Л.С. ГОВОРУХА

 НОВЫЕ ДАННЫЕ ПО ПАЛЕОГЕОГРАФИИ ПОЗДНЕГО ПЛЕЙСТОЦЕНА И ГОЛОЦЕНА СЕВЕРНОЙ ЗЕМЛИ

Скачать *pdf

УДК 551.8.794

 

За последние годы в итоге новейших гляциологических и геоморфологических исследований оказались пересмотренными многие укоренившиеся представления об основных чертах четвертичной палеогеографии ряда островных групп приатлантического сектора Арктики (Шпицберген, Земля Франца-Иосифа), а также всего Баренцевоморского шельфа в целом [Гросвальд, 1963; 1967; Дибнер, 1965; Говоруха, 1964]. Это стало возможно главным образом в результате применения в палеогеографических реконструкциях радиоуглеродных датировок. При их помощи пересмотрен, в частности, возраст морских абразионно-аккумулятивных террас Земли Франца-Иосифа (в сторону от «омоложения»), поскольку, как известно, определение абсолютного возраста древних береговых линий на арктических островах, а также во многих других районах является одним из наиболее распространенных приложений радиоуглеродных датировок в современной практике географических и геологических исследований, а именно в той же области, которая касается изучения верхнечетвертичных отложений и палеогеографии позднего антропогена.

В свете новых представлений о возрасте террас Земли Франца-Иосифа [Гросвальд, 1963; Дибнер, 1965] наметилась очевидная тенденция к пересмотру возраста морских террас Северной Земли. На необходимость такого пересмотра обращал внимание, в частности, В.Д. Дибнер [1965]. Долгое время это задерживалось лишь отсутствием радиоуглеродных датировок древних береговых линий архипелага, сформировавшихся, по данным Н.Г. Загорской [1959], в отрезке времени от современной эпохи (террасы высотой 5- 20 м ) до предзырянского межледниковья (санчуговские террасы на высотах 80- 100 м ).

Эти оценки возраста североземельских террас были сделаны Н.Г. Загорской в 1959 г . на основании обычной геологической методики определения возрастных соотношений древних морских уровней и сопутствующих им абразионно-аккумулятивных образований по геологическим и фаунистическим признакам (без применения радиоуглеродных датировок, которые в то время отсутствовали).

Первая из них была получена лишь в 1967 г ., и она существенно изменяет основные представления о времени формирования морских террас Северной Земли.

Радиоуглеродному анализу был подвергнут кусок древесины - плавника, обнаруженный автором в августе 1965 г . в левой (орографически) береговой морене ледника Есенина - одного из крупных выводных ледников в массиве щита Русанова (о. Октябрьской Революции), спускающихся в бухту Красную (фьорд Матусевича) напротив горы Базарной.

Плавник находился в теле морены на высоте около 40 м над у.м. и попал в ее состав, будучи переотложен из морских террасовых отложений, «снятых» ледником, по-видимому, с поверхности близрасположенной абразионной террасы. Таким образом плавник найден не in situ, а несколько ниже по склону северного борта фьорда Матусевича. Судя по местной геоморфологической обстановке, образец испытал вертикальное перемещение порядка 10- 12 м , что следует принимать во внимание при интерпретации результатов конкретного приложения полученной датировки.

Определение возраста древесины, осуществленное в 1967 г . в радиоуглеродной лаборатории Ленинградского отделения Института археологии АН СССР Е.Н. Романовой и А.А. Семенцовым, дало результат в 7210 ± 70 лет (образец ЛЕ-706).

Таким образом, первая североземельская радиоуглеродная датировка 50-метрового террасового уровня определяет его возраст как среднеголоценовый.

Экстраполируя эту датировку не линейно, а по несколько вогнутой кривой, подобной кривым гляциоизостатического поднятия соседних районов Атлантико-Арктической гляциоклиматической провинции: Земли Франца-Иосифа, Шпицбергена и др. (для Земли Франца-Иосифа такую экстраполяцию сделал М.Г. Гросвальд [Гросвальд, 1963; Гросвальд и др., 1961]), получим возраст 100-метровых террас около 9000-9500 лет (т.е. конец древнего голоцена вместо предзырянского межледниковья). Соответственно должен быть пересмотрен возраст всех нижележащих террас.

Кривая голоценового гляциоизостатического поднятия Северной Земли, конечно, не может быть построена по одной имеющейся датировке. Тем не менее, положение последней на совмещенном графике относительно кривых поднятия соседних районов (см. рис. 1 в работе М.Г. Гросвальда [Гросвальд, 1967]) указывает, прежде всего, на более молодой возраст североземельских террас по сравнению с террасами одного и того же уровня на Земле Франца-Иосифа и Шпицбергена и, следовательно, на большую скорость их поднятия. Средняя скорость гляциоизостатического поднятия островов Северной Земли составляет за последние 7200 лет (судя по имеющейся датировке) не менее 7 мм/год ( 50 м : 7200 лет). Указанная оценка скорости поднятия является, по-видимому, минимальной, поскольку образец плавника, по которому сделана датировка террас этого уровня, явно переотложен, будучи включенным в состав береговой морены выводного ледника. Кроме того, признавая полученную цифру минимальной, мы учитываем возможное влияние эвстатических колебаний уровня моря на оценку амплитуды и скорости поднятия (сугубое внимание на это обратил М.Г. Гросвальд [Гросвальд, 1967]).

Для более раннего периода (времени формирования террас выше 50-метрового уровня) скорость поднятия островов была, по-видимому, большей (как и в других районах). В интервале времени между 7200, 9000-9500 лет назад, когда происходило формирование террас на высотах 50- 100 м , средняя скорость поднятия могла достигать 20-27 мм/год (50 м: 1800-2300 лет). Отсутствие датировок террас более низких уровней (менее 50 м ) и террас максимальной высоты не позволяет надежно оценить скорость поднятия архипелага в современную эпоху и в позднеплейстоценовое - раннеголоценовое время.

Возвращаясь к вопросу о новом возрасте древних береговых линий Северной Земли, следует указать, что террасы высотой 60- 70 м , относимые ранее к казанцевскому времени [Загорская, 1959], имеют, по-видимому, возраст не более 7500-8000 лет. Образование их приурочено, таким образом, к начальной фазе более теплого (судя по характеру фауны) отрезка времени - средне-голоценового межстадиала, поскольку за ним следует очередной этап некоторого похолодания, отразившийся в обеднении фауны на террасах высотой 30- 40 м , считавшихся каргинскими [Загорская, 1959], а по новым данным - имеющих, очевидно, возраст около 5500 лет.

Хотя абсолютный возраст древних североземельских береговых линий и пересматривается, однако сравнительная характеристика палеогеографических условий времени формирования тех или иных террас (которая дана Н.Г. Загорской [1959] по фаунистическим данным) остается действительной и для нового их возрастного положения, поскольку опирается на анализ фактического палеонтологического материала, свидетельствующего об определенных изменениях в составе фаунистических комплексов. В частности, представляется совершенно обоснованным вывод Н.Г. Загорской о более теплых (по сравнению с современными) условиях времени формирования 60-70-метровых террас, хотя по новым данным это потепление относится уже не к казанцевскому веку, а к гораздо более позднему среднеголоценовому времени. Ко времени образования этих террас Н.Г. Загорская приурочивает такие события, как значительное отступление ледников (вплоть до их почти полной деградации). Сходная палеогеографическая обстановка для этого же периода реконструируется М.Г. Гросвальдом [1963] на Земле Франца-Иосифа. Ко времени позднеголоценового похолодания (от 1,5 до 3,5-4 тыс. лет) относится формирование самых низких террас (высотой 5- 20 м ), на поверхности которых Н.Г. Загорской отмечается обедненный комплекс фауны [Загорская, 1959]. Все они, как и более высокие террасы, существенно моложе аналогичных террас Земли Франца-Иосифа, поскольку средняя скорость гляциоизостатического поднятия Северной Земли превосходит таковую на Земле Франца-Иосифа более чем вдвое. Это обстоятельство может указывать на автономное развитие последнего (зырянского) ледникового щита, покрывавшего Северную Землю.

Поскольку этап значительного сокращения (или даже полного стаивания) североземельских ледников - остатков зырянского покрова в свете новых данных приурочивается к голоцену, представляется возможным высказать теперь предположение о голоценовом возрасте современного оледенения архипелага, хотя, согласно распространенному мнению, оно является реликтом зырянского.

Такой же молодой (голоценовый) возраст современного оледенения предполагается для Шпицбергена [Jahn, 1959] и Земли Франца-Иосифа [Гросвальд, 1963]. Это же предварительно устанавливается и в отношении современных ледников соседнего с Северной Землей района - гор Бырранга. Обнаруженные здесь довольно крупные ледники находятся сейчас в резко выраженной регрессивной стадии и отступают вследствие значительного среднемноголетнего дефицита массы льда, отмеченного балансовыми наблюдениями гляциологической экспедиции Арктического и антарктического научно-исследовательского института в сезон абляции 1967 г . В современных климатических условиях величина ежегодного стаивания льда намного превышает здесь величину сезонного снегонакопления (в среднемноголетнем выражении не менее чем в 1,5 раза). В пользу полного стаивания таймырских ледников в голоцене (или во всяком случае их значительной деградации) свидетельствуют, в частности, находки погребенных остатков исчезнувшей лесной растительности, распространявшейся в послеледниковое время вплоть до мыса Челюскин, т.е. далеко к северу от современной границы леса [Мирошников, 1958]. Это обстоятельство является весьма показательным для характеристики климатических условий некоторых эпох потепления, отмеченных в продолжение голоцена.

Признаки существенного сокращения ледников Северной Земли в прошлом отмечаются не только Н.Г. Загорской [1959]. Есть и некоторые другие указания на значительное уменьшение их в позднем голоцене. Автором, в частности, установлено распространение выработанных русел древних флювиогляциальных потоков (с выровненной поверхностью из плоскоокатанных ориентированно залегающих косослоистых галечников) далеко вглубь под ныне отступающими кромками ледников на о. Октябрьской Революции. Наблюдения эти сделаны в августе 1965 г . в районе северо-восточной кромки купола Вавилова, причем на поверхности указанных галечников обнаружены остатки мшистой дернины. Из этих наблюдений следует, во-первых, факт некоторого (может быть весьма существенного) сокращения североземельских ледников в период формирования указанных галечников флювиогляциальных поверхностей, и, во-вторых, - очевидное последующее их перекрытие и захоронение произраставших мхов в процессе очередного разрастания оледенения. Обнаруженные остатки погребенной льдом мшистой дернины, наиболее близкие к современной отступающей кромке ледника, произрастали и были захоронены всего около 100 лет назад, что было установлено радиоуглеродным методом [Говоруха и Гросвальд, 1968]. Таким образом, в эволюции оледенения Северной Земли, характерной уже для исторического времени, можно считать установленным одно его наступление (по-видимому, последнее), относящееся к середине XIX века. В региональном плане это наступление может быть обозначено как стадия Вавилова (по месту ее установления). Она четко синхронизируется, в первую очередь, со стадией фернау.

Ко времени разрастания ледников стадии Вавилова относится, по-видимому, окончательное формирование береговой морены ледника Есенина, в толще которой обнаружены вышеуказанные остатки древесины-плавника. Возраст плавника (около 7200 лет) может указывать как на начало формирования этой морены, так и на крайние пределы роста выводного ледника Есенина на протяжении последних 7000 лет. В настоящее время береговая морена отстоит от кромки ледника всего на 10-15 м. Отсюда следует, что за период, продолжительность которого определяется возрастом плавника, ледник Есенина не распространялся далее указанной береговой морены и его ширина ненамного превышала современную. Это объясняется исключительно местной геоморфологической обстановкой, которая ограничивает (до определенного предела) поперечный рост выводных ледников, впадающих во фьорд Матусевича.

 

ЦИТИРОВАННАЯ ЛИТЕРАТУРА

1. Говоруха Л.С., Изв. Всесоюзн. геогр. общ., 96, 4. 1964.

2. Говоруха Л.С., Гросвальд М.Г., Матер. гляциол. исслед. (хроника, обсуждения), в. 14. 1968.

3. Гросвальд М.Г., Гляциологические исследования, Сборн. статей, № 9, Изд. АН СССР, 1963.

4. Гросвальд М.Г., Материалы гляциол. исслед. (хроника, обсуждения), в. 13. 1967.

5. Гросвальд М.Г., Девирц А.Л., Добкина Э.И. К истории голоцена Земли Франца-Иосифа. Доклады АН СССР, 1961, том 141, № 5, с. 1175-1178.

6. Дибнер В.Д., Труды НИИГА, том 143. 1965.

7. Загорская Н.Г., Труды НИИГА, том 91. 1959.

8. Мирошников Л.Д., Природа, № 2. 1958.

9. A. Jahn, Przegl. geogr., 31. 1959.

 

 

 

Ссылка на статью: 

 Говоруха Л.С. Новые данные по палеогеографии позднего плейстоцена и голоцена Северной Земли. ДАН СССР. 1968. Том 182. № 5. С. 1149-1152.



 



eXTReMe Tracker


Flag Counter

Яндекс.Метрика

Hosted by uCoz