В.Н. Смирнов1, М.Н. Кондратьев1

Кайнозойский рифтогенез на Чукотском полуострове

Скачать *pdf

1 Северо-Восточный комплексный научно-исследовательский институт (СВКНИИ) ДВО РАН, Магадан, Россия

 

На Чукотском полуострове установлены многие геологические объекты, указывающие на рифтогенный характер его развития в течение раннего и позднего кайнозоя. Это межгорные впадины, проявления базальтоидного магматизма, высокая сейсмическая активность. До настоящего времени они остаются еще очень слабо изученными, поэтому природа рифтогенеза трактуется крайне неоднозначно [Богданов и др., 1995; Fujita et al., 2002].

Согласно данным геологического картирования [Геологическая…, 1980; Крюков и Плясунов, 1987 и др.], докайнозойское тектоническое основание Чукотского полуострова представлено Уэленским и Сенявинским блоками Восточно-Чукотского докембрийского массива, разделяющими их мезозойскими структурами Чаун-Чукотской складчатой зоны, а также наложенными вулканоструктурами Охотско-Чукотского вулканогенного пояса. Основными кайнозойскими структурами полуострова являются глыбовые поднятия главного водораздела и п-ова Дауркина, а также Колючинско-Мечигменская, Улювеемская, Игэльвеемская и др. межгорные впадины, выполненные кайнозойскими континентальными и морскими отложениями.

Судя по составу и распространению коррелятных комплексов, на Чукотском полуострове можно выделить 2 этапа тектонической активизации в кайнозое, разделенных продолжительным этапом тектонической стабилизации и конденудационного развития поверхности. Первый этап, имевший место в раннем палеогене, выразился в образовании межгорных впадин, вмещающих мощные толщи континентальных терригенных осадков с прослоями туфогенных пород, и, как выяснилось в последнее время, в достаточно обширных проявлениях базитового вулканизма. В ходе геологической съемки были установлены базальтовые покровы мощностью до 190 м в Игэльвеемской впадине и до 80 м - в верховьях рек Крынэнэйвеем и Пучэвеем, расположенных к северо-востоку от Колючинско-Мечигменской впадины. Среди них выделены две различающиеся по составу разновидности оливин-содержащих базальтов: натриевых и субщелочных калиево-натриевых, возраст которых был определен по косвенным признакам как неоген-четвертичный [Смирнов и Кондратьев, 2007]. В последние годы получены новые данные о возрасте субщелочных базальтов, расположенных в Игельвеемской неотектонической впадине, которые были опробованы в 2004 г . в ходе тематических исследований. Выполненный в СВКНИИ ДВО РАН калий-аргоновый анализ 4 образцов базальтов показал их возраст от 54±2 до 60±1 млн. лет [Смирнов и др., 2007]. Таким образом, тектоническая активизация Чукотского полуострова в начале кайнозоя не только выразилась в образовании межгорных впадин, но и сопровождалась излияниями значительных масс субщелочных базальтов и имеет характерные черты рифтогенеза.

В самом конце миоцена - раннем плиоцене начался этап неотектонической активизации региона. К этому времени относятся проявления щелочно-базитового вулканизма в юго-западной части Чукотского полуострова в бассейне р. Энмелен, которые детально охарактеризованы работе В.В. Акинина и Ю.Е. Апта [1994]. Ими установлены потоковые, жерловые фации, руины вулканов, сложенные в основном лавами щелочных базальтоидов, которые содержат глубинные включения. Их возраст определяется (по К-Ar) в интервале от 5,9 до 4,2 млн. лет [Акинин и Апт, 1994]. По данным геологосъемочных работ, в восточной части Чукотского полуострова в районе оз. Коолень установлены линзообразные тела и дайки щелочных пикритов, внедрение которых по времени связывается с энмеленскими проявлениями щелочных базальтоидов. По-видимому, указанными магматическими комплексами отмечено начало формирования новейшей рифтогенной структуры Чукотского полуострова.

На Чукотском полуострове установлены крупные, протяженностью в десятки и первые сотни километров, активные разломы субмеридионального, северо-западного и северо-восточного простираний, которыми формируется неотектоническая структура полуострова. Они ограничивают блоки с разной амплитудой вертикальных движений, различной конфигурацией в плане и ориентировкой. Преобладают сбросы и сбросо-сдвиги, ограничивающие межгорные впадины. С северо-западными и северо-восточными разломами связано большинство очагов инструментально установленных сильных землетрясений, к ним тяготеют крупные тектонические и гравитационные палеосейсмодислокации [Смирнов и др., 2007].

Наиболее характерными неотектоническими структурами Чукотского полуострова являются многочисленные межгорные впадины. Их размеры варьируют в широких пределах: от первых километров в поперечнике до 100 км и более в длину и 20 км в ширину. Конфигурация впадин также разнообразна: удлиненные, часто дугообразные, ориентированные преимущественно в северо-западном направлении, реже они имеют северо-восточное и субмеридиональное простирание. Крупнейшей из них является Колючинско-Мечигменская впадина, которая протягивается от побережья Чукотского моря до побережья Берингова и отделяет п-ов Дауркина от остальной территории Чукотского полуострова. К западу от нее и параллельно ей расположены Улювеемская и Ватапкайваамская межгорные впадины. К последней тяготеет отмеченный выше ареал молодого щелочно-базитового вулканизма. К востоку от Колючинско-Мечигменской впадины расположена Игельвеемская впадина север-северо-западного простирания и некоторые другие.

С межгорными впадинами пространственно связаны реликты плиоценовой поверхности выравнивания разных гипсометрических уровней, которые существенно дополняют характеристику новейшей структуры Чукотского полуострова. В некоторых местах поверхности самых высоких и самых низких уровней вплотную контактируют по разломам, формируя контрастный рельеф. Наиболее широко такой режим новейших вертикальных движений проявился в пределах Провиденского горного массива. Здесь по многочисленным сбросам образована сложная система грабенов. При этом часто грабены включают в себя как впадины, расположенные на суше, так и примыкающие к ним бухты. Важно отметить также, что дно бухт часто находится на большей глубине, по сравнению со средними глубинами в этой части шельфа Берингова моря, что указывает на некомпенсированное погружение подводных впадин. Рассмотренная неотектоническая ситуация, характерная для всего южного побережья Чукотского полуострова, свидетельствует о современной геодинамической обстановке растяжения в этом районе. Здесь же установлены геоморфологические признаки сдвиговой кинематики для отдельных разломов северо-восточного простирания. Одним из примеров такого рода является Ткаченский разлом длиной около 100 км , протягивающийся в северо-восточном направлении от мыса Чукотского до Мечигменского залива.

В пределах Чукотского полуострова выделяется одноименная сейсмическая зона, которая характеризуется высокой активностью в течение XX века и в настоящее время. В ее пределах происходили землетрясения магнитудой до 6,9, а также более 10 землетрясений магнитудой выше 5. Подземные толчки энергетического класса 10 происходят ежегодно, иногда по несколько раз в год. Для Чукотской сейсмической зоны характерны малые глубины гипоцентров, большей частью до 10 км , что определяет высокую степень сотрясаемости поверхности даже при сравнительно небольших энергиях землетрясений [Андреев и др., 1979; Fujita et al., 2002]. Анализ пространственного размещения эпицентров землетрясений показал, что они тяготеют к нескольким крупным сейсмогенерирующим разломам северо-западного и северо-восточного простирания, которые играют первостепенную роль в новейшей структуре полуострова, контролируя размещение, простирание и конфигурацию межгорных впадин.

 

Литература

1. Акинин В.В., Апт Ю.Е. Энмеленские вулканы (Чукотский полуостров): петрология щелочных лав и глубинных включений. Магадан: СВКНИИ ДВО РАН, 1994. 97 с.

2. Андреев Т.А., Мигович И.М., Смирнов В.Н. Сейсмичность Северо-Востока СССР и ее связь с геологическими структурами и неотектоникой // Геофизические исследования структуры и геодинамика земной коры и верхней мантии Северо-Востока СССР. Магадан, 1979. С. 113-127.

3. Богданов Н.А., Хаин В.Е., Шипилов Э.В. Система кайнозойских рифтов Восточной Арктики и ее возможное значение // Докл. РАН. 1995. Т. 345, №1. С. 84-86.

4. Геологическая карта Северо-Востока СССР масштаба 1:1 500 000 / Гл. ред. М.Е. Городинский. М.: Мингео СССР, 1980.

5. Крюков Ю.В., Плясунов В.И. Государственная геологическая карта СССР масштаба 1:200 000. Лист Q-2-XXV (объяснительная записка). М., 1987. 100 с.

6. Смирнов В.Н., Кондратьев М.Н. Тектоногеоморфологический анализ кайнозойских рифтогенных структур Чукотского полуострова // Сборник материалов I(XIX) Международной Конференции молодых ученых, посвященной 60-летию Института морской геологии и геофизики ДВО РАН, «Изучение природных катастроф на Сахалине и Курильских островах». Южно-Сахалинск: ИМГиГ ДВО РАН, 2007. С. 128-133.

7. Смирнов В.Н., Галанин А.А., Шведов С.Д., Кондратьев М.Н. Активные структуры и сейсмотектоника Чукотского полуострова // Всероссийская конференция «Чтения памяти академика К.В. Симакова». Магадан: СВНЦ ДВО РАН, 2007. С. 34-36.

8. Fujita К., Mackey K.G., McCaleb R.C. et al. Seismicity of Chukotka, northeastern Russia // Geol. Soc. Amer. Spec. Paper. 2002. V. 360. P. 259-272.

    

 

Ссылка на статью:

Смирнов В.Н., Кондратьев М.Н. Кайнозойский рифтогенез на Чукотском полуострове. Геология полярных областей Земли. Материалы XLII Тектонического совещания. Том 2, 2009, с. 195-199.

 



вернуться на главную


eXTReMe Tracker

 
Яндекс.Метрика

Hosted by uCoz