временную гомотермность и гомогалинность водной массы. Залив покрыт льдом 7-8 месяцев в году. Вскрытие происходит в конце июня, окончательное очищение ото льда - в конце июля. Замерзание начинается в октябре и заканчивается к середине декабря. Дно залива покрыто песчаными и илисто-песчаными грунтами.

Устьевой 115-километровый участок Енисея состоит из двух резко различных частей - «широкой переправы» и «горла». Широкая переправа, начинающаяся в 2-3 км южнее 71-й параллели, вполне оправдывает свое название. Узкие протоки Бреховского архипелага сливаются здесь в единое русло шириной 44 км. Узкий северный ее конец против мыса Дорофеевского достигает 16 км. Три четверти акватории лежат над Бреховской отмелью с глубинами 1-3 м. Узкий, глубокий (10-22 м) и почти прямолинейный фарватер прижат к правому берегу. Скорость течения здесь не превышает 0,9 км/час. У левого берега наблюдается постоянно существующее противотечение. Ниже расположено горло Енисея, имеющее в плане вид 70-километровой дуги, обращенной выпуклостью к северо-востоку. Ширина реки колеблется между 16 и 6,6 км, составляя на устье 14 км; средние глубины достигают на фарватере 20-43 м, скорость течения возрастает до 3,6 км/час.

Берега Енисея в плане имеют изломанные, угловатые очертания, образуют высокие мысы Дорофеевский, Иннокентьевский, Гостиный и Мезенина. У устьев правых притоков образуются дельты, выступающие в русло реки (Яковлева коса, Гольчиха).

Устьем Енисея, на основании исследований Ф.Ф. Бадера (1939), считается участок меридиана мыса Сопочная Карга. Возражения В.Н. Сакса, С.А. Стрелкова (1951), считающих устьем северный край Бреховских островов, выдвинуты без полного анализа положений Ф.Ф. Бадера и самого фактического материала и пока не могут быть приняты.

Средний расход Енисея в устье составляет около 19 000 м3/сек. Максимум наблюдается в июле (45 000 м3/сек), средний зимний расход в 10-15 раз меньше максимального. Уровень реки в половодье поднимается на 2-3,5 м над меженным. Летние нагоны воды при северо-западных и западных ветрах повышают его на 1-3 м. Устьевая часть испытывает воздействие приливов, вызывающих изменение уровня в сизигии до 0,5 м.

Большую часть года Енисей скован ледяным покровом толщиной до 1,5 м. Вскрытие происходит в конце июня, ледостав - в конце октября (Бадер, 1939).

Реки Гыданского участка принадлежат бассейну Енисея и Енисейского залива. Между мысами Лескина и Поеловым в залив впадают только ручьи и речки, стекающие с Лескинской возвышенности или текущие по береговой низине. Наиболее значительной среди них является р. Яраяха длиной около 40 км. У мыса Поелового расположено устье р. Екареуяха (150 км), дренирующей низину Няйу и прилегающую часть побережья. Река Поеловояха длиной 125 км вместе с притоками - реками Салпадаяха, Левой и Правой Поелово собирает воды, стекающие со склонов Восточно-Гыданской, Дорофеевской возвышенности и поверхности низины Поелово. По склонам Дорофеевской возвышенности на север, восток и юго-восток радиально расходятся малые реки и речки Хальмеряха, Санырияха, Нарзой, Хоръяха, Зверевская и р. Дорофеевская с правым притоком Янатояха. По низине Янато-Монгоче протекают реки Шамбота и Монгоче (90 км); последняя образована слиянием двух почти одинаковых речек - Правой и Левой Монгоче.

На Таймырском участке бассейн Енисея и залива сравнительно невелик - к нему относится менее 1/3 площади; 2/3 принадлежат бассейну р. Пясины. Енисейско-Пясинский водораздел тянется вдоль енисейских берегов на среднем удалении от них в 35-40 км, проходя с юга на север по возвышенности Ерв-Седа; далее он спускается в юго-западную часть Моховой Лайды и от оз. Чилку идет по возвышенности Чилку до увала Тамы, где почти под прямым углом поворачивает на запад, следуя по южной части увала Тамы. С юго-восточного склона этого увала стекает р. Глубокая (85 км), принимающая в пределах Подгорной низины левые притоки - реки Оленью и Спокойную. В устье р. Глубокая образует дельту, протоки которой открываются в лиман, полуотделенный от залива косой - пересыпью. Южнее Шайтанского мыса в залив впадает р. Сариха (65 км). Енисей между м. Сопочной Карги и 71° с.ш. принимает справа реки Сопочную, Чайку, Гольчиху (120 км), Казачью, Мезенину и Яковлеву (90 км в границах территории). Наиболее значительные из них - Гольчиха и Яковлева - относятся все же к малым рекам. Река Гольчиха, начинающаяся среди Моховой Лайды, принимает слева реки Седакуяха, Хайкуяха и Малую Гольчиху; справа она принимает р. Поперечную и, прорезав прибрежные возвышенности, впадает в Енисей, образуя небольшую дельту. Река Яковлева на всем протяжении прорезает возвышенность Ерв-Седа и при впадении в Енисей формирует клювовидную дельту и огромные подводные косы.

Крупные левые притоки Пясины - реки Пура и Агапа - принимают сток со всей площади, лежащей к востоку от Енисейско-Пясинского водораздела. Река Агапа, входящая в ее границы 60-километровым участком среднего течения, дренирует незначительную юго-восточную часть площади, принимая здесь левые притоки, - реки Казак-Дяга (135 км) и Огортыяха, текущие по Верхнеанганской низине, правые - реки Сармикъяха и Палка-речка, стекающие со склонов Джангодской возвышенности. Все остальное пространство от гребня возвышенности Лыдде на юго-востоке до Водораздельных увалов на северо-западе относится к бассейну р. Пуры, текущей на протяжении 160 км по восточным окраинам Моховой Лайды и Среднепуринской низины и принимающей здесь левые притоки - реки Моховую, Быструю, Нюадябору и Малую Пуру. Наиболее многоводная и крупная из них р. Быстрая (210 км) вытекает из оз. Надудотурку, лежащего среди увалов Западного Таймыра около границы Таймырской низменности. Озеро принимает воды рек Сырадасай и Дюндака, дренирующих вместе со своими притоками почти всю южную окраину увалов. Река Быстрая, проходя по низине Наркай, прорезая Наркайские гряды и дно Моховой Лайды, собирает воды многочисленных малых рек низменности: Наркай-Горла, Шаку, Нюадары, Извилистой, Чулыо, Алфеевской, Чилкуяха, Косо-Бигай, Длинной, Сухой.

Перечисленные реки и их притоки в совокупности с речками и ручьями - притоками первого, второго и более низких порядков - образуют густые и сильно разветвленные речные системы. Сложность гидрографической сети обусловливается особенностями орографического плана - обилием возвышенностей и низин, создающих различные направления местных уклонов поверхности. Густота сети вызывается повсеместным распространением вечномерзлых водоупорных грунтов.

Уклоны рек равнинной части невелики (0,0001-0,00035); скорость течения обычно составляет от 0,2 до 0,4 м/сек и только в верховьях да на валунных перекатах увеличивается до 1,5-2 м/сек. Ширина русел значительных рек колеблется от 50 до 250 м, глубины - от 0,5 до 3,5 м, чередование плесов и перекатов отчетливое. Только р. Пура разливается по Среднепуринской низине до 250-500 м в ширину. Реки Западного Таймыра, зарождающиеся в виде узких стремительных горных ручьев и речек, средними течениями выходят во впадины или древние долины, где течение становится более спокойным. Наиболее крупная из них р. Сырадасай, протекая по Сырадасайской впадине, меняет уклоны от 0,0016 до 0,00025 и скорость течения от 0,8 до 0,4 м/сек.

Расходы рек совершенно не изучены; по самым общим подсчетам расход р. Быстрой в летние месяцы составляет на устье несколько десятков кубических метров в секунду. При дальнейших исследованиях примерные средние расходы малых и средних рек могут быть вычислены после определения расхода одной или нескольких из них, так как практически они будут зависеть только от площади бассейнов.

Питание рек осуществляется главным образом за счет таяния снегов на равнинах и увалах и в меньшей мере за счет дождевых вод; грунтовое питание практически отсутствует. Вскрытие происходит в середине - конце июня. Несколько позже наступает половодье, при котором уровень рек поднимается на высоту от 1,5-2 до 7-9 м над меженным, в зависимости от размеров и морфологии бассейнов, особенностей строения и размеров долин. Как правило, уровень половодья повышается вниз по долинам. Снижение уровня - сперва довольно резкое, вскоре оно замедляется, растягивается на все лето и осень, вплоть до замерзания рек, и прерывается лишь краткими паводками после сильных летних или осенних дождей, иногда поднимающими его на 1,5 м за 1-2 дня (Стрелков, 1951). К ледоставу, наступающему в конце сентября - начале октября, малые реки катастрофически мелеют, мелкие речки и ручьи пересыхают и превращаются в линзы льда, разбросанные по сухому руслу.

Воды рек отличаются крайне низкой минерализацией, что является прямым следствием слабости химического выветривания пород. Летом воды равнинных рек имеют слабую кислую реакцию.

Озера, особенно малые, многочисленны, но размещаются крайне неравномерно. В районе Западно-Таймырских увалов крупные озера Надудотурку (125 км2), Сырута (14 км2) и большинство мелких расположены в обширных впадинах; небольшие озерки встречаются также по днищам долин и поймам рек. Сами увалы почти совершенно лишены озер. В противоположность им, равнинная часть местами изобилует озерами не меньше, чем знаменитый «Озерный край» Северо-Запада России. Особенно многочисленны озера на возвышенностях Ерв-Седа, Джангодской, Чилку и по низинам Береговой, Няйу, Янато-Монгоче, Наркай, Моховой Лайде и Верхнеагапской. Некоторое представление о числе озер могут дать следующие цифры. На возвышенности Ерв-Седа, в ее восточной части на площади 1335 км2, насчитывается 1340 озер, т.е. по озеру на каждый квадратный километр! В северной части Моховой Лайды на равную площадь приходится 540 озер. В то же время на Лескинской возвышенности, на значительной части возвышенностей Лыдде, Чилку, Бодача, Восточно-Гыданской, Дорофеевской и северной части Ерв-Седа озера малочисленны или отсутствуют полностью за пределами речных долин. Огромное большинство озер имеет поперечник менее 0,5 км и площадь зеркала менее 0,2 км2. Озера площадью от 6 до 12 км2 могут считаться крупными, встречаются единично и имеют собственные названия. Таковы Наркайские озера в одноименной низине, озера Налимье, Алфеевское, Чилку и Рурдок на возвышенности Чилку, оз. Сюртявто в бассейне р. Моховой, Орто в Верхнеаганской низине, Нерхато и Хальмеседато на возвышенности Ерв-Седа. Крупные и мелкие озера довольно часто образуют компактные группы и носят общее наименование (озера Лыдде, озера Тунгусские и т.д.). Глубины озер неизвестны, но они едва ли превышают 5-10 м у малых и первые десятки метров - у крупных.

Почвы, растительность и животный мир. Переувлажненность маломощного деятельного слоя холодными застойными надмерзлотными водами, слабость распада органического вещества, вызванная низкими температурами и бедностью бактериальной флоры, приводят к почти повсеместному формированию на рыхлых грунтах скрытоподзолистых глееватых и торфяно-глеевых почв. Лишь на хорошо дренируемых вершинах холмов, бровках долин и террас с песчаным грунтом появляются пятна и полосы слабоподзолистых почв. На речных наносах замедленно формируются почвы тех же типов. Все почвенные разности имеют сильно сокращенный профиль: генетические горизонты не превышают по мощности 3-6 см каждый (Стрелков, 1951).

Б.Н. Городков (1932) считает тундровые почвы зональной разновидностью подзолистых и болотных почв лесной зоны. По 72° с.ш. он проводит границу скрытоподзолистой подзоны и подзоны арктического почвообразования, где преобладает физическое выветривание и идет лишь очень слабое накопление торфа и грубого гумуса в поверхностных горизонтах.

Слабый почвенно-растительный покров плохо сопротивляется разрушительному воздействию сурового климата. Чем дальше к северу, тем многочисленнее различные формы денудации почв - пятна развевания на вершинах холмов и перегибах склонов, песчано-галечные поля, пятнистые тундры. На пологих вершинах и склонах увалов Западного Таймыра обнаженные каменные россыпи, валунные мостовые и голые глинистые пятна, лишенные почвенного покрова, занимают половину площади.

Равнинная часть территории целиком расположена в подзоне мохово-пушицевых тундр. В 160-170 км от южной границы территории, кончается лиственничная лесотундра, в 130 км исчезают последние рощицы угнетенных лиственниц (у с. Казаццево, по наблюдениям автора в 1957 г.); в 65 км к юго-юго-востоку, на холмах у Килямирских озер, С.А. Стрелков (1950) нашел последние карликовые экземпляры лиственничного стланика. Только в южной части, в бассейне р. Монгочо, в истоках р. Поелово, на юго-восточных склонах Дорофеевской возвышенности, на правобережье Енисея южнее р. Гольчихи и окраин Моховой Лайды, в защищенных от ветра местах встречаются группы крупных (до 1,5 м высотой) кустарников ольхи и ивы. На открытых пространствах моховые ассоциации почти совершенно лишены кустарников. Севернее 72° с.ш. кустарники исчезают совершенно и наблюдается своеобразная полоса, переходная от типичной тундры к арктической. Растительность речных долин значительно богаче, особенно в южной части, где на хорошо дренированных бровках террас появляются моховые луга со злаками, осоками и разнотравьем.

Скалистые увалы Западного Таймыра заняты горной арктической тундрой, появляющейся здесь вследствие проявления вертикальной зональности, несмотря на небольшую абсолютную высоту увалов. Резким контрастом среди горной тундры выступает растительность Сырадасайской впадины с ее мохово-пушицевыми ассоциациями и луговинами осок. На вершинах и склонах увалов разорванный растительный покров, состоящий из моховых и мохово-лишайниковых ассоциаций, едва занимает половину площади, располагаясь между огромными участками каменных россыпей, валунно-галечных покровов и пятен глинистого грунта. Только на аллювиальных галечниках глубоких долин встречаются небольшие осоковые луга.

Видовой состав флоры высших растений беден. Б.Н. Городков (1944) насчитывает для всего Гыданского полуострова не более 170 видов; Таймырский участок территории совершенно не исследовался ботаниками, но едва ли богаче Гыданского. Из географо-генетических групп растений преобладают эоарктики и аркто-альпийцы, довольно много реликтовых лесных элементов.

Животный мир небогат и представлен видами, обычными для тундр Европейско-Сибирской провинции. Из млекопитающих летом встречаются северный олень, волк, песец, лемминг, горностай. В южной части изредка попадаются заяц-беляк и бурый медведь, не заходящие севернее границы крупных кустарников. В Енисейском заливе обычны нерпа и белуха. Зимой по побережью залива и Енисея далеко на юг заходит белый медведь. Из птиц здесь постоянно обитают полярная сова, белая и тундровая куропатки. Летнее птичье население разнообразно и многочисленно: гуси казарки - белолобая и краснозобая, утки, чайки, крачки, поморники, ржанки и кулики, соколы - сапсан и дербник. Ихтиофауна Енисея и залива входит в состав ледовитоморской провинции; характерными являются лососевые, осетр и стерлядь, щука, налим. Беспозвоночные, обитающие в пределах территории, никем специально не изучались, хотя установление видового состава и распространение отдельных групп, например пресноводных моллюсков, имело бы существенное значение для сравнительной характеристики пресноводных фаун четвертичных отложений. И.А. Лопатин (1897) находил раковины Unio (вероятно, Anodonta С. Т.) на Бреховских островах, непосредственно за южной границей территории. Во время геологических исследований пресноводные моллюски в современных озерах никем не были встречены. Однако исследования В.Н. Грезе (1957), обнаружившего в глубоких частях Таймырского озера поселения Pisidium conventus Gless., заставляют пересмотреть утвердившееся было мнение о полном отсутствии пресноводных моллюсков в озерах севера Таймырской низменности и Гыданского полуострова. Находка В.Н. Грезе, тем не менее, свидетельствует о малочисленности и бедности видами этой группы. По нашим наблюдениям, предел массового распространения пресноводных моллюсков совпадает с северной границей лесотундры.

Бентос юго-восточной части залива малочислен, беден видами и представлен исключительно высокоарктическими биоценозами. Вдоль побережья сюда проникают представители верхнесублиторального солоновато-водного биоценоза Portlandia aestuariorum (Филатова, Зенкевич, 1957), руководящие формы которого Cyrtodaria kurriana Dunk., Mesidotea entomon (L.) автор находил на отмелях Гыданского берега в 10-20 км юго-восточнее мыса Лескина. В середину залива заходит комплекс Portlandia arctica arctica - P. arctica siliqua (Филатов и Зенкевич, 1957). Отдельные экземпляры видов, слагающих ценоз,- Portlandia arctica (Gray) f. arctica Moss., Joldiella lenticula (Moll.) - иногда выбрасываются штормами на пляжи; Portlandia arctica (Gray) var. siliqua Reeve заходит вдоль таймырского берега до бухты Широкой (72°30' с.ш.) (Горбунов, 1937).

Распространение морских и пресноводных моллюсков в Енисее и Енисейском заливе весьма показательно тем, что между границами обитания пресноводных и солоноватоводных сообществ лежит 220-250-километровый участок, где моллюски не встречаются совершенно.

В целом территория предстает перед нами как невысокая равнина с полого очерченными возвышенностями и низинами, ограниченная с северо-запада низкими скалистыми увалами, прорезанная огромной рекой, несущей транзитные воды, обильные во время короткого лета и скудные в период долгой зимы, в опресненный замерзающий на полгода залив. Равнина изрезана густо разветвленными системами малых сезонно действующих рек, местами испещрена бесчисленными малыми озерами. Большую часть года над ней господствуют морозы, сильные ветры и метели. Тонкий снеговой покров едва покрывает тундру, ее промерзшие на сотни метров грунты, покоящиеся подо льдом озера и полувымерзшие речки. Только коротким прохладным летом оживает еле теплящаяся долгую зиму органическая жизнь, интенсивно проявляются физико-геологические процессы. Резкая печать сурового климата лежит на всех элементах ландшафта территории.

 

ОСНОВНЫЕ ЧЕРТЫ ГЕОЛОГИЧЕСКОГО СТРОЕНИЯ

(дочетвертичные породы)

 Геологическое строение территории неоднородно. Западно-Таймырские увалы расположены в пределах поля дислоцированных палеозойских и триасовых пород Таймырской складчатой зоны, равнинная часть - в границах Усть-Енисейской впадины (Сакс, Ронкина, 1957), выполненной огромной толщей рыхлых песчано-глинистых мезо-кайнозойских отложений. Небольшое отклонение геоструктурной границы от орографического рубежа имеет место только на крайнем северо-востоке, где доюрские долериты и базальты выходят в Таймырской низменности, по р. Пуре, в 35-40 км от границы увалов.

Складчатые сооружения южной части Западного Таймыра сложены каменноугольными и пермскими осадочными породами, пермскими и триасовыми основными эффузивами (рис. 3). Наиболее древние породы - известняки нижнего карбона, песчаники, конгломераты и глинистые сланцы нижней и верхней перми, содержащие пластовые интрузии долеритов и редкие дайки лампрофиров,- выходят только на дне Сырадасайской впадины, образуя сводовую часть и крылья крупной Сырадасайской брахи-антиклинали. Водораздельный увал, увалы Косотурку и Тамы, граничащие с Сырадасайской впадиной, сложены покровами спилитов, базальтов с подчиненными прослоями туфов. В структурном плане первым двум соответствует Таминская (по р. Верхней Тамы) синклиналь, последней, располагающейся южнее Сырадасайской впадины,- Южное поле эффузивов, структурная позиция которого еще не выяснена (синклиналь?). Сырадасайская антиклиналь и сопряженная с ней Таминская синклиналь, крупные структуры первого порядка, вытянуты в субширотном направлении, общем для структур Западного Таймыра, осложнены интенсивными складками второго порядка, крупными продольными и диагональными разрывами. По отношению к складкам первого порядка рельеф является обращенным (антиклиналь - впадина, синклинали - увалы).

Рисунок 3. Геологический разрез через Западный Таймыр

Не совсем ясным остается геологическое строение Пуринского увала, отнесенного к Западно-Таймырской группе возвышенностей по орографическим признакам. Вероятнее всего, он, подобно окраинным увалам, сложен основными эффузивами перми - триаса, перекрытыми маломощными новейшими отложениями. В пользу такого предположения свидетельствуют выходы траппов у его западного и северного подножия (Сакс, 1945а), на восточном продолжении увала за границей территории, а также некоторые особенности строения его массивного западного склона, заметные на аэрофотоснимках. На них выступает своеобразная структура (сочетание белесоватых фестончатых полос, вытянутых вдоль склонов, с нормальным к ним темным кистевидным рисунком истоков ручьев), характерная для поверхностей, срезающих туфолавовую толщу.

Возраст складчатости, сформировавшей структуры Западного Таймыра и всей Таймырской складчатой зоны, традиционно считается герцинским (Люткевич, 1939 г.; Мутафи, 1950 г.; Марков, Равич, Вакар, 1957 г.). Однако И.М. Мигай, исследуя Восточный Таймыр, еще в 1949-1952 гг. выдвинул и обосновал представление о ее древнекиммерийском возрасте. Взгляды И.М. Мигая находят подтверждение и в новых данных Н.А. Шведова о триасовом возрасте туфолавовой толщи Западного, Центрального и Восточного Таймыра, участвующей в складчатости, и в опубликованных в рукописи Н.А. Шведова материалах И.М. Мигая, свидетельствующих о существовании на Центральном Таймыре мощных кластических толщ триасового (вплоть до верхнетриасового) возраста, и в данных В.А. Черепанова и Ю.Е. Погребицкого (1955) о доинверсионном типе разрезов палеозоя и нижнего триаса на Западном Таймыре. Все это позволяет принять древнекиммерийский возраст таймырской складчатости в качестве рабочей гипотезы, вероятной во всяком случае не менее, чем традиционная.

Соответственно современную Таймырскую складчатую зону можно рассматривать как часть платформенной области, консолидированную древнекиммерийским тектогенезом и не несущую покрова позднейших накоплений, т.е. как современную субгеоантиклиналь.

На границе с Таймырской и Западно-Сибирской низменностями дислоцированные палеозойские и триасовые породы, слагающие увалы Западного Таймыра, погружаются под толщу терригенных отложений Усть-Енисейской впадины и, судя по геофизическим данным, продолжаются под их покровом за границы территории, образуя доюрский фундамент северной части впадины. Погружение фундамента в сторону Таймырской низменности составляет в среднем 1°10' или 1 км на каждые 50 км расстояния и около устья р. Яковлевой, по результатам сейсморазведки, достигает 3000 м. Погружение фундамента в западном направлении несколько круче, до 2°15' по направлению к мысу Лескина (Соколов, 1960). Нигде, ни в исследованном районе, ни за его пределами вплоть до Урала на западе и Средне-Сибирского плоскогорья на юге, породы фундамента не появляются более на поверхности.

Северная часть Усть-Енисейской субгеосинклинали, расположенная в границах территории, сложена в основном породами верхнего и нижнего отделов меловой системы общей мощностью от 500 до 2500 м (рис. 4). Присутствие юрских (верхнеюрских?) отложений, подстилающих меловые и ложащихся непосредственно на складчатый фундамент, подтверждено пока лишь косвенными данными и общими геологическими соображениями (Сакс, Ронкина, 1957). Третичные отложения, не имевшие, вероятно, значительной мощности, уничтожены последующим размывом и почти не сохранились. Следы их былого распространения - переотложенные панцири диатомовых и пыльца третичных растений, встречающиеся в четвертичных осадках. Сплошной покров четвертичных отложений, покрывающий меловые породы впадины, совершенно несоизмерим с последними по мощности и составляет небольшую часть выполняющих ее отложений.

Рисунок 4. Разрез юрских и меловых отложений

Строение, вещественный состав и фациальные особенности меловых отложений устанавливаются по разрезам 18 скважин, 15 из которых пройдены около устья р. Яковлевой и 3 - севернее мыса Сопочная Карга, по 17 естественным обнажениям и геофизическим данным. Анализ этого фактического материала, выполненный В.Н. Саксом и З.З. Ронкиной (1957), позволяет представить строение меловых отложений этой части Усть-Енисейской впадины в следующем виде. Наибольшей мощности отложения меловой системы достигают у южной границы территории на р. Яковлевой, где наблюдается также и наиболее полный разрез. В его основании, на предположительно юрских отложениях мощностью до 500 м, покрывающих фундамент, лежит 510-560-метровая толща аргиллитов и алевролитов валанжина. Выше согласно залегают аргиллиты и алевролиты с подчиненными прослоями песчаников общей мощностью 332 м, предположительно отнесенные к готериву. На них со следами незначительного размыва ложится 375-метровая толща мелкозернистых песков баррема, часто косослоистых, содержащих окатыши и гальку глин, растительные остатки. Вверх по разрезу пески баррема сменяются толщей апт-альбских глин, переслоенных рыхлыми песчаниками и содержащих пласты углей мощностью 490 м. Еще выше лежат пески альб-сеномана с единичными слоями алевритов и глин, крошкой угля, кусочками янтаря общей мощностью 575 м. Верхняя часть разреза сложена верхнемеловыми морскими глинисто-алевритовыми слоями с подчиненными прослоями песков и песчаников общей мощностью до 535 м, из которой около 300 м приходится на слои турона - коньяка и 230-235 м на отложения сантонского яруса.

По мере приближения к северной окраине впадины наблюдается слабое поднятие более древних горизонтов, одновременно сокращаются их мощности; около границы с Западным Таймыром нижние и верхние слои выпадают из разреза, первые - вследствие выклинивания, вторые - по крайней мере частично, за счет послемелового размыва; около мыса Сопочная Карга общая мощность мезозойских отложений уже едва ли превышает 1100-1500 м, верхнемеловые морские отложения снесены, и под четвертичным покровом лежат пески альб-сеномана мощностью 148-232 м и песчано-глинистые угленосные слои апт-альба, пройденные на 344 м.

В естественных разрезах нижнемеловые, предположительно апт-альбские, светло-серые алевриты выходят только в среднем течении р. Малой Гольчихи. Значительно чаще обнажаются более высокие слои, образующие ряд мелких выходов около устья р. Быстрой, у поселков Воронцово, Звереве, Иннокентьевское, в истоках р. Нарзой, на р. Хабей, на правобережье р. Яковлевой, по берегу Енисея у мыса Гостиного и около устья р. Верхней Орловки, на р. Левой Мезениной. Эти слои В.Н. Сакс и З.З. Ронкина (1957) несколько условно относят к альб-сеноману. Довольно многочисленны также выходы морских верхнемеловых отложений. Наиболее древние из них - глины нижнего турона - обнажаются на левобережье р. Пуры (Сакс, 1945а). Зеленоцветные алевриты и глины, песчаники и пески верхнего турона - коньяка общей мощностью до 212 м, обнажены по берегу Енисея у пос. Чайка, у зимовья Прилучья, на р. Сопочной, в истоках р. Монгоче.

Мезозойская толща сложена терригенными песчано-глинистыми осадками, слабо затронутыми диагенезом. Литифицированные осадочные породы (аргиллиты, алевролиты, песчаники) залегают на значительной глубине. Верхнюю часть разреза слагают рыхлые породы - мелкозернистые пески, алевриты, глины. Обычный «литологический диапазон» отложений: глина - тонкозернистый песок. Тонкие слои известковистых песчаников, мергелей, сидерита и угля - редки и практически не играют сколько-нибудь заметной роли в сложении осадочной толщи. Грубый кластический заносный материал встречается исключительно редко, гальки и гравийные зерна состоят обычно из местных пород (аргиллитов, глин, угля, песчаников). Вдали от границы впадины в мезозойской толще, пожалуй, скорее можно найти метеорит, чем крупный обломок породы, принесенный с горных окраин. Отсутствие грубого обломочного материала резко отличает меловые отложения от четвертичных, в которых он весьма обычен.

Вся огромная толща меловых отложений формировалась в прибрежных частях мелководных морей, лагунах и на береговых равнинах, т.е. при медленном прогибании впадины, постоянно компенсировавшимся или почти компенсировавшимся осадконакоплением (табл. 2).

Рисунок 2

Мезозойские отложения залегают почти горизонтально, лишь местами образуя пологие прерывистые линейные складки платформенного типа, вытянутые в северо-восточном и северо-северо-восточном направлении, или куполовидные структуры. В.Н. Сакс и З.З. Ронкина (1957) намечают в границах территории Яковлевский купол, Чайкинскую и Сопочную антиклинали, расположенную между ними синклиналь, а также антиклинальную складку на Дорофеевском полуострове и предположительно субширотно вытянутые антиклинали в бассейне р. Мезениной и в низовьях р. Быстрой. Яковлевский купол представляет собой сугубо локальную изометричную в плане структуру диаметром 3-4 км, с углами падения крыльев до 30-45° и поднятием свода на 650 м относительно окружающих участков. Параметры линейных структур не установлены вследствие плохой обнаженности. На западном крыле Чайкинской антиклинали падение пород составляет 5-15°, на крыльях Дорофеевской антиклинали, синклинали между реками Сопочной и Чайкой и антиклинали на р. Быстрой оно достигает 15-20°. В присводовой части Сопочной антиклинали погружение пород на крыльях идет под углами 1°30'-4°. Вероятно, средние падения крыльев крупных структур близки к последним величинам и не превышают 5°. Большие величины падения пород характеризуют, по-видимому, мелкие складки, локальные перегибы или присбросовые нарушения.

Структуры мезозойского покрова Усть-Енисейской впадины окончательно сформировались в послеверхнемеловое время, вероятнее всего, в конце неогена - начале четвертичного периода.

 

К ОГЛАВЛЕНИЮ

 

Ссылка на книгу:

Троицкий С.Л. Четвертичные отложения и рельеф равнинных побережий Енисейского залива и прилегающей части гор Бырранга. Москва. Изд-во «Наука». 1966, 208 с.

 



eXTReMe Tracker

 
Яндекс.Метрика

Hosted by uCoz